БОЛЬШЕ НОВОСТЕЙ  >>
Происшествия Тихий ужас

Суд освободил от наказания милиционера, убившего жену на глазах у годовалого сына и... выбросившего ребенка на трассе

8:00 4 июля 2012 1594
суд

«Такого позорного приговора, наверное, еще не было! — возмущается позвонивший в редакцию юрист из города Красный Луч Луганской области Евгений. — Наши суды не всегда бывают справедливы, это знают все. Преступников часто пытаются выгородить. Для этого меняют статьи, по которым они обвиняются, дают условные сроки. Но как можно доказать вину жестокого убийцы, а потом… полностью освободить его от наказания?! Теперь человек, который на глазах у сына убил его мать, вот-вот выйдет на свободу. Он и раньше не чувствовал за собой вины. А теперь, получается, еще и не понесет наказания?!»

«Друзья давно знали, что он принимает наркотики»

Вслед за Евгением в редакцию позвонили еще несколько возмущенных жителей этого города. В Красном Луче сейчас все — и местные жители, и чиновники, и правоохранители — обсуждают странный приговор бывшему милиционеру Даниилу Демиденко (имя и фамилия изменены), который год назад жестоко убил свою жену, 24-летнюю Юлию Наумчик. Свидетелем страшного преступления стал их сын Марк. Когда убивали мать, ребенок так громко кричал, что потерял голос. Мальчик и сам той ночью едва не погиб. Если бы не случайный прохожий, его, скорее всего, уже не было бы в живых.

— До сих пор не научились об этом спокойно рассказывать, — тяжело вздыхает мать погибшей девушки Ольга Наумчик. — Стоит посмотреть на ее фото, и меня всю начинает трясти. Видите, сколько у нас этих фотографий? — женщина показывает заставленные снимками полки. — Не удивляйтесь, что некоторые фотографии обрезаны. Значит, на них рядом с Юлей был этот изверг.

За все время нашей беседы родители Юли Наумчик ни разу не назвали убийцу дочери по имени. Когда их Юля и Даниил Демиденко три года назад решили пожениться, они отнеслись к этой новости вполне нормально. Даниил производил неплохое впечатление, к тому же, как и Юля, тоже был милиционером. Он работал в Краснолучском горотделе милиции. Там они и познакомились.

— На первый взгляд это самый обычный парень, — говорит отец Юли Николай Дмитриевич. — Воспитывался в семье сотрудников милиции, сам закончил милицейский вуз. Сначала работал в ОБНОНе (отдел по борьбе с незаконным оборотом наркотиков. — Авт.), затем стал начальником приемника-распределителя при горотделе. Не скажу, что он нам так уж понравился, но в личную жизнь дочери мы старались не лезть. Главное — чтобы ей с ним было хорошо. Мы тогда еще не знали, что в том же горотделе о Демиденко сложилось совсем другое мнение. Оказывается, там его знали как высокомерного и грубого парня, у которого к тому же были проблемы с алкоголем. «Строил из себя богатого, — рассказывали потом коллеги. — Такой себе мажор местного масштаба. Дескать, у меня есть все, и главное — родители работают в милиции и во всем помогут». Поэтому коллеги очень удивились, когда они с Юлей начали встречаться. Дочка ведь была совсем другой.

Вскоре у них родился сын. О том, как они живут, дочка особо не распространялась. Как и зять, односложно отвечала: «У нас все хорошо». Уже когда Марку было полгода, мы с женой заметили в дочке перемены. Она часто бывала грустной, однажды и вовсе пришла сама не своя. Начали расспрашивать — оказалось, муж ударил ее по лицу. Они поссорились из-за мелочи: ему не понравилось, как Юля везет коляску с ребенком. Зять обозвал дочку и несколько раз ударил, причем прямо на улице. Естественно, после такого мы с женой насторожились. Решили поговорить с зятем. Когда он пришел к нам домой, мы его еле узнали — вроде бы и не пьяный, но какой-то… возбужденный, что ли. Глаза при этом отрешенные и пустые. Даниил даже не стал нас слушать: «Ваша дочь врет! Вы очень плохо ее воспитали!» — и вышел из квартиры. Следующие несколько часов, которые Юля с ребенком были у нас, названивал и извинялся.

Этот же пустой взгляд Ольга и Николай увидели у зятя во время празднования дня рождения внука. Марку исполнялся годик, и Юля заказала ресторан, сама нарисовала красочные плакаты с фотографиями сынишки. Собрались друзья и родственники.

— Все веселились, а зять опять был какой-то не такой, — вспоминает Николай Дмитриевич. — Я не мог понять, в чем дело. У всех праздник, а он ни разу даже не улыбнулся. Потом вдруг начал пить. Опрокидывал один стакан водки за другим. Через час он уже еле держался на ногах. Можете себе представить: все играют с ребенком, а папа еле на ногах стоит. Зять цеплялся к друзьям, опрокидывал стулья. Было видно, что Юле за него неудобно. Извинившись, дочь вынуждена была объявить, что праздник закончен. «Папа, я не знаю, что с Даниилом, — смущенно сказала дочь. — Ему, наверное, надо отоспаться». Но пьяный зять начал требовать продолжения банкета. Поэтому, когда все начали разъезжаться, они с другом, как следует из свидетельских показаний, пошли в другой ресторан.

Многочисленные свидетели, в том числе и друзья Даниила, потом рассказывали, что там он вел себя еще более безобразно.

«Даниил много выпил и вел себя очень агрессивно, — пишет в своих показаниях приятель Даниила Андрей. — Скорее всего, он был под воздействием наркотиков. Даниил был настолько пьян, что даже его отец постоянно делал ему замечания».

«Придя в бар, он сразу начал цепляться к окружающим, — пишет второй свидетель. — Показывал какие-то силовые приемы, оскорблял посетителей. После водки, которой он выпил очень много, Демиденко перешел на алкогольные коктейли. При этом у него были пустые глаза и какой-то странный взгляд».

— Оказывается, его друзья давно знали о том, что Демиденко принимает наркотики, — качает головой Николай Дмитриевич. — Наверное, потом об этом узнала и Юля, поэтому и была такой расстроенной. Но нам так ничего и не сказала. Теперь уже известно, что Демиденко подсел на наркотики, еще когда работал в ОБНОНе. Видимо, и той злополучной ночью он находился под их воздействием.

«Соседи слышали, как целый час из квартиры доносились звуки борьбы и глухие удары, но не подумали вызвать милицию»

— Демиденко пришел домой около полуночи, — рассказывает Ольга Наумчик. — Юля открыла ему двери. Что происходило дальше, мне даже страшно представить… Около половины третьего ночи нам позвонили родители Демиденко. «Наш Даниил… убил Юлю, — сказал тесть.- Сейчас к вам приедем». Мы с мужем подумали, что ослышались. Через пять минут сваты были у нас. То, что мы увидели в квартире Юли, до сих пор стоит у меня перед глазами. Весь коридор был залит кровью. Капли крови были на стенах, на мебели, даже на потолке. В комнате было то же самое. Там же мы нашли тело Юли. Заключение судмедэкспертизы читать невозможно, — женщина показывает документ. — Только в области грудной клетки у Юли обнаружили 27 колото-резаных ран. Переломы всех ребер, основания черепа, шейных позвонков, челюсти, носа и даже внутренних органов. Этот изверг выколол дочке глаза. По поведению родителей Демиденко мы поняли, что они, видимо, уже приезжали в квартиру до нас. Они даже знали, где лежал труп. Оказывается, этот изверг сам им позвонил. Сказал, что убил Юлю, и уехал.

*Юля Наумчик работала в милиции экспертом-криминалистом, ей было всего 24 года

— Марка не было в кроватке, — голос Николая Дмитриевича начинает дрожать. — Мы уже начали думать, что с ним случилось то же, что и с Юлей. Внука не было нигде. Мы вызвали «скорую» и милицию, проверили в квартире каждый угол. Оказывается, Демиденко забрал ребенка с собой. «Так и было, — подтвердила милиции соседка с верхнего этажа. — Около половины второго ночи Даниил, явно нетрезвый, шатаясь, вышел из дому, усадил ребенка в машину и куда-то уехал. Я еще подумала: куда это он среди ночи пьяный, да еще и с Марком? До этого у них с Юлей происходило что-то непонятное. Целый час из их квартиры доносились звуки борьбы, глухие удары. Потом все затихло. А через полчаса Даниил уже уехал». Увидев, что Демиденко, садясь в машину, что-то выронил, любознательная соседка не поленилась и вышла посмотреть, что он обронил. Это был чехол от пистолета. Вот только, слушая целый час крики и звуки борьбы, ни она, ни другие соседи почему-то даже не подумали вызвать милицию.

Марка нашли… на обочине дороги в Донецкой области. Обезумевший отец вынул мальчика из машины и, положив на траву, быстро уехал. Детский крик, к счастью, услышал шахтер, который неподалеку ловил попутку. Посветив фонариком, он нашел на обочине плачущего ребенка и отвез его в милицию. На следующий день Марка передали родителям его мамы.

— Сотрудники милиции объявили план «Перехват», — продолжает Николай Дмитриевич. — Демиденко задержали в Донецкой области. Он написал явку с повинной, его арестовали.

— Только тогда мы узнали о его проблемах с алкоголем и наркотиками, — вытирая слезы, говорит Ольга Наумчик. — С момента трагедии прошел год, а у меня до сих пор в голове не укладывается: как можно было сотворить такое зверство? Судмедэкспертиза показала, что большинство травм он нанес дочке, когда она еще была жива. Статью переквалифицировали с убийства на убийство с особой жестокостью при отягчающих вину обстоятельствах. За это Демиденко грозило пожизненное заключение.

— До того как его задержали, изверг успел написать записку родителям, — говорит Николай Наумчик, показывая копию бумажки, на которой корявым неразборчивым почерком было написано: «Всем привет. Видит Бог, такая мне уготовлена судьба. Мам, пап, простите. Вы здесь ни при чем, вас очень люблю. Машину отдайте в хорошие руки. Эту суку убил и ни капли не жалею об этом. Прощайте. Мне пиз…ц».

«Мы не собираемся терпеть рядом с нами присутствие этого зверя»

— Вскоре закончилось следствие, и дело передали в суд, — продолжает Николай Наумчик. — К тому времени Демиденко обзавелся адвокатом и успел несколько раз поменять показания. Все это можно почитать в материалах дела. Сначала он писал, дескать, то, что предшествовало убийству, практически не помнит. Не помнит, как уезжал из ресторана, где был с друзьями, как зашел домой. В других показаниях написал, что помнит, как зашел в квартиру, но что его толкнуло на убийство, объяснить не может. А потом появилась еще одна версия: якобы он, зайдя в подъезд, увидел, как из их квартиры выходит какой-то мужчина без обуви. И убийство, мол, произошло на почве ревности. Эти показания так и не нашли подтверждения. Таксист, который привез пьяного Демиденко домой, еще несколько минут простоял возле подъезда и видел, что оттуда никто не выходил. Демиденко же утверждал, что мифический любовник сразу вышел на улицу.

Когда досудебное следствие подходило к концу, адвокат Демиденко начал настаивать на том, чтобы дело слушалось не в нашем районном суде, а в соседнем райцентре Ровеньки. Мотивацию так никто и не понял, но он добился своего. Сначала все вроде бы шло нормально. Суд заслушал всех свидетелей, принял к сведению заключение Луганской судмедэкспертизы о том, что в момент убийства Демиденко полностью отдавал отчет своим действиям. Но после этого адвокат подсудимого начал настаивать на проведении еще одной судмедэкспертизы бывшего милиционера. Дескать, он не доверяет выводам луганских экспертов и требует, чтобы их перепроверили.

— Даже указал, где именно перепроверить, — в Донецке, — уточняет Ольга Наумчик. — Суд удовлетворил ходатайство. Заключение мы ждали несколько месяцев. Выводы донецких экспертов, оглашенные только в прошлом месяце, потрясли всех присутствующих в зале суда. Согласно заключению Даниил Демиденко находился в состоянии аффекта и не мог давать отчет своим действиям. Дескать, на почве ревности у него наступил аффективный психоз. Что касается алкогольного опьянения, то донецкие эксперты, в отличие от луганских, осторожно написали, что он был «немного выпившим». И это после таких показаний свидетелей! Все эксперты, которым мы показывали новое заключение, назвали его абсурдным. Демиденко ведь не просто в порыве ярости ударил дочь ножом. Он целый час резал ее на части. После чего, прекрасно осознавая происходящее, помылся, взял деньги и документы и уехал. Прокурора тоже смутила новая экспертиза, и она потребовала проведения третьей экспертизы, которая бы расставила все точки над «і». Но суд отказал. Луганскую экспертизу сразу отмели, приняв к сведению исключительно донецкую.

— Кстати, по поводу ревности, — говорит Николай Наумчик. — Даже донецкие эксперты написали, что выходивший из квартиры мужчина, скорее всего, Даниилу привиделся. Видите, написано: «Этот эпизод не находит подтверждения в свидетельских показаниях и может быть как отражением реальных событий, так и болезненной интерпретацией, в основе которой проявились нарушения памяти в виде ложных воспоминаний».

Такого приговора не ожидал никто. Демиденко был оправдан в совершенном убийстве «в связи с отсутствием состава преступления». Проще говоря, суд признал, что убийство было, а преступления… не было, потому что в момент убийства Демиденко находился в состоянии патологического аффекта, то есть не осознавал, что делал, и был неосуден. Но в лечении не нуждается.

Бывший милиционер получил год и три месяца лишения свободы, и то только за то, что оставил в опасности годовалого сына, выбросив его на трассе. Одиннадцать месяцев он уже отсидел, поэтому через четыре месяца выйдет на свободу. Гражданский иск о возмещении материального и морального ущерба семье погибшей суд, естественно, оставил без рассмотрения.

Приговор вызвал возмущение не только у прокурора и родителей погибшей Юли, но и у жителей Красного Луча. Люди несколько раз организовывали массовые митинги, требуя справедливого правосудия. К делу подключились журналисты.

— Мы уже готовим апелляцию, — заявила старший прокурор прокуратуры Красного Луча Антонина Касьяненко. — Такое жестокое преступление не может оставаться безнаказанным. Считаю, что гособвинение предоставило достаточно доказательств, которые полностью подтверждают вину Демиденко, а также то, что он на момент преступления был вменяем.

Тем временем депутаты Краснолучского горсовета приняли обращение к Президенту Украины Виктору Януковичу с просьбой взять это дело под свой контроль. «Город, как встревоженный улей, обсуждает приговор суда, — говорится в обращении. — В течение нескольких дней в городе проходят митинги и собрания трудовых коллективов в поддержку семьи погибшей девушки. Мы не собираемся терпеть рядом с нами присутствия этого зверя, ведь каждый из нас — отец или мать — боится за жизнь своих детей».

Жители Красного Луча продолжают проводить акции протеста, местные СМИ поднимают эту тему в каждом выпуске новостей. Жалоба в Луганский областной апелляционный суд уже направлена, но когда состоится заседание, пока неизвестно.

«ФАКТЫ» будут следить за развитием событий.

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров