ПОИСК
Здоров'я та медицина

«Когда после удаления селезенки муж рассказал хирургу, что был у экстрасенса и тот бил его молотком по спине, врач покачал головой: «Передайте вашему целителю большой привет»

7:10 29 листопада 2011
Інф. «ФАКТІВ»
Уже две жертвы экстрасенса, которым врачи были вынуждены удалить поврежденные внутренние органы, подали заявление в милицию. «Я не виноват. Это шантаж. Люди просто хотят заработать деньги», — утверждает костоправ

 — У моего мужа болела спина, — рассказывает 40-летняя киевлянка Татьяна. — Магнитно-резонансная томография показала, что у него две межпозвоночные грыжи, есть ущемление. Одна из приятельниц рассказала, что в Киеве практикует целитель и ясновидящий Михаил Гавченко (имя изменено. — Авт.). Она была от него в восторге. Сказала, что ходила к Гавченко, возила своих детей, и этот человек действительно может помочь. Добавила: «У него были мои знакомые, и все остались довольны». Мы мало верим рекламе. Но когда довольны знакомые, это, согласитесь, аргумент.

«После сеанса массажа в позвоночнике что-то постоянно трещало и хрустело»

 — У меня самой здоровье было не очень, — продолжает Татьяна. — После двоих родов подряд не проходило ощущение хронической усталости. Иногда побаливала спина. И я решила пойти к этому Гавченко. Целитель нашел у меня нарушение в грудном отделе позвоночника и взялся лечить. Но каким методом!

Он берет резиновый молоток и изо всех сил начинает очень больно бить по спине! Боль такая, что перехватывает дыхание, и он дает время отдышаться. Люди уходят от него со слезами. Но терпят из-за того, что этот метод считается очень действенным. Гавченко бьет по мышцам спины, после чего остаются синяки и ссадины. Я спросила у доктора, что это дает. Он ответил, что мышца якобы сокращается и тянет за собой позвоночник в нужную сторону, таким образом корректируя его.

Надо признать, что моя хроническая усталость прошла. Правда, меня настораживало ощущение расшатанности в позвоночнике, в котором постоянно как будто что-то скрипело и хрустело. Муж, глядя на меня, спрашивал: «Тебя не смущают такие методы?» Я говорю: «Смущают, конечно. Не знаю. Посмотрим на результат. Ведь столько хороших отзывов». И Виктор, у которого были проблемы со спиной, решил последовать моему примеру.

РЕКЛАМА

Он успел пройти два сеанса. Потом мы уехали в отпуск. В четверг, 28 июля, муж пришел к Гавченко на третий сеанс, который оказался последним.

Доктор, как обычно, бил молотком сверху вниз по левой стороне спины. Один удар, вспоминал потом Витя, был особенно сильным. Муж вернулся домой. А потом уже в селе, куда супруг уехал с братом, ему стало плохо: началась сильная боль в левом подреберье. Вернувшись вечером домой, муж прилег на диван и вдруг стал задыхаться. Лицо посинело, стали закатываться глаза. Я срочно вызвала «скорую». Врачи заподозрили приступ острого панкреатита и отвезли Витю в больницу. Ни рентген, ни УЗИ, ни зондирование не давали возможности поставить точный диагноз. Сделав мужу очередное обследование — лапароскопию, врачи сказали: «Да у него там море крови». Причину такого обильного кровотечения нужно было выяснять на операционном столе. Речь шла о жизни и смерти. Когда живот разрезали и кровь выкачали, врачи обнаружили, что разорвана селезенка. Ее пришлось удалить.

РЕКЛАМА

Виктор пришел в себя, и врачи стали его спрашивать: «Вы в драке не участвовали? Может быть, что-то тяжелое поднимали? Или с высоты прыгали?» Он ответил: «Нет». Я говорю: «Надо у врачей спросить про удары по спине молотком. Может, это так доктор постарался?» Муж говорит: «Я тоже об этом подумал!» Он рассказал хирургу, что был у целителя и тот бил его молотком по спине. Хирург покачал головой: «Тогда передайте вашему целителю большой привет».

Мы стали разбираться, что же произошло. Последние два ребра у людей не прикреплены в районе солнечного сплетения, а обрываются в боку как раз в районе селезенки. Скорее всего, одно ребро под ударом молотка резко вогнулось, потом выпрямилось, зацепило селезенку и повредило ее. Сделали фотографии синяков на спине. Самый большой из них возник на уровне одного из последних ребер с левой стороны. Ребро даже отпечаталось на коже синей полоской после удара молотком! Внутри селезенки образовалась трещинка. Из нее сочилась кровь. Но поскольку селезенка находится в капсуле, кровь скапливалась там несколько дней, пока капсула не разорвалась и кровь не пролилась в брюшную полость.

РЕКЛАМА

* «К костоправу я пошел, чтобы подлечить спину, а в результате лишился селезенки, — говорит 34-летний Виктор. — Шрам длиной 20 сантиметров даже спустя четыре месяца после операции мешает мне двигаться»

Оказалось, у Вити был так называемый двухмоментный разрыв селезенки, когда от удара до разрыва проходит какое-то время. Буквально через день после операции мужа я позвонила Гавченко. Объяснила, что врачи считают: разрыв селезенки произошел после удара молотком. Михаил Петрович воскликнул: «Что вы? Как это может быть? Это первый случай за мою практику! Я не понимаю, чего вы хотите?» «Ну, во-первых, — говорю, — пересмотреть методы работы, раз они так небезопасны. Во-вторых, я хотела бы получить компенсацию. Муж остался без селезенки. Вы должны вернуть деньги за сеансы, оплатить лечение, а также восстановительный период. Неизвестно ведь, какие еще будут последствия».

Гавченко говорит: «А может, у него была патология селезенки?» Я удивилась: «Как же вы это не увидели? Ведь вы ясновидящий!» А он отвечает: «Да я селезенку особо не смотрю!»

«Меня поразило, что целитель не записывал имен своих больных, а только ставил крестик»

Гавченко попросил предоставить историю болезни. Таня собрала все документы, которые удалось получить на руки, в том числе снимок прошлогоднего УЗИ брюшной полости, где было видно, что селезенка в порядке. Все документы она передала доверенному лицу Гавченко. Однако костоправ больше не звонил. Когда Таня напомнила о себе сама, Гавченко сказал: «Я не виноват. И ни секунды в этом не сомневаюсь. Подавайте в суд. Если докажете мою вину, я готов отсидеть…»

 — И тогда я поняла: у нас ведь даже нет никаких документов, что я и мой муж у него лечились! — сожалеет Татьяна. — Целитель не записывал ни имен, ни фамилий своих больных, а ставил только отметку — крестик, на какое время придет клиент. Никакого учета. Значит, ответственности никакой? А ведь к нему идут сотни людей!

Еще, помню, Гавченко мне сказал: «Подождите, а где селезенка? Покажите!» Дескать, по протоколу, если медики заподозрили тяжкие телесные повреждения, они должны сообщить в милицию и законсервировать орган в формалине. Говорю ему: «Врачи спасали мужу жизнь, там было не до протокола!»

Свою историю Таня выложила в интернете. «Хотела предупредить людей», — говорит она. Вскоре после этого с ней связалась 35-летняя киевлянка Марина: «Мне тоже после сеанса Гавченко удалили селезенку!»

 — Я попала к Гавченко по совету подружки, — рассказывает Марина. — Перед визитом посмотрела в интернете, что Михаил Гавченко подтвердил свой статус врача-костоправа в области нетрадиционной медицины в Минздраве, и этого мне показалось достаточно. Доктор назначил встречу на 10 октября, на четыре часа дня. Он бегло посмотрел мою спину, сказал, что берется исправить проблемы с позвоночником за четыре сеанса.

Увидела у него на столе обыкновенный молоток с резиновым набалдашником темно-зеленого цвета. Когда он изо всех сил ударил по спине первый раз, было адски больно. Но еще, помню, пыталась шутить: «У вас тут что, гестапо?..» Ну, думаю, потерплю. Даже представить не могла, что от удара разорвется селезенка! Гавченко мужчина довольно крупный, высокий. (Марина — хрупкая миниатюрная женщина. — Авт.) Он начал бить по спине в области почек и еще немного в сторону. Буквально через два с половиной часа мне стало плохо…

Я как раз подъехала к «Эпицентру» купить горшочки для цветов. Вдруг почувствовала, как закружилась голова, онемели пальцы. А потом появилась такая боль в животе, что я стала кричать. Лежала в машине и кричала от боли.

Еще меня очень тошнило. Я позвонила Гавченко и рассказала, что со мной происходит. Он ответил, что это нормальная реакция на его метод коррекции. Предложил мне попить воды. Я еле выползла из машины, купила бутылку воды, выпила ее. После этого у меня началась неукротимая рвота. Я позвонила подружке, она приехала за мной. Мы звонили Гавченко раз сто, наверное. Он тоже перезванивал, давал советы, предположил, что у меня могла обостриться язва, которой у меня сроду не было. Потом, наконец, сказал: «Приезжайте вечером ко мне домой».

«Прочитав рассказ Тани на форуме, я поняла, что мне тоже отбили селезенку»

 — Мы приехали к нему на Чоколовский бульвар, — продолжает Марина. — На тот момент почувствовала себя чуть лучше. Гавченко встретил нас хорошо. На столе даже дымилась тарелочка овсяной каши, которую доктор собственноручно сварил, чтобы полечить мою предполагаемую язву. Казалось, человек неравнодушен к моим страданиям. Он посмотрел мой позвоночник и как «видящий» объяснил, что у меня таки язва двенадцатиперстной кишки. Сказал, что вообще реакция на его коррекцию бывает разная. «Мне сын тоже однажды так позвоночник вправил, что стало плохо в поезде, но все прошло, когда я выпил воды», — сказал Михаил Петрович.

После этого я поехала домой. Правда, уже понимала: что-то у меня не то. И начала лопатить интернет. Как вдруг нашла Танино сообщение, что ее мужу после посещения Гавченко удалили селезенку. То есть все признаки того, что мне отбили селезенку (а Таня их описывала), были налицо! Это приступы удушья, дикая боль в левом подреберье, тошнота. Но «скорую» вызывать было… неловко. Вдруг скажут: «И чего ты, дура, к этому целителю потащилась?»

Когда Марина после всех мытарств все-таки попала в больницу, ей сказали, что селезенку надо удалять.

 — Лишиться органа ни с того ни с сего! — восклицает моя собеседница. — Я умоляла хирургов не резать меня, ведь я молодая женщина! А вдруг само рассосется? Но врачи сказали, что внутреннее кровотечение усиливается и медлить нельзя. Меня прооперировали в девятой больнице. Обычная такая больничка, бедненькая, аппаратура допотопная. Но люди — с золотыми руками. Операцию мне делали заведующий отделением Александр Иванович Сопко и хирург Руслан Николаевич Козубович. Все прошло великолепно. Но это ж селезенка. Она отвечает за выработку и сохранение тромбоцитов в крови, за иммунитет. После удаления селезенки у меня изменилась формула крови и начался прогрессирующий гипертромбоцитоз. Это грозит тромбозами, инсультами, инфарктами. Надо пить таблетки, периодически делать капельницы. Я себя очень плохо чувствовала.

Постоянно думала о своем послеоперационном шраме. И хоть шов хирурги сделали аккуратный, у меня сейчас, честно говоря, даже появилось к себе какое-то отвращение. Если раньше любила свое тело, обожала ходить в душ, то после этого у меня вдруг развился дикий комплекс. Шрамы ведь украшают только мужчин.

— После операции вы звонили Гавченко?

 — Я сама ждала от него звонка. Он ведь знал о том, как мне было плохо. Но больше «целитель» не интересовался моим состоянием здоровья. Меня потрясло такое безразличие. А с виду такой добрый человек, немногословный… Я понимаю, бывают ошибки, разное в жизни случается. Но если бы он мне позвонил, хотя бы сказал: «Марина, не знаю, что делать. У вас какая-то странная реакция, давайте вызовем «скорую» — я не имела бы к нему претензий.

Придя в себя, Марина поехала в Генеральную прокуратуру. Оттуда ее направили в районную, а из районной — в Шевченковское райуправление милиции Киева.

 — Заявление в милицию я написала 7 ноября, — рассказывает Марина. — По идее, уголовное дело должны были уже возбудить. Но следователь объяснил, что нужен месяц для проведения дополнительных следственных действий, и только потом будет решение, возбуждать ли уголовное дело. Я тогда подумала: пока буду что-то доказывать, этот доктор будет продолжать лечить людей своими гестаповскими методами. Даже распространила по интернету информацию о своем случае и написала: «Люди, будьте бдительны! Я потеряла селезенку. Не доверяйте сомнительным методикам».

Многим доктор помогает, кто ж тут спорит. Но люди должны знать и другую информацию. Уже как минимум два человека после сеансов у Гавченко потеряли свои органы. В интернете я нашла, что кому-то он сломал ребро.

«ФАКТЫ» позвонили целителю. В Киеве он временно не принимает, возобновит приемы после 30 ноября. Все обвинения он отверг: «Это какая-то ерунда…»

 — Во-первых, в этих обвинениях еще надо разобраться, — сказал Михаил Гавченко. — Если по селезенкам наступает какая-то проблема, вы зайдите на сайты, связанные как бы… Ой, как это называется?.. В медицине… На сайте говорится о том, что селезенка может повреждаться только со стороны живота. А я работаю со стороны спины. Это раз.

Во-вторых, для того, чтобы утверждать, что я виноват, эту селезенку врачи должны были запечатать в формалине и потом сдать на экспертизу. Но орган ни в одном случае не сохранили. На каком основании тогда ко мне претензия? И потом, может, и не надо было эту селезенку удалять? Может, орган был в порядке. Многие врачи удаляют то, что не нужно. Просто хотят заработать на этом.

Селезенка и желчный пузырь вообще не являются главными органами для человека. Потому что селезенка работает только на рост, а потом уже на какие-то… (пауза) и так далее, которые в ней накапливаются. Она уже не является органом, который регулирует, допустим, кровоснабжение или там кроветворение.

Михаил Петрович сказал, что сам пациент Виктор ему не звонил, а только какая-то женщина (его жена Таня. — Авт.). И опроверг тот факт, что она ему передала выписку из больницы, где оперировали мужа.

 — Я не знаю ни о каких передачах, — заметил Михаил Гавченко. — Звонила какая-то женщина по поводу какого-то мужчины, который считается вроде бы пострадавшим. Все время вела со мной переговоры. В конечном итоге мне это надоело и я сказал: «Прекратите меня шантажировать, зайдите на сайт и почитайте, что селезенка повреждается только при ударах по животу». В противном случае я же тоже могу судиться с ними за клевету. Если доказательств нет, значит, люди просто наговаривают или хотят каким-то образом заработать деньги.

— Вторая пострадавшая, Марина, которая приезжала к вам на квартиру с подругой, когда ей стало плохо, говорит…

 — Ко мне никто не приезжал. Марина мне только звонила. Я посоветовал ей полечить язву двенадцатиперстной кишки и попить воды. Она вырвала, и ей стало легче. А как она дальше там поступила, не знаю.

— Ваша лицензия Министерства здравоохранения Украины № 21-63-23, которая указана в интернете, какой вид деятельности разрешает?

 — (С интересом.) А на каком сайте вы это видели?.. Так на сайте кто что хочет, то и пишет!

— А на самом деле лицензия у вас есть? Что она разрешает? И в каком году она была выдана?..

 — Ой, я даже не знаю. У меня ее под рукой сейчас нет. Лицензия разрешает проводить исследования.

— А делать коррекцию спины молотком?..

-  Каким молотком? Вы настаиваете на молотке? Покажите тот молоток или фотографию того молотка, которым я работаю.

— Как? Но это же ваш легендарный метод, о котором писали газеты! Многие его хвалят.

 — Так это не молоток. Молоточек! Граммов 15-20 (столько весит монетка. — Авт.)

— Но эта методика запатентована?

 — А зачем на нее патент? Тот составляет патент, который хочет за собой оставить какое-то знаменательное право. Ну, смысл в этом какой?

— Михаил Петрович, у вас есть какое-нибудь медицинское образование? Я знаю, что вы в прошлом инженер-строитель.

-  Дело в том, что для того, чтобы заниматься целительством, мы проходим курсы в Институте народной медицины. Там выдается документ, что человек прошел медицинский минимум, и потом уже определяется по его способностям, каким образом он может людям помогать. И я помогаю. Столько благодарных! И все довольны.

 — Я не буду комментировать поразительную доверчивость наших людей, которые слепо отдают целителям свое тело для экспериментов, — сказал президент Всеукраинского совета защиты прав и безопасности пациентов Виктор Сердюк. — Их бьют молотком, а они идут дальше, платят за это, да еще и других приводят! Причем многие потом признаются, что ни в экстрасенсов, ни в сверхъестественные силы не верили, всю жизнь избегали подобных врачей, а тут… как бес попутал.

— Костоправ упирает на то, что не сохранилась селезенка. Ни у Виктора, ни у Марины нет никаких документальных подтверждений, что они были на приеме у Гавченко. Можно ли в этом случае что-то доказать?

 — Если есть документы из больницы об удалении органа и свидетельские показания, что пациенты были перед этим на приеме у Гавченко, вину доказать вполне возможно, потому что прослеживается четкая причинно-следственная связь.

— Но «целитель» говорит, что селезенку может отбить только удар по животу, а он работает со спиной.

 — Не обязательно. Селезенка очень уязвима и разрывается при травмах даже со спины. Я консультировался со специалистами. Конечно, он имеет право защищаться. А мы должны защищать наших пациентов. На мой взгляд, деятельность Гавченко требует немедленной реакции правоохранительных органов. Наш совет по защите прав и безопасности пациентов готов оказать экспертное содействие в расследовании этих дел.

P.S. Всем, кто пострадал от действий костоправа, предлагаем обращаться во Всеукраинский совет по защите прав пациентов по телефону в Киеве 587-99-61 или к автору статьи по электронному адресу: [email protected]

12299

Читайте нас у Facebook

РЕКЛАМА
Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів