БОЛЬШЕ НОВОСТЕЙ  >>
История современности Как это было

«В 1992 году россияне попытались высадить группу захвата на сторожевое судно, поднявшее украинский флаг»

17:03 9 апреля 2012   2716
ВМС Украины
Александр АРТАЗЕЙ, «ФАКТЫ»

20 лет назад Президент Украины Леонид Кравчук подписал указ о формировании Военно-морских сил Украины на базе Черноморского флота СССР, размещавшегося в Крыму

Процесс раздела советского Черноморского флота и создание украинских Военно-морских сил напоминал порой сводки с места боевых действий. В то время когда высшее руководство Украины и России вело «войну указов», поочередно переподчиняя флот, в Крыму, Николаеве и Одессе, где дислоцировались морские подразделения, доходило иногда до перестрелок и штурма воинских частей, принявших присягу на верность Украине. О том, как это происходило, «ФАКТАМ» рассказал непосредственный участник событий, народный депутат второго и пятого созывов полковник Владимир Шевченко.

— Владимир Иванович, правда, что процесс раздела флота проходил в экстремальных условиях?

— Да, было всякое. Как известно, после провозглашения в августе 1991-го независимости Украины воинские части, находившиеся на территории нашей страны, приняли присягу на верность Украине. И если в сухопутных войсках этот процесс проходил более-менее спокойно, то в подразделениях военно-морского флота все было намного сложнее. Ведь командование ЧФ подчинялось Москве и всячески противодействовало переходу личного состава и кораблей под юрисдикцию Украины.

Весной 1992 года командующий Черноморским флотом адмирал Игорь Касатонов предпринял попытку встретиться с Президентом Леонидом Кравчуком по вопросу дальнейшей судьбы военно-морских сил, но глава государства не нашел времени для адмирала. Игорь Касатонов несколько дней приходил в приемную Леонида Кравчука, а потом, не дождавшись приема, поехал… в Москву, и ему там сказали «не переходить к хохлам».

В начале апреля в Киеве состоялся третий съезд Союза офицеров Украины, членом которого был и я. Через народных депутатов мы связались с заместителем Председателя Верховной Рады Василием Дурдинцом и представили ему проект указа о создании Военно-морских сил Украины, разработанный Союзом офицеров. На следующий день документ был рассмотрен на заседании Совета обороны Украины, проходившем под председательством Леонида Кравчука. 5 апреля 1992 года Президент подписал указ «О неотложных мерах по строительству Вооруженных Сил Украины». Второй пункт документа гласил: «Сформировать Военно-морские силы Украины на базе сил Черноморского флота, дислоцирующихся на территории Украины».

*Владимир Шевченко: «Проект указа о создании Военно-морских сил Украины, разработанный Союзом офицеров, был рассмотрен на заседании Совета обороны под председательством Президента Украины (1991- 1994 гг.) Леонида Кравчука»

А через два дня, 7 апреля, президент России Борис Ельцин подписал указ «О переходе под юрисдикцию Российской Федерации Черноморского флота» под командованием адмирала Игоря Касатонова. Командующим же ВМС Украины был назначен контр-адмирал Борис Кожин, который, кстати, на момент назначения еще не принял присягу на верность Украине. Он сделал это только летом. Личный состав даже не знал, что контр-адмирал командует флотом без присяги.

После выхода указа Бориса Ельцина утром 11 апреля по приказу российского командования Черноморским флотом Евпаторийский полк береговой обороны ЧФ и десантники дивизиона ракетных катеров захватили штаб Крымской военно-морской базы в поселке Новоозерное.

Тогда же два корвета Черноморского флота подошли к озеру Донузлав и заблокировали корабли с личным составом, принявшим украинскую присягу. Планировался также захват здания горсовета Евпатории, но командир 361-го полка 126-й дивизии береговой обороны не выполнил этот приказ.

А когда присягу на верность Украине принял 880-й отдельный батальон морской пехоты, то опять-таки по приказу из Москвы его сразу же расформировали. Российские части Черноморского флота были приведены в состояние повышенной боевой готовности, им выдали оружие и бронежилеты.

— Вы непосредственно участвовали в событиях?

— В то время я в звании капитана служил в Николаеве помощником начальника отдела кадров 33-го Центра боевого применения и переучивания летного состава морской авиации. А в качестве главы николаевского отделения Союза офицеров Украины принимал непосредственное участие в организации принятия воинской присяги на верность Украине. Тогда действовало утвержденное Президиумом Верховного Совета Украины в ноябре 1991 года «Временное положение о порядке принятия воинской присяги», согласно которому «для офицеров, которые приняли гражданство Украины, командир войсковой части определяет день и час принятия ими воинской присяги». Я обсуждал этот вопрос с командирами частей, а они уже приводили к присяге личный состав. В среде военнослужащих преобладали патриотические настроения, и в течение 1992-1994 годов на верность Украине присягнули более 30 воинских подразделений.

Но из-за противодействия со стороны российского командования Черноморским флотом личный состав принимал присягу зачастую в условиях строгой конспирации. Нередко информацию о намечающемся мероприятии некоторые сотрудники Службы безопасности Украины «сливали» или напрямую в Москву, или российскому командованию флотом. Помню случай, когда я, собираясь привести к присяге военных строителей одной из частей, сообщил в СБУ, что еду в другую часть. Через некоторое время в подразделение, адрес которого я назвал СБУ, ворвались вооруженные офицеры Черноморского флота, подчинявшегося Москве… А в это время солдаты и офицеры стройбата спокойно присягали Украине. И таких эпизодов, к сожалению, было немало. Из-за того, что я занимался этой работой, в 1992 году в меня даже стрелял сотрудник контрразведки Черноморского флота.

Случалось, что воинскую часть, присягнувшую Украине, не включали в состав Вооруженных Сил страны. Таким образом возникли и проблемы с крымскими маяками, которые нашей стране до сих пор не удается вернуть. В начале 90-х годов под юрисдикцию Украины перешли Николаевский и Одесский гидрографические районы вместе с навигационно-гидрографическим оборудованием, ремонтной базой, катерами, судами и маяками. Нам почти удалось договориться и о Севастопольском гидрографическом районе. Но указанием из Киева мне запретили это делать, объяснив, что при разделе Черноморского флота он и так отойдет Украине. Как видите, не отошел. То есть формально крымские маяки находятся в собственности нашей страны, а Черноморский флот России их только арендует, но фактически мы даже не можем попасть туда.

— Случалось ли, что военные отказывались присягать украинскому государству?

— В Николаеве присягу приняли все воинские части. А вот в Севастополе… Например, командир 100-го авиационного полка корабельной авиации в Саках полковник Апакидзе отказался присягать Украине и вместе с другими офицерами улетел на боевых самолетах в Североморск, где базировался Краснознаменный Северный флот.

— Читал, что раздел флота сопровождался чуть ли не боевыми действиями…

— Да, я уже говорил, что командование российским Черноморским флотом всячески препятствовало переходу воинских частей и кораблей под юрисдикцию Украины. В июле 1992 года сторожевой корабль СКР-112 под командованием Сергея Настенко (впоследствии он стал командиром флагмана украинского флота, фрегата «Гетман Сагайдачный») поднял Государственный флаг Украины и, оставив Крымскую базу близ озера Донузлав, направился в Одессу. Преследуя СКР-112 в течение восьми часов, три боевых корабля российского Черноморского флота открыли предупредительный артиллерийский огонь и пытались высадить на судно группу захвата. Из Одессы на помощь прилетел истребитель Су-27, подошли также украинские пограничные катера. Российские корабли вынуждены были отстать от сторожевика. А самый первый конфликт случился несколько ранее. Корабль «Славутич», где старшим по команде был капитан второго ранга Юрий Шалита, первым поднял украинский флаг. После этого «Славутич» не пускали в Севастопольскую бухту, заградив ее военным танкером. Но корабль сманеврировал и все-таки сумел пришвартоваться в Севастополе.

Кроме того, предпринимались попытки изъятия имущества частей, присягнувших Украине. Например, подразделение, прибывшее из Рязани, попыталось вывезти из базировавшейся в Николаеве десантно-штурмовой бригады в Россию около 500 КамАЗов и «Уралов» — новейшей на то время техники. Я поднял бригаду и сказал рязанцам: «Вы не выедете с этой техникой за территорию Украины». Сообщили в милицию, мэру города и смогли предотвратить вывоз имущества. Всего же было около 30 таких попыток. А когда Украине присягнул личный состав военной комендатуры Севастопольского гарнизона, то на следующий день российские десантники взяли ее штурмом и разогнали всех офицеров.

Сейчас обидно, что мы не сохранили даже то, что отошло Украине при разделе флота. В частности, это четыре больших противолодочных корабля, таких как «Гетман Сагайдачный». Три из них впоследствии порезали на металлолом.

И тем более непонятна позиция нашего государства в свете принятого недавно решения праздновать День украинского флота совместно с Россией. Получается, что мы сами себя не уважаем.

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров

— Глупенькая! Ну что ты переживаешь, что у тебя грудь первого размера? Зато ноги, вон, сорок четвертого!!!