БОЛЬШЕ НОВОСТЕЙ  >>
Житейские истории Скандал

«Когда я, ограбленный и избитый, ночью позвонил своему гиду, тот раздраженно сказал: «Я сплю и ничем заниматься не буду»

6:00 2 марта 2012 2508
Египет пирамиды

На отдыхе в Египте таксисты вывезли нашего соотечественника в пустыню и, отобрав сумку с деньгами и документами, на ходу выкинули из машины. На этом злоключения украинского туриста не закончились — после того как гид и представители турфирмы отказались помочь парню, он вынужден был сам восстанавливать документы

Путевку в Хургаду 29-летний житель Симферополя Андрей Шушков и его сестра Наташа купили в известной столичной турфирме. Их заверили, что на этом египетском курорте сейчас спокойно и безопасно. «Отдых обещал быть впечатляющим, — говорит Андрей Шушков. — Пляжи, пятизвездочный отель, экскурсии… Мы специально решили поехать в феврале, когда там еще не очень жарко. И поездка действительно выдалась… феерической».

«Он буквально вдавил мне в кисть дымящуюся сигарету. От резкой боли я разжал руку и вылетел из машины»

 — В Египет мы с сестрой прилетели 15 февраля, — вспоминает Андрей Шушков. — Еще в дороге познакомились с туристами из Киева и сразу с ними подружились. Отель действительно оказался роскошным. Единственный недостаток — отсутствие интернета. Звонить родным по телефону было дорого, поэтому планировали общаться с ними по интернету. В администрации отеля объяснили, что, если мы хотим подключить интернет, нужно за тридцать долларов купить в центре города карточку. Когда на следующий день мы сообщили об этом гиду Осаме, он сказал: «Так езжайте в город, какие проблемы? Такси стоят у отеля». «А это не опасно? — уточнил я. — Все-таки уже темнеет». «Все нормально», — ответил гид и предупредил, что нам придется взять с собой паспорта. Мы с сестрой поехали в центр. К нам присоединились новые знакомые — киевские туристы. Когда собрались ехать обратно, на противоположной стороне дороги я увидел банк. А мне нужно было поменять деньги. Друзья и Наташа уже сели в такси — машин там было очень много. На том пятачке стояли одинаковые желтые автомобили. Водитель такси, где уже сидели ребята, нервничал, что его задерживают. В итоге решили, что я разменяю деньги и поеду сам на следующей машине. Ко мне тут же подъехало другое такси. Банк, как назло, оказался закрыт, а установленный рядом автомат по обмену валют купюру не принял. Так ничего и не разменяв, я сел в машину и на такси поехал следом за друзьями. Отель, кстати, находился не так уж близко — за тридцать километров от Хургады. Но не успели мы выехать за черту города, как таксист остановился. На ломаном английском объяснил, что хочет купить в магазине воды и сигарет.

Мы проехали еще минут десять, как вдруг он снова остановился: «No gas», то есть бензин закончился. Вокруг не было ни одной автозаправки, но таксист почему-то не волновался. И хотя он никому не звонил, через пару минут к нам подъехало другое такси, правда, без пассажиров. Перекинувшись парой слов на арабском, таксисты жестами предложили мне выйти и пересесть в другой автомобиль. Водитель, который вез меня до этого, сел за руль, а его коллега — рядом со мной на заднее сиденье.

Мы спокойно ехали по трассе, как вдруг я заметил, что мы повернули в сторону… пустыни. И вдруг так быстро помчались! «Что случилось? — начал спрашивать я на английском. — Куда мы едем?» Таксисты не отвечали. Я понял, что этой дорогой мы вряд ли проедем к отелю. Внезапно таксист, который сидел рядом, выхватил у меня из рук сумку с деньгами и нашими с сестрой паспортами. Я начал сопротивляться, попытался ее забрать. Но таксист, вцепившись мне в горло, стал меня душить. Я попытался с ним бороться. Наша схватка длилась, наверное, минут пять. Таксист на ходу открыл двери автомобиля и хотел меня оттуда вытолкнуть. Я схватился руками за сиденье, он выталкивал меня ногами… Машина мчалась на бешеной скорости. Внезапно почувствовал, как что-то обожгло мне руку. Таксист буквально вдавил мне в кисть дымящуюся сигарету. От резкой боли я разжал руку и вылетел из машины…

«Среди ночи оказался один в пустыне. Никому не пожелаю такого»

 — Сам момент падения помню плохо, — продолжает Андрей Шушков. — Я несколько раз перевернулся и на пару секунд, наверное, потерял сознание. Когда очнулся и попытался встать, опять увидел приближающийся автомобиль. Он ехал с той стороны, куда умчались таксисты. Испугавшись, что это могут быть они, я быстро перешел на другую сторону дороги и присел на обочину. Это действительно были те же бандиты. Остановившись посреди дороги, они вышли и, перекрикиваясь на арабском, начали светить фонариками. Я понял, что меня ищут. Пригнувшись, сидел и молился: только бы меня не увидели… Таксисты сели в машину и быстро уехали.

Убедившись, что поблизости никого нет, Андрей огляделся по сторонам — в темноте ничего не было видно. Мобильный телефон остался в сумке, которую украли бандиты.

 — Среди ночи оказался один в пустыне, — вспоминает Андрей. — Врагу не пожелаю такое пережить. Понимал, что надо куда-то идти. Но куда? Пошел прямо и увидел вдали какой-то свет — как будто мигала лампочка. Как я обрадовался! Бросился туда чуть ли не бегом. Это оказалась воинская часть.

Ко мне вышли сразу около тридцати военных. На английском они не говорили, только один из них немного понимал по-русски. Рассказав, что случилось, я попросил отвезти меня в консульство или в полицию. «У вас деньги есть? — спросили военные. — Мы можем вызвать такси». К счастью, у меня осталось сто долларов — они были привязаны к ноге под брюками. Так я доехал до отеля.

— Опять на такси?

 — Другого выхода не было. Этот таксист расспросил меня, что произошло, и сочувственно покачал головой: «У нас такое случается. Вы не первый и не последний». В отеле меня уже ждала перепуганная сестра. Я побежал к администратору и попросил вызвать полицию. Но администратор сказала, что в столь позднее время полицию не вызовет и телефона консульства у нее нет. Она позвонила нашему гиду, который жил в Хургаде. «Осама, меня избили и ограбили, украли паспорта, — выпалил я. — Мне нужно отнести в полицию заявление, причем на арабском. Помоги». «Я вообще-то сплю, — послышался раздраженный голос в трубке. — И ничем заниматься не буду. Больше не звоните». Опешив от такого ответа, мы нашли телефон горячей линии турфирмы. «Все равно ночью полиция не работает, — выслушав нас, ответили представители турфирмы. — В десять часов утра гид будет вас ждать в полиции».

Утром в полицейском участке нас действительно ждал гид. Но уже другой, раньше мы его не видели. «Если вы сейчас скажете, что ваши паспорта украли, будет долгое расследование, ваши путевки пропадут, и в Украину вы не вернетесь. Во всяком случае, в ближайшее время, — «обрадовал» нас гид. — А вот если напишете заявление, что документы потеряли сами и к нашей турфирме не имеете никаких претензий, я вам помогу. Переведу ваше заявление на арабский, и вам дадут временные документы, по которым вы сможете уехать». Меня такой вариант не устраивал. Что значит, потеряли сами, когда на меня напали бандиты? А если я напишу, что не имею претензий к турфирме, ни о какой компенсации потом не будет речи. Я не согласился. «Тогда я ничего переводить не буду», — отрезал гид. А в полиции заявления на английском не принимают. Я позвонил в украинское консульство, но там сказали, что мы в любом случае должны привезти из полиции акт о потере документов — без него временные документы не получим и не сможем уехать. Мы начали возмущаться. Полицейские, в присутствии которых это происходило, не понимали, в чем дело: почему спорим и возмущаемся, вместо того чтобы написать заявление. Они ведь русского не понимали и не знали, что гид просто отказывался нам помочь.

Мы уехали в отель. Там был наш предыдущий гид Осама. Мы опять обратились к нему: «Переведите, пожалуйста, заявление. Иначе мы с сестрой не сможем уехать». Никакой реакции, — дескать, вам уже все объяснили. Начался скандал. Причем подняли его не мы, а постояльцы, которые приехали с этой же турфирмой. Их настолько возмутила ситуация, что они сами начали просить гида помочь нам. Совершенно незнакомые люди решили оставлять на нашем заявлении подписи и свои паспортные данные — таким образом они подтверждали, что просят гида помочь нам. У меня есть оригинал заявления с их подписями. «Так вы еще возмущаетесь, — раскричался гид. — Что себе позволяете?!»

«Возмущенные ситуацией туристы скинулись деньгами. Это нас спасло!»

Андрей с сестрой Натальей опять поехали в полицию. Там был второй гид, который продолжал настаивать на своем. Только после того как сестра позвонила в российское консульство (у нее российское гражданство), дело сдвинулось с мертвой точки.

 — Наташу тут же соединили с вице-консулом, который попросил позвать к телефону нашего гида, — продолжает Андрей. — Что именно вице-консул ему говорил, мы не поняли, слышали только, как он кричал. Гид поник. Повесив трубку, сел переводить наше заявление: «Теперь у меня будут большие проблемы с руководством. Вы же так и не написали, что не имеете к фирме претензий». Но мы уже были озабочены другим. Надо было ехать в консульство в Каир. А это восемь часов езды! В турфирме сказали, что могут дать нам машину, но только за 150 долларов. У нас такой суммы не было, ведь все, что осталось у сестры, мы потратили на поездки в полицию. Спасибо добрым людям — возмущенные ситуацией туристы скинулись деньгами. Кто сколько мог — по двадцать, тридцать долларов. Это нас спасло!

Только собрали деньги — новый сюрприз. Оказалось, что машину нам уже никто не дает. Помог парень Муххамир, который арендует стоянку для такси при отеле. Его брат живет в Кировограде. Муххамир лично поехал с нами на автовокзал и купил нам билет на автобус.

* «Чтобы не беспокоить родных, я отправлял им снимки, где беззаботно позировал на фоне египетских пейзажей», — говорит Андрей

Надо сказать, в Каире ситуация гораздо хуже, чем в Хургаде. Повсюду люди с автоматами, палатки, толпы протестующих. Бросился в глаза обстрелянный дом, расположенный возле украинского консульства. Консульство стало, наверное, единственным местом, где к нам отнеслись по-человечески. Вице-консул пообещал, что через несколько часов документы будут готовы. Тем временем мы поехали в российское консульство делать документы Наташе. Потом ей нужно было ехать в миграционную службу, а мне — в украинское консульство. Это нужно было делать одновременно — через полтора часа все учреждения должны были закрываться. А у нас один телефон на двоих, денег почти не осталось. В итоге я отвез сестру в миграционную службу, а сам поехал в консульство. То, что я увидел по дороге, потрясло меня. Обстрелянные здания, драки, вооруженные люди, которые бросались на всех без разбора и дико кричали… К счастью, в консульстве меня еще ждали. Хотя было уже шесть часов вечера, а работают они до двух часов дня. Мне выдали документы, и я на том же такси поехал назад. Но в городе была огромная пробка. Узнав, что моя сестра находится одна, таксист… поехал прямо по тротуару. Час, который мы ехали, казалось, длился вечно. В голову лезли ужасные мысли… Когда мы подъехали, Наташа стояла на площади и плакала. Она получила документы, но миграционная служба закрылась. Два часа сестра находилась на улице.

Получив документы, мы вернулись в отель в Хургаду. Мне уже и не верилось, что теперь можно будет нормально улететь домой.

Когда мы приехали из Каира в отель, представители турфирмы нас упорно игнорировали, гид с нами даже не поздоровался. Мы решили, что в Украине подадим на турфирму в суд.

Несколько дней назад Андрей Шушков вернулся в Украину.

 — Теперь турфирма во всем обвиняет нас! — возмущается Андрей. — Недавно мне пришло от нее письмо, в котором написано, якобы мы отказались от помощи гида, нагрубили ему и попытались… украсть у него сумку. Туристы, с которыми мы поддерживаем связь, были настолько возмущены, что написали в турфирму заявления, — дескать, готовы подтвердить в суде, как все было на самом деле. После этого обвинения в наш адрес прекратились.

«ФАКТЫ» позвонили в турфирму, в которой Андрей с Наташей купили путевки.

 — Мы получили жалобу от этих людей и сейчас проводим внутреннее расследование, — сказала «ФАКТАМ» директор турфирмы. — Пока рано о чем-либо говорить. К тому же не факт, что то, о чем говорят туристы, правда. В их жалобе есть некоторые нестыковки, которые мы сейчас пытаемся прояснить.

Какие именно нестыковки, нам не объяснили. Тем временем в случившемся уже начало разбираться Министерство иностранных дел Украины. «Мы проводим проверку, — сообщил «ФАКТАМ» пресс-секретарь МИД Александр Дикусаров. — Если она покажет, что туристы говорят правду, мы примем меры, чтобы им помочь».

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров