ПОИСК
Життєві історії

«Ну и что с того, что нам за девяносто? Зато наша любовь — настоящая»

6:30 15 травня 2013
В столичном Мариинском парке открыли памятник героям «ФАКТОВ» 92-летней Мокрине Юрзук и 90-летнему итальянцу Луиджи Педутто, разыскавшему возлюбленную после 65(!) лет разлуки

История любви итальянца Луиджи Педутто и украинки Мокрины Юрзук, о которой «ФАКТЫ» рассказали в феврале 2011 года, так запомнилась нашим читателям, что в редакцию пришли десятки писем от желающих узнать, как сложилась их судьба. Сейчас Мокрине 92 года, а ее возлюбленному итальянцу — 90. Луиджи и Мокрина познакомились в немецком плену, где провели вместе два года. А когда война закончилась, вынуждены были расстаться. На память о девушке у Луиджи осталась только прядь волос и название ее родного села, где Мокрина со времен войны не появлялась. Связь оборвалась. Но Луиджи не терял надежды найти любимую. Отправлял запросы в украинское посольство, искал через интернет. И спустя 65 лет они встретились.

«Узнав о расставании, итальянец тайком отрезал у меня локон»

Когда на днях к Мокрине Юрзук приехали журналисты известной телепередачи «Жди меня» и сообщили, что в Киеве открывают памятник, посвященный их с Луиджи любви, пенсионерка не поверила. «Тоже мне, придумали розыгрыш, — отмахнулась. — Какой такой памятник? Да еще и в Киеве? Нет, не может быть!»

— Мы сразу вспомнили, как пять лет назад к нам тоже приезжали журналисты программы «Жди меня», — говорит внучка Мокрины Андреевны Елена. — Их визит стал неожиданностью — ни я, ни мама, ни бабушка никогда не обращались в эту программу. Мы с мамой, честно говоря, и не знали, что у бабушки во время войны был возлюбленный-итальянец. Она у нас не очень многословная, особенно в том, что касается личной жизни. Журналисты спросили бабушку, не догадывается ли она, кто ее ищет. А она сразу: «Почему не догадываюсь? Это часом не Луиджи Педутто из Италии?» И как она только узнала?

РЕКЛАМА

— Наверное, интуиция, — рассказывала тогда корреспонденту «ФАКТОВ» Мокрина Андреевна, лукаво улыбаясь и пряча озорные огоньки в глазах. — К тому же я помнила, что дала Луиджи свой адрес. Казалось бы, 65 лет прошло! А я его имя и фамилию выпалила как на духу. Журналисты так рты и раскрыли... Впервые мы с Луиджи встретились на фабрике. Я попала в плен, будучи беременной. В бараках, где нас держали, было очень холодно, и офицеры, видя мое положение, смилостивились — перевели меня на вискозную фабрику рядом с больницей. Вскоре я родила дочь Надю. Пленные строили здание для фабрики. Я помогала месить цемент одному высокому красивому итальянцу. Узнала, что его зовут Луиджи. Я не знала итальянского, поэтому только переглядывались и улыбались. Потом он начал за мной ухаживать. С тех пор, как говорится, и понеслось... Очень скоро мы так друг к другу привязались, что вообще старались не расставаться.

*Мокрина и Луиджи познакомились в немецком концлагере и расстались после окончания войны

РЕКЛАМА

Влюбленные встречались два года. Однако после того как война закончилась, пленных освободили, и Мокрину отправили домой, в Хмельницкую область. Попытки итальянца забрать девушку с собой в Италию успехом не увенчались — советские офицеры ему не позволили. Когда рыдающую Мокрину чуть ли не силой усадили в фургон и повезли на родину, у Луиджи остался только клочок бумажки, на котором она наспех написала свой адрес. Итальянец пообещал возлюбленной, что обязательно найдет ее. Но попасть в Советский Союз тогда было практически невозможно. И поиски застопорились.

— С тех пор много воды утекло, — вспоминает Мокрина Андреевна. — Я переехала в Кривой Рог, работала на шахте. Потом вышла замуж, родила двоих детей. Пятнадцать лет назад умер мой муж. Дети уже давно живут отдельно, поэтому я осталась сама. Работала с рассвета до заката. Подъем в четыре часа утра, огороды, хозяйство... Думала, что доживаю последние годы. А тут на тебе — такое приключение на старости лет!

РЕКЛАМА

Встреча возлюбленных состоялась в московской телестудии передачи «Жди меня». Когда итальянцу показали небольшой видеоролик о жизни Мокрины, он заплакал от счастья. «Она! Это она!» — воскликнул пенсионер и, упав на колени, закричал: «Grazie! Grazie! (спасибо. — Авт.). Я хочу к ней. Я еду туда!» Вот только ехать никуда не пришлось — через несколько минут в студию зашла сама Мокрина.

— Увидев Луиджи, я не поверила своим глазам — он так изменился! — делится впечатлениями Мокрина Андреевна. — Раньше был длинный и худой, а стал такой здоровый мужик! «Вот так отъелся», — подумала я. А потом присмотрелась — нет, точно он. Те же голубые глаза. «Мария!» — воскликнул Луиджи и крепко меня обнял. Он, рыдая, целовал меня и повторял: «Ямочки, ямочки». Он узнал мои ямочки на щеках (рассказывая об этих событиях, Мокрина Андреевна не могла скрыть слез, хотя и очень старалась. — Авт.). А потом Луиджи достал из кармана маленький целлофановый пакетик, в котором лежала... прядь моих волос. Оказывается, еще в концлагере он, узнав, что мы расстаемся, тайком отрезал локон. На память...

В Италии во время романтического ужина Луиджи сделал Мокрине предложение

Мокрина Андреевна узнала, что Луиджи живет в небольшом итальянском городке Кастель-Сан-Лоренцо и у него есть сын. Мужчина был женат, но тоже давно овдовел. В Кастель-Сан-Лоренцо Луиджи Педутто знают все. Он маршал финансовой полиции, президент ассоциации местных ветеранов, один из самых влиятельных людей в регионе. Еще в 1985 году президент Италии лично вручил Луиджи правительственную награду, сделав его почетным кавалером республики.

Не прошло и месяца после памятной встречи в московской студии, как Луиджи приехал к Мокрине в гости в село Красный Горняк (которого, к слову, даже нет на карте). Появление итальянца в украинской глубинке не осталось незамеченным. Уже вечером возле дома Мокрины собрались любопытные соседи.

*Мокрина Андреевна согласилась выйти замуж за итальянца, но переезжать к нему на родину пока не хочет

— Вот тут-то и началось веселье, — хохочет Мокрина Андреевна. — Луиджи хоть нас и не понимал, сразу стал душой компании. Соседям так понравился его акцент, что они все просили гостя повторять русские слова. К тому же оказалось, что Луиджи очень любит петь. Как распоется за столом — не остановить. Вот только украинская кухня ему почему-то не понравилась. Он даже всего не попробовал — поклевал чуть-чуть картошки и побежал варить свои макароны. Привез их с собой целый чемодан. Какие-то, как он сказал, бариллы («Барилла» — известный производитель итальянской пасты. — Авт.) вместе с этим... как его... пармезаном. Он без своего пармезана просто жить не может. Мяса почти не ест. А еще ему не понравилась наша водка. Соседи наливают, а он нет — только вино!

Как оказалось, Луиджи вообще обожает готовить. Не успеваю выйти кур покормить, как он уже кричит: «Мария, пармезан! Где наш пармезан?» Я как будто знаю, что это такое! Приношу ему обычный плавленый сыр, а он: «Бог мой, что это?! Нет, нет, ошибка!» Приготовив свои спагетти, Луиджи накрывал стол прямо во дворе — чтобы ужинать, любуясь на закат. Потом включал приемник, и мы начинали танцевать. Так могли протанцевать полночи...

Луиджи помогал своей Мокрине и по хозяйству. Но не всегда получалось.

— Лучше б уж дома сидел, — ворчит Мокрина. — Однажды вышел во двор косить траву. Соседи тут же начали его фотографировать. А он, позируя, так увлекся, что выкосил мне всю малину! «Луиджи! — кричу. — Что ж ты делаешь? Совсем с ума сошел?» А он: «Баста, баста», — и давай обниматься. У него так всегда — чуть что, сразу обниматься...

Уже в Италии, куда вскоре приехала Мокрина, во время очередного романтического ужина с вином и пастой с пармезаном Луиджи сделал Мокрине предложение. Мокрина Андреевна растерялась, но согласилась. Правда, переезжать в Италию не захотела. Не успела украинка уехать домой, как Луиджи отправился следом. С тех пор приезжает каждый год в одно и то же время — в августе.

— И это в свои девяносто! — качает головой внучка Мокрины Андреевны Елена. — Сам садится на самолет, летит до Киева, оттуда поездом в Кривой Рог, а потом в наше село на маршрутке. И всегда с сумками — не может не привезти свой фирменный пармезан с макаронами! Видя Мокрину, итальянец начинает плакать от счастья.

— Мокрина Андреевна по-прежнему скрывает чувства?

— Старается, — улыбается Елена. — Но мы бабушку давно раскусили. Она очень ждет своего Луиджи, часто садится и начинает рассматривать его фотографии. В комнате, где он спал, каждый день убирает, на стол кладет итальянские газеты. Вот и сейчас ждет августа. Конечно, мы хотели, чтобы она приехала в Киев на открытие памятника. Но Мокрина Андреевна к таким переездам не готова — ей ведь уже 92 года. И здоровье уже не то, что раньше. Поэтому вместо нее приехала я. Сама очень хотела повидаться с Луиджи — за эти годы он стал для нас родным.

«Раньше я думал, что такая любовь бывает только в книгах»

Как только Луиджи Педутто появился на столичном Мосту влюбленных, его тут же окружили журналисты с телекамерами. Но пожилой итальянец ничуть не растерялся и с помощью переводчика сразу начал общаться.

*«Встреча с Мокриной — это моя награда после всех жизненных трудностей и испытаний», — сказал Луиджи Педутто, снимая покрывало с памятника

— Вы, наверное, видите, как я счастлив, — широко улыбается Луиджи Педутто. — С тех пор как нашел свою Марию, я теперь такой всегда. Мне уже 90, а хочется прыгать, бегать и шутить. Я очень хотел ее найти, но думал, что она уже меня не помнит. А она помнит все! Кроме итальянского языка. Но мы все равно друг друга понимаем. Не зря в красивых фильмах говорят, что для любви знание языка не нужно. Я очень люблю свою Марию.

— Но почему Марию? Мокрину!

— Для меня она Мария, — расплывается в улыбке итальянец. — Так ведь звучит красивее, правда? И ей так больше нравится. Еще когда мы были молодыми, она просила называть ее Марией. Когда мы встретились, я сказал, что не могу жить без нее. Предложил ей пожениться, хотел купить дом рядом с ее домом. А она долго-долго смеялась. Но потом я подумал, что лучше бы нам жить в Италии, в горах. Там воздух чище, да и Марии там понравилось. Но все никак не уговорю ее переехать. Думаю, все дело в возрасте. Я-то молодой, а она — уже не очень (смеется). Но на самом деле мы оба молоды душой.

— Бабушка ждет вас в августе, — присоединяется к разговору Елена. — Надеюсь, вы приедете?

— А как же! — смеется Луиджи. — У меня уже готовы сумки с пармезаном! Недавно подумал: может, все-таки попробовать освоить вашу украинскую кухню? А Мария мне поможет. Только к ее хозяйству больше лезть не буду. Опять выкошу малину — будет потом ругаться. А она это, уж поверьте, умеет! Мне один раз досталось, так я больше и не рискую.

На открытии памятника Луиджи Педутто сопровождали Чрезвычайный и Полномочный Посол Италии в Украине Фабрицио Романо и председатель Киевской горгосадминистрации Александр Попов. Перерезая ленточку и срывая покрывало с памятника, итальянец еле сдерживал эмоции. А когда увидел скульптуру — Луиджи нежно обнимает свою Мокрину, — не выдержал и расплакался.

— Это невероятно! — качает головой Луиджи. — Знаете, еще когда я учился в школе, учитель говорил, что всех нас ждет много трудностей и испытаний. Но в конце пути обязательно должна быть награда. Встреча с Мокриной и все это и есть моя награда! Меня переполняют чувства.

— Нас тоже, — улыбаясь, говорит скульптор Александр Моргацкий, один из создателей памятника. — После того как на телеканале «Интер» нам с моим коллегой Григорием Костюковым предложили создать памятник вечной любви, мы первым делом решили узнать получше, кто же такие Луиджи и Мокрина. Честно говоря, раньше я думал, что подобная любовь может быть только в книгах. Как вы видите, наши Луиджи и Мокрина обнимаются. Просмотрев видеоролики с ними, мы решили, что объятия лучше всего передадут их чувства. Они все время обнимались! И в студии, и у Мокрины дома, и в Италии...

— Я хорошо помню день, когда мы с Марией вот так обнимались, — добавляет Луиджи. — Это было в студии передачи «Жди меня» во время нашей первой встречи. Авторы скульптуры запечатлели те мгновенья. Не могу даже передать, что тогда испытал. Я так долго ее искал, и вот она рядом — с одной стороны, совсем другая, а с другой — все та же Мария с ямочками на щечках. В тот момент понял, что больше с ней не расстанусь. Никогда и ни за что.

Кстати, среди зрителей, пришедших на открытие памятника, оказались и две пары молодоженов. Они сфотографировались возле скульптуры, а когда торжественная часть мероприятия подошла к концу, провели здесь выездную церемонию бракосочетания — чтобы, как у Луиджи и Мокрины, любовь новобрачных была вечной.

11195

Читайте нас у Facebook

РЕКЛАМА
Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів