Житейские истории Анатомия успеха

Артемий Сурин: «Я лежал в Киеве на лавочке, укрывшись курткой, и думал: „Все равно не сдамся!“»

6:30 17 января 2014   23616
Артемий Сурин
Илона ВАРЛАМОВА, специально для «ФАКТОВ»

33-летний харьковчанин оставил карьеру юриста ради путешествий и основал сообщество людей с активной жизненной позицией One Life

Юридическая фирма Артемия Сурина входила в десятку лучших в Украине. Среди его клиентов были Министерство обороны, сети магазинов Metro, Billa… Но в какой-то момент успешный юрист понял: это не его призвание. Перестав активно заниматься бизнесом, Артемий начал путешествовать в одиночку и вскоре приобрел друзей во многих странах. Их объединила не только любовь к приключениям, но и общее кредо — «жизнь одна». В 2012 году Артемий стал основателем сообщества людей с активной жизненной позицией One Life, которое организовывает экспедиции по всему миру. Количество участников One Life уже превышает 80 тысяч человек. Бизнесменом Сурин себя больше не считает и говорить о прибыли не хочет. Теперь он просто занимается любимым делом. Не успевает Артемий вернуться из одной экспедиции, как сразу отправляется в другую, поэтому большой удачей было застать его в Киеве накануне праздников.

«Переночевав на вокзале, утром приводил себя в порядок в уборной фастфуда»

— Свой первый миллион вы заработали к 26 годам. Расскажите, когда впервые решили трудоустроиться?

— Мне никогда не нравилось брать деньги у родителей. Мы жили в Харькове. Мама работала воспитателем в детском саду, отец — преподавателем. Семья не бедствовала, но и не шиковала. На море я впервые попал в 18 лет, а свои футбольные кроссовки приходилось каждый год латать, потому что не было возможности купить новые. В десятом классе уже хотелось приглашать на свидание девчонок, иногда купить пачку сигарет — тогда этой гадостью баловался… Поэтому я устроился на стройку разнорабочим: таскал кирпичи, мешал цемент и учил нецензурщину. Там понял, что такое иерархия и какими должны быть отношения со старшими. Спустя некоторое время сменил стройку на оптовый рынок, стал работать грузчиком вместе со своим другом.

Довольно быстро мы смекнули, как все устроено: есть поставщик, покупатель и точка сбыта. Спустя полгода предложил товарищу: «Андрюша, почему бы нам не открыть свой магазин?» «Да ты что! Мы

 же еще маленькие, у нас не получится! — засомневался он. — Денег нет! Мы ничего не умеем!» Я убеждал его, что возраст не имеет значения, средства найдем и при желании всему научимся. После недолгих раздумий Андрей согласился. Самым сложным казался именно денежный вопрос. Мы подсчитали, что нам нужно 3 тысячи долларов. Это и сейчас немалые деньги, а для тех времен просто ошеломляющая сумма. Для сравнения: квартира моих родителей стоила две с половиной тысячи, а семейный бюджет на месяц составлял около двух сотен долларов.

— Где же вы нашли такие деньги?

— У богатого соседа (улыбается). Нам, двум 16-летним ребятам, удалось убедить его дать кредит под расписку. Мы ужасно стеснялись, краснели, смотрели в пол и путали слова, но тем не менее были полны энтузиазма и решимости. Видимо, это чувствовалось. Сосед в нас поверил и занял денег под 100 процентов годовых. В 1996 году по-другому быть не могло. Следующий шаг — оформление ООО. Как это делается, мы расспрашивали у старших знакомых, которые крутили пальцем у виска и посмеивались над нашей задумкой: мол, дети, куда вы лезете? В такие моменты главным было — переступить через страхи и не сдаться. И все получилось — мы с Андрюхой оформили ООО на родственников и арендовали малюсенькое помещение, размером с грузовой лифт.

— Это было не самое простое время. Удалось удержаться на плаву?

— Не прошло и полгода, как мы полностью рассчитались с соседом. Спать в тот период приходилось по два-три часа в сутки. Заработанные деньги не залеживались, почти все средства пускались на закупку нового товара. Все шло хорошо, но близилось время, когда необходимо выбирать — оставаться на рынке или идти дальше. Андрей захотел остаться, а я решил поступать в университет. Стал студентом юридической академии, факультета военной прокуратуры. Правда, очень быстро разочаровался в системном образовании. Теория, которую преподают в юридических университетах, сильно отличается от того, с чем сталкиваешься на практике.

— Когда впервые попали в Киев?

— В 18 лет. Футбольный клуб «Динамо» играл в Лиге чемпионов. Мы с друзьями решили съездить на матч. Киев сразу меня очаровал. Погуляв по центру, увидев все эти холмы, ощутив атмосферу, я влюбился, решил, что хочу жить в Киеве. Вернувшись в Харьков, взял оставшиеся у меня деньги и отправился в город своей мечты. Ехал с твердым намерением найти работу. На станции первым делом купил газету Aviso, сел в привокзальном кафе и начал звонить по объявлениям. В Киеве у меня не было ни одного знакомого, а денег в кошельке лежало всего около 150 гривен. Так что я три дня жил на вокзале, спал на лавочке. Для милиции всегда был готов ответ: «Жду поезда». Утром приводил себя в порядок в уборной фастфуда и отправлялся на собеседования.

— Поиски работы увенчались успехом?

— На третий день я устроился помощником юриста в адвокатскую контору. Тогда приходилось очень много работать и учиться. Ездил в Харьков сдавать сессии. Но это было классное время. Я чувствовал себя счастливым человеком. Часто замечал, что улыбаюсь в общественном транспорте. С тех пор многое изменилось. Позже я жил в пентхаусах в Нью-Йорке, Майами, Дубае, Гонконге, бывал в самых дорогих отелях мира, но ни о чем не вспоминаю с таким трепетом, как о моментах, когда лежал на лавочке, укрывшись курткой, и думал: «Все равно не сдамся!»

Проработав какое-то время в фирме, решил устроиться в горисполком. Зарплаты там меньше, зато опыта можно получить больше. Помню, никого не зная, пришел и прямо с порога заявил: «Здравствуйте! Возьмите меня на работу». Сначала на меня посмотрели, как на дурака. Но ведь я легко не сдаюсь. Так что им пришлось принять меня на должность юриста.

«Когда говорил знакомым, что хочу уйти из бизнеса, они заявляли: «Тёма, ты сошел с ума!»

— В 2002 году вступил в силу новый Земельный кодекс, и всех обязали оформить землю, — продолжает Артемий Сурин. — Законы были противоречивы, часто возникала путаница. Я взялся изучать эту тему. Перевелся в земельное управление, где трудился полтора года. Работал с шести утра чуть ли не до полуночи, проводил по десять судебных заседаний в день. Но за это время я стал высококвалифицированным специалистом. Однажды произошел случай, который помог мне раскрыться как профессионалу.

Начальника пригласили на важную конференцию. Он не смог поехать и отправил меня. Там были министры и другие высокопоставленные чиновники, а также серьезные юристы. Помню, на сцену вышел адвокат и начал рассказывать о какой-то схеме. Я слушал и понимал, что все это можно сделать гораздо быстрее, дешевле и эффективнее. Рискнул: поднял руку и предложил свою схему. Оценив мой уровень, организаторы пригласили выступать на следующих конференциях.

Надо сказать, что на эти мероприятия приходили люди, которые платили большие деньги, и я не мог позволить себе ни единой ошибки. Вскоре у меня, 23-летнего юриста, от клиентов уже не было отбоя. Я открыл юридическую фирму «Югас», нанял отличных специалистов по земельным вопросам. Компания вошла в десятку лучших юридических фирм Украины. Затем я основал инвестиционную компанию, выступавшую партнером в крупных девелоперских проектах. Мы заключали контракты на немыслимые суммы. Я даже стал выбирать клиентов: если мне нравился человек, подписывал с ним договор, если нет — отказывался. Крутился будто белка в колесе и в этой суете даже не заметил, как заработал первый миллион.

— Тогда вы были уверены, что идете к своей мечте?

— Да. Но позже понял, что ошибаюсь. У меня уже было все, чего можно пожелать: социальный статус, признание, офис в тысячу квадратных метров на Андреевском спуске… Я перевез своих родителей в Крым. Хотел, чтобы они жили в лучших условиях. В общем, все было хорошо, но радости я почему-то не чувствовал. Вместо этого на меня будто надели полиэтиленовый пакет. Ощущения становились все более тусклыми. Днем и ночью надо мной висела бетонная плита ответственности, которая не давала вдохнуть полной грудью. Чувствовал себя, как оголенный нерв. Вздрагивал, если кто-то подходил сзади. Даже сдавал анализы, чтобы понять, почему у меня нет сил и желания по утрам вставать с постели. Но со здоровьем оказалось все в порядке. Я начал сам себя спрашивать: «Чего же в жизни не хватает?»

— Вы стали заложником собственного успеха?

— Именно так. Загнал себя в замкнутый круг и вдруг понял: это не то, чего хочу. Какой смысл столько работать, если нет времени отдышаться? А ведь в детстве я зачитывался романами Жюля Верна, мечтал о путешествиях. Колебания и диалоги с самим собой длились около года. Когда говорил знакомым, что хочу оставить бизнес, они заявляли: «Тёма, ты сошел с ума!»

— И вы все-таки решились изменить образ жизни?

— Да. Через два года перестал активно заниматься бизнесом. Мою компанию поглотила другая, и я получал часть прибыли как акционер.

Ну, а свою новую страницу жизни начал с экспедиции на Северный полюс. Захотелось окунуться в настоящую зиму. Позвал товарища, и 22 декабря 2008 года мы абсолютно без подготовки добрались до Северного Ледовитого океана. Это была та еще авантюра! Сначала собирались просто в Лапландию. На автомобиле пересекли норвежскую тундру при температуре минус 50 градусов! Наш трехтонный джип чуть не сдуло во время бурана. Затем нелегально летели продовольственным самолетом на Землю Франца-Иосифа. Оттуда на проходившем мимо ледоколе добрались до Северного полюса. На путешествие ушло 14 дней, и за это время мы трижды чуть не погибли. После такой встряски я понял, что по-другому жить уже не смогу.

В следующий раз решил пересечь Белую пустыню в ливийской части Сахары. Как раз тогда в Ливии началась война и белых в страну не пускали. Мне пришлось ехать в багажном отделении автобуса накрытым тюками.

— В одиночку?

— Конечно! Я даже никому не предлагал отправиться со мной, это было очень опасно. Чтобы добраться до одного из оазисов Сахары, мы проехали на автобусе семь блокпостов. Потом я арендовал джип и нанял бедуина в качестве проводника. С ним пересекли Белую и Черную пустыни и выехали к побережью Судана.

Затем на мотоцикле я проехал Юго-Восточную Азию. А когда собрался в Америку, захотел снять об этом телепередачу. Она называлась The Ukrainians и выходила на каналах К1 и МТV. Чтобы впечатления не стирались из памяти, все записывал и выкладывал в блог. Начал делать это еще после первой поездки на Северный полюс. Каждый рассказ заканчивался моим кредо — «жизнь одна». Вскоре блог стал довольно популярным в сети. Среди читателей было много путешественников, поддерживавших мою философию. Дошло до того, что, куда бы я ни приехал, везде встречал знакомых, единомышленников.

— Когда появилось сообщество One Life?

— Два с половиной года назад. Я просто создал страничку в «Фейсбуке», чтобы нам всем было удобнее общаться. Хотелось развивать это сообщество, из виртуального сделать реальным. Когда набралась тысяча подписчиков, организовал встречу — пикник в Киеве, на Трухановом острове. Я очень переживал! Вдруг никто не придет? Сколько нужно купить мяса? Будут ли вегетарианцы? А еще нужно сделать хорошую музыкальную подборку! Кажется, не нервничал так, даже подписывая миллионный контракт. В итоге приехали 300 человек из десяти стран! Это было невероятно интересно. Один парень добирался шесть дней. В понедельник выехал на машине из Новосибирска, а в субботу прибыл в Киев. На вторую встречу, через пару месяцев, прилетели уже 700 человек из 15 стран. Кстати, в интернете сразу пошли слухи о том, что мы секта.

— Такие мероприятия требуют серьезного финансирования.

— Поначалу я вкладывал свои деньги. Сразу сказал, что не буду искать спонсоров. Уже тогда знал: все спонсоры придут к нам сами. Сначала над этим посмеивались: мол, куда же они придут, в сообщество в «Фейсбуке»? Сейчас наши спонсоры — известные компании: Pepsi, Jack Daniel’s, L’Оreal, Porsche, «Киевстар».

В 2012 году я решил, что неплохо было бы организовать полноценное путешествие для наших «сектантов» (смеется). В качестве средства передвижения выбрал яхты. У меня когда-то было такое судно, мне безумно нравилось ходить под парусами. Но в жизни каждого владельца яхты есть два самых счастливых дня — день ее покупки и день продажи. В общем, я выходил на ней пять раз в год и тратил около 50 тысяч долларов на обслуживание. В конце концов продал. Между тем в первое морское путешествие под флагом One Life отправилось сразу десять яхт, которые мы арендовали. Это был недельный круиз по островам Греции. Мы разрушили стереотип, что, мол, путешествия на яхтах обходятся безумно дорого. Стоимость такой поездки, с учетом перелета и услуг шкипера, составила 1,3—1,5 тысячи евро на человека. За следующие полтора года One Life осуществил более 20 путешествий и экспедиций — в Тибет, Гималаи, Латинскую Америку, Европу. Мы превратили свои мероприятия в настоящий тренд. И это не бизнес, а образ жизни.

Фото в заголовке forbes.ua

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров

На одесском рынке: — Молодой человек, зачем было забивать такого маленького кролика?! В нем же почти нет мяса! — Я его забил?! Здрасьте! Он сам умер!