БОЛЬШЕ НОВОСТЕЙ  >>
История современности Как это было

Когда член ЦК Компартии Грузии Кобахидзе назвал товарища Серго «сталинским ишаком», тот ударил его кулаком в лицо

7:00 30 декабря 2012 4145
СССР
Александр АРТАЗЕЙ, «ФАКТЫ»

Ровно 90 лет назад, 30 декабря 1922 года, первый Съезд Советов в Москве принял решение о создании Союза Советских Социалистических Республик

Советская историческая наука утверждала, что самая большая страна мира, занимавшая шестую часть суши, была добровольным объединением советских республик. И мало кому было известно, что изначально рассматривался совсем другой вариант единого государства. В частности, Иосиф Сталин предлагал, чтобы национальные республики вошли в состав федерации на правах автономных единиц, а созданное согласно этому плану государство называлось Советская Республика Россия. Будущий «отец народов» и сторонники его идеи, ратовавшие за единую и неделимую советскую страну, получили в среде партийцев клички «великодержавников», или «централистов». А руководителей Грузии и Украины, представлявших будущее государство в виде конфедерации суверенных и независимых республик, объединенных только политическим, дипломатическим и военным союзом, оппоненты назвали «националами». В конце 1922 года противоречия между двумя группами вылились в так называемый грузинский инцидент между центральным большевистским руководством в Москве и лидерами Грузии. Исчерпав все словесные аргументы, «централисты» и «националы» пустили в ход кулаки.

Согласно плану автономизации, Украина, Белоруссия и Закавказская Федерация должны были войти в состав России на правах простых автономий

После завершения Гражданской войны в Москве назрел вопрос о создании единого государства, ведь не для того большевики делали революцию, чтобы потерять контроль над бывшей Российской империей. В 1922 году на прекращении всяких игр в независимость советских республик активнее всех настаивал Иосиф Сталин: «За четыре года гражданской войны, когда мы ввиду интервенции вынуждены были демонстрировать либерализм Москвы в национальном вопросе, мы успели воспитать среди коммунистов, помимо своей воли, настоящих и последовательных социал-независимцев, требующих настоящей независимости во всех смыслах и расценивающих вмешательство Центрального комитета Российской коммунистической партии (большевиков) как обман и лицемерие со стороны Москвы». Его письмо, адресованное Владимиру Ленину, опубликовали в 1989 году «Известия ЦК КПСС».

Именно Сталин, считавшийся в партийной среде главным специалистом по национальному вопросу и весной 1922 года избранный генеральным секретарем ЦК РКП(б), инициировал создание нового государства. Он предложил включить Украину, Белоруссию и Закавказскую Федерацию в состав России на правах простых автономий. Но партийные руководители Украины и Грузии потребовали для своих республик более независимого статуса.

Конфликт «централистов» и «националов», то есть сторонников плана Сталина и грузинского руководства, возник в конце сентября 1922 года. Центральный комитет компартии Грузии выступил против сталинского плана автономизации. Старые большевики, в частности, председатель Революционного комитета Грузии Буду Мдивани, секретарь ЦК Компартии Грузии Михаил Окуджава, а также почти весь Центральный Комитет грузинской Компартии, предложили сформировать единое государство «с сохранением всех атрибутов независимости», что фактически означало создание конфедерации советских республик.

Это предложение поддержали и украинские партийные руководители. Председатель Совета народных комиссаров Украины Xристиан Раковский считал сталинский подход к созданию единого государства опасным для советского строя. По его мнению, в случае реализации этого плана противники советской власти «будут возбуждать национально-демократическую стихию против Советской России». А заместитель председателя украинского Совнаркома Николай Скрыпник еще на XI съезде РКП(б) в марте-апреле 1922 года предостерегал от намечающейся тенденции по ликвидации государственности как Украины, так и других национальных республик. Спустя 11 лет, затравленный партийными товарищами за «извращение ленинизма» и «националистические ошибки», Николай Алексеевич застрелился в собственном кабинете.

Демарш грузинского руководства вызвал недовольство в Москве. Тем более что обсуждение проекта создания нового государства на заседании ЦК Компартии Грузии проходило в обстановке крайней нетерпимости и взаимных оскорблений. Расценив предложение грузинских коммунистов о конфедеративном устройстве будущей державы как сепаратизм и желание отделиться от страны советов, первый секретарь Закавказского краевого комитета РКП(б) Серго Орджоникидзе обозвал грузинских коммунистов «социал-националистами» и «шовинистической гнилью». А когда в ответ на это один из членов ЦК Компартии Грузии Кобахидзе назвал Серго «сталинским ишаком», тот ударил обидчика кулаком в лицо.

Реакция центрального руководства не заставила себя ждать. Секретаря ЦК Компартии Грузии Михаила Окуджаву, одного из рьяных противников сталинского плана автономизации, освободили от должности. В ответ весь состав грузинского ЦК принял решение выйти в отставку, объяснив это невозможностью работать при созданном Орджоникидзе «держимордовском режиме». Конфликт с грузинскими большевиками получил такой резонанс, что секретариат ЦК РКП(б) принял решение направить в Грузию специальную комиссию под председательством Феликса Дзержинского с целью расследовать причины инцидента. Комиссия, не расспросив грузинских коммунистов и не проверив фактов, приняла сторону Орджоникидзе и признала необходимым отозвать из Грузии наиболее активных противников сталинского плана.

«Свобода выхода из союза может оказаться пустою бумажкой, неспособной защитить российских инородцев от великоросса-шовиниста, каким является типичный русский бюрократ»

Сталин мог бы праздновать победу, если бы в этом конфликте грузинских большевиков не поддержал Владимир Ленин. Как вспоминала одна из его секретарей Лидия Фотиева, вождь мирового пролетариата принял близко к сердцу сообщение о рукоприкладстве Орджоникидзе. «Уважаемые товарищи! Всей душой слежу за вашим делом. Возмущен грубостью Орджоникидзе и потачками Сталина и Дзержинского. Готовлю для вас записки и речь», — написал Ленин грузинским коммунистам. А сталинскому плану Ленин дал следующую оценку: «Я, кажется, сильно виноват перед рабочими России за то, что не вмешался достаточно энергично и достаточно резко в пресловутый вопрос об автономизации, официально называемый, кажется, вопросом о союзе советских социалистических республик».

*В концепции Сталина относительно создания единого государства Ленин усмотрел попытку возрождения «великорусского шовинизма»

Таким образом, председатель Совнаркома не одобрил позицию Сталина, усмотрев в его плане попытку возрождения «великорусского шовинизма». Ленин утверждал, что выступает за союз равноправных советских республик с правом выхода из него. «Мы признаем себя равноправными с Украинской ССР и другими, и вместе и наравне входим с ними в новый союз — Союз Советских Республик Европы и Азии», — писал Владимир Ильич в одном из писем. А в связи с грузинским инцидентом и возрастающим влиянием Сталина, Ленин продиктовал пространное письмо «К вопросу о национальностях или об «автономизации», в котором отметил, что «политически ответственными за всю эту поистине великорусско- националистическую кампанию следует сделать, конечно, Сталина и Дзержинского» и предложил «примерно наказать товарища Орджоникидзе» за рукоприкладство.

Кроме того, Ленин дал в этом письме крайне жесткое определение «великодержавникам», которые, по его мнению, представляют самую большую опасность для решения национального вопроса: «Очень естественно, что „свобода выхода из союза“, которой мы оправдываем себя, окажется пустою бумажкой, неспособной защитить российских инородцев от нашествия того истинно русского человека, великорусса-шовиниста, в сущности, подлеца и насильника, каким является типичный русский бюрократ». Попало от Ильича и Сталину: «Тот грузин, который... пренебрежительно швыряется обвинением в „социал-национализме“ (тогда как он сам является настоящим и истинным не только „социал-националом“ но и грубым великорусским держимордой), тот грузин, в сущности, нарушает интересы пролетарской классовой солидарности».

Историки не исключают, что именно из-за грузинского инцидента Ленин предложил «товарищам обдумать способ перемещения Сталина» с поста генсека

Лев Троцкий так вспоминал об этом конфликте: «Сталин снова обманул доверие Ленина, чтобы обеспечить себе опору в Грузии. Он за спиною Ленина и всего ЦК совершил там при помощи Орджоникидзе и не без поддержки Дзержинского организованный переворот против лучшей части партии, ложно прикрывшись авторитетом Центрального Комитета». Историки не исключают, что именно из-за грузинского инцидента Ленин в «Письме к съезду», которое считается его политическим завещанием, предложил «товарищам обдумать способ перемещения Сталина» с поста генсека.

Несмотря на то что ЦК РКП(б) так и не пересмотрел своего отношения к позиции грузинских большевиков, Сталин все-таки вынужден был отказаться от своего плана автономизации и принять точку зрения Владимира Ильича в вопросе создания союзного государства.

Таким образом, первый Съезд Советов провозгласил 30 декабря 1922 года создание СССР, куда на правах суверенных республик вошли Российская Федерация, Украина, Белоруссия, а также Закавказская Советская Федеративная Республика в составе Грузии, Азербайджана и Армении. Но, по мнению некоторых историков, впоследствии Сталин все-таки превратил страну в унитарную державу с руководящим центром в Москве. Так, если в Конституцию СССР от 1924 года вошли Декларация о создании СССР и Союзный договор, принятый Съездом Советов 30 декабря 1922 года, то в тексте сталинского основного закона 1936 года не было даже ссылок на эти документы. А брежневская Конституция 1977 года окончательно провозгласила СССР единым союзным многонациональным социалистическим государством.

Став фактически единоличным руководителем страны, Сталин не забыл о тех, кто не поддержал его в вопросе образования СССР. Христиана Раковского арестовали в 1937 году по делу «антисоветского правотроцкистского блока», а в сентябре 1941 года расстреляли. Под каток репрессивной машины попала большая часть грузинских «националов». Братья Михаил и Шалва Окуджава (отец поэта Булата Окуджавы), а также Буду Мдивани были расстреляны в 1937 году по обвинению в «шпионской, вредительской и диверсионной работе». Сын еще одного видного деятеля большевистского движения Антонова-Овсеенко, прошедший сталинские лагеря как «сын врага народа» вспоминал последние слова Буду Мдивани на суде: «Зачем Сталину понадобилась эта комедия? Смертный приговор мне давно вынесен, это я знаю точно, а вы здесь задаете мне пустые вопросы, как будто мои ответы могут что-то изменить. Меня мало расстрелять, меня четвертовать надо! Ведь это я привел сюда (в Грузию — Авт.) 11-ю армию, я предал свой народ и помог Сталину и Берии, этим выродкам, поработить Грузию». Буду Мдивани с «сообщниками» расстреляли на окраине Тбилиси, трупы сбросили в яму, засыпали известью и залили водой.

Бывший чекист Алексей Орлов, сбежавший в 1938 году в Канаду, писал о процессе грузинских большевиков в мемуарах «Тайная история сталинских преступлений»: «Когда инквизиторы из НКВД пытались уговорить Мдивани дать ложные показания, направленные против себя и других бывших руководителей Грузии, он ответил им классической фразой: „Вы убеждаете меня, что Сталин обещал сохранить старым большевикам жизнь. Я знаю Сталина тридцать лет. Он не успокоится, пока не перережет нас всех, начиная от грудного младенца и кончая слепой прабабушкой!“ Мдивани отказался оклеветать себя, и был расстрелян».


*Вождь мирового пролетариата предлагал назвать новую страну Союзом Советских Республик Европы и Азии

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров