ПОИСК
Історія сучасності

«Раиса Максимовна обожала кофе вприкуску с пористым шоколадом»

9:00 15 січня 2012
5 января Раиса Горбачева отметила бы свой 80-летний юбилей. О том, каким человеком была первая леди СССР, вспоминает ее московский парикмахер Нина Воробьева

Первые леди Советского государства — предшественницы Раисы Горбачевой предпочитали оставаться в тени своих мужей. Раиса Максимовна эту традицию нарушила. Практически во все страны, куда ездил с официальным визитом Михаил Горбачев, вместе с ним отправлялась и супруга. Ее эрудированностью восхищались Маргарет Тэтчер и Нэнси Рейган, а соотечественницы, напротив, часто критиковали за чрезмерную активность и неординарные наряды…

О том, каким человеком была Раиса Максимовна, «ФАКТАМ» рассказывала ее парикмахер Нина Воробьева.

«Одежду носила 44-го размера. При этом диет никаких не соблюдала. Просто не переедала»

— Моей клиенткой Раиса Максимовна была на протяжении 17 лет, — рассказывает Нина Воробьева (на фото). — Познакомились мы в ту пору, когда Михаил Сергеевич был еще просто секретарем ЦК — не Генеральным секретарем ЦК КПСС. Они только переехали из Ставрополя в Москву. Ей хотелось найти профессионального парикмахера. Порекомендовала меня как мастера моя давняя клиентка — зампредседателя Совета министров РСФСР Евдокия Карпова, прическа которой очень понравилась Горбачевой. Раиса Максимовна пожаловала в салон — у меня был кабинет на одно кресло. И первым делом волосы Раисы Горбачевой пришлось спасать, они были пережжены химической завивкой, цвет был неестественный — какой-то красно-бурый. Именно я посоветовала ей краситься в светло-каштановый.

— Чем поразила вас Раиса Горбачева при первой встрече?

РЕКЛАМА

 — Обаятельностью и миниатюрностью. Она носила одежду 44-го размера. При этом диет, как потом я узнала, никаких не соблюдала. Просто не переедала — всегда следила за собой. Общаться с ней было безумно интересно. Она хорошо разбиралась в политике, истории, литературе, живописи, театре, всегда была в курсе всего. Театральные премьеры супруги Горбачевы старались не пропускать. Раиса Максимовна общалась с Олегом Ефремовым, Иннокентием Смоктуновским, Галиной Волчек. Не раз Горбачевых приглашали на актерские «капустники». Большим другом семьи был знаменитый ученый Дмитрий Лихачев. Когда бывали в Ленинграде, где он жил, всегда с ним встречались. А он, приезжая в Москву, гостил у них.

Раиса Максимовна была женщиной очень прогрессивной. Поэтому не удивительно, что, находясь с Михаилом Сергеевичем с официальным визитом в Лондоне, очаровала Маргарэт Тетчер. Раиса Максимовна свободно общалась по-английски, была превосходным собеседником.

РЕКЛАМА

За рубежом Раисе Горбачевой не раз делали комплименты по поводу умения одеваться. И очень ее ранила критика: как-то, к примеру, в одной из западных газет написали, что наряд у первой леди Советского Союза великолепен, только… колготки не по цвету подобраны. Об этом она мне лично рассказывала. На самом деле Раиса Максимовна одевалась очень элегантно. Носила красивые костюмы, платья, пальто.

*Раиса Максимовна одевалась очень элегантно. Носила красивые костюмы, платья, пальто

РЕКЛАМА

— Говорят, знала толк в мехах.

 — Это правда. У нее, например, был жакет из мраморного каракуля — с переливами цвета от черного до темно-серого. Великолепно смотрелись на ней дубленка, пальто из норки и каракулевое с отделкой из рыси. С большим вкусом подбирала обувь и аксессуары: сумочки, перчатки. Шляпки любила миниатюрные, по фасону напоминающие береты.

— А какие украшения предпочитала?

 — Носила неброские серьги — с жемчужинками либо бриллиантиками. Кольцо — небольшая золотая печатка. А на приемы надевала эффектную итальянскую бижутерию, которую, по ее рассказам, многие принимали за драгоценности. Особенно любила броши. Цепочек с кулонами я на ней никогда не видела. Иногда надевала бусы из натурального жемчуга.

— Духами какими пользовалась?

 — Естественно, французскими. Ароматы любила очень нежные. Однажды и мне подарила на праздник духи «Шанель». Я пользовалась ими только в особых случаях.

— Ей завидовали?

 — Сама об этом никогда не говорила, не любила сплетни и пересуды. Была выше всего этого. Раиса Максимовна умела восхищаться людьми. Помню, как отзывалась о Евдокии Федоровне Карповой: «Какая очаровательная женщина!»

— Вы обслуживали Горбачеву на дому?

 — Когда Михаил Сергеевич был секретарем ЦК, Раиса Максимовна приезжала ко мне на работу, а когда стала женой уже Генерального секретаря, я начала выезжать к ней. Бывала у них на даче в Ильинском, в Огарево.

Очень красивая любовь у них была. Бывало, Раиса Максимовна скажет: «Ниночка, подождите минутку, я провожу Михаила Сергеевича». Идут до калитки, держась за руки, потом он поцелует ее. Сам садится в машину, а она возвращается в дом. Я все это наблюдала в окошко.

«Возле камина на даче висел ковер с портретом Михаила Сергеевича. Кто-то выткал ему в подарок»

— Какая обстановка у них была на даче?

 — Казенная. Все государственное, с инвентарными номерами — и в Ильинском, и в Огарево. Помню, я зашла в спальню и увидела на простыне штамп. Уловив на моем лице удивление, Раиса Максимовна объяснила: «Ниночка, это ведь все государственное! Ложки, плошки… Наша тут только библиотека». Из личных вещей был еще ковер с портретом Михаила Сергеевича на стене возле камина. Кто-то выткал ему в подарок, и нужно сказать, очень искусно. Больше ничего особенного я не заметила. Мебель полированная, в спальне на кроватях обычные бордовые шелковые покрывала. Посуда повседневная. Ни приборов из серебра, ни сервизов с позолотой.

— Раиса Максимовна предлагала вам кофе?

 — Обязательно! Чай или кофе — с конфетами, печеньем, пирожными… Правда, я всю жизнь сидела на диете, поэтому от сладостей отказывалась. А вот сама Раиса Максимовна обожала кофе вприкуску с пористым шоколадом. Особенно ценила эфиопские сорта кофе. Как-то подарила мне килограмм эфиопского кофе в очень красивом пакете. При этом предупредила: «Ниночка, он зеленый, его обязательно нужно пожарить». Признаться, он у меня долго стоял: лень было возиться. А потом как-то закончился в доме кофе, и я решила открыть подаренный. Пожарила, заварила и… обалдела! Вкуснее не пробовала. Помню, с каким наслаждением пила его по утрам.

А еще у Горбачевых всегда стояли в вазах фрукты: яблоки, груши, апельсины, виноград… И непременно в доме были цветы.

— С Михаилом Сергеевичем вы были знакомы?

 — Как-то он выходил из дому, а я как раз шла к Раисе Максимовне. Встретились на пороге, он поздоровался и сказал: «Я очень рад, что жене нравится ваша работа». Вот и все. Ну какие у нас могут быть разговоры? С Раисой Максимовной — другое дело. Беседовали обо всем, инициатором разговора всегда выступала она. Бывало, спросит, читала ли я такую-то газету. Поэтому ко встрече с ней я всегда готовилась. Мне это было интересно. Я люблю читать прессу, смотреть телевизор.

— О семье что-то рассказывала?

 — Говорила, что внучки у них хорошие подрастают. Дочь Иру я знала — удивительно скромная, воспитанная. По словам Раисы Максимовны, с детства Ира у них была очень трудолюбивая. Заставлять ее делать уроки не приходилось — всегда все делала сама. О Михаиле Сергеевиче разговоров не велось. Говорила только, что муж много работает, и всегда о нем очень заботилась.

«У нее хорошая душа была, отзывчивая»

— Как клиентка она была требовательна? Может, просила использовать какие-то особые шампуни, бальзамы и краски для волос?

 — Ничего особенного. Я приносила с собой те средства, которыми работала со всеми. Краску всегда подбирала щадящую, чтобы не испортить волосы. Но это само собой разумеется. Было приятно, когда Раиса Максимовна говорила: «Мне даже не верится, что это мои волосы. У меня раньше никогда таких хороших не было».

— Помните вашу последнюю с ней встречу?

 — Дело в том, что последние два года ее жизни Раису Максимовну обслуживала другой мастер. У меня были проблемы в семье, пришлось найти замену. Как раз в эти годы Раиса Максимовна и заболела. Помню, еще когда с ней работала, она жаловалась на слабость, но страшного диагноза, думаю, еще не знала. Последний раз виделись на даче в Ильинском. Как обычно, попили кофе, поговорили. Кто же знал, что встретимся в следующий раз уже на ее похоронах? Тяжело было осознавать, что ее нет. Я все время плакала. Мало она пожила… Очень переживала за все, может, потому так рано и ушла.

У нее ведь в Форосе микроинсульт случился. Помню, после этих событий обслуживаю ее, а она говорит: «Вы заметили, что я немножко медленней обычного говорю?». Отвечаю: «Да нет». А сама, признаться, заметила. И тогда она объяснила, что пережила микроинсульт. Я ей еще сказала: «Отбросьте, Раиса Максимовна, все переживания. В жизни самое прекрасное — сама жизнь. Власть — не главное. Поживите с Михаилом Сергеевичем для себя». Вы знаете, она же мне рассказала о форосских событиях подробно. О том, к примеру, что могли разговаривать с Михаилом Сергеевичем только у моря — в доме везде была установлена прослушка. О том, как отключили у них телефоны, как страшно ей было. Все это, несомненно, подкосило здоровье.

— Вы часто вспоминаете Раису Максимовну?

 — Знаете, я счастлива, что повстречала в своей жизни такого человека. У нее хорошая душа была, отзывчивая. При встрече каждый раз интересовалась, как мои дела, как семья. И лекарство всегда поможет достать, и с праздником не забудет поздравить. Много добра она сделала — и знакомым, и незнакомым людям. Пошли ей Бог царство небесное и вечный покой…

Фото автора

3139

Читайте нас у Facebook

РЕКЛАМА
Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів