БОЛЬШЕ НОВОСТЕЙ  >>
Житейские истории Анатомия успеха

Супруги Руссо: «Мы так заняты на работе, что даже расписывались в понедельник — выходной день жениха»

8:00 14 февраля 2014 14688
супруги Руссо

Сегодняшний праздник святого Валентина украинка Оксана и итальянец Вито отметят в своем ресторане итальянской кухни, который они открыли в Полтаве на заработанные в Германии деньги

— Я не та женщина, которая тебе нужна! — твердила Оксана своему ухажеру, с которым, по ее мнению, не может быть общего будущего. Потому что, во-первых, оба работали в одном коллективе, а, во-вторых, парень моложе ее на два с половиной года. Вито возражал:

— Почему ты за меня решаешь, какая женщина мне нужна?

— Но у меня ведь двое детей! — выдвигала Оксана очередной аргумент.

Кстати, то же самое — о детях — говорил Вито и его лучший друг. Дескать, зачем тебе, молодому, красивому, неженатому, лишняя обуза? Оксана случайно услышала их разговор.

— Дети вырастут, а другой такой я больше не встречу, — ответил другу Вито.

И, наверное, тогда Оксана поняла: этот упрямый итальянец — и есть ее судьба.

«Своей знакомой — хозяйке итальянского ресторана сестра меня отрекомендовала „исчерпывающе“: „Она может все!“

— У нас любовь случилась не с первого и даже не со второго взгляда, — рассказывает Оксана Руссо за чашкой чая в маленьком, но уютном ресторанчике под названием „Пеперончино“, что в переводе с итальянского значит „Стручок перца“. (Вот уже почти два года Оксана является хозяйкой этого заведения, расположенного в центре Полтавы, а должность управляющего занимает ее супруг Вито.) — Ведь когда мы работали вместе в Германии, у нас не было времени встречаться, кроме как на кухне ресторана. Обменивались ничего не значащими фразами, и все. С утра до ночи заняты, выходные имели в разные дни.

*Познакомились Оксана и Вито в Лейпциге в середине 1990-х годов (фото из семейного альбома семьи Руссо)

Но однажды, закончив смену, сели в мою машину и разговорились о своей неустроенной личной жизни. Вито признался, что расстался с девушкой, поскольку не мог уделять ей должного внимания из-за постоянной занятости. Подруга все же дала ему месяц на решение: либо она, либо работа. Вито не готов был к продолжению отношений, а искать новых встреч где-нибудь на дискотеках у него не получалось, поскольку в единственный выходной — понедельник — дискотеки закрыты.

Я же с грустью поделилась с ним своими проблемами: богатый немец (меня с ним познакомила сестра) согласен был жениться с условием, что верну сына к папе — в Украину. Дескать, я нравлюсь потенциальному жениху как женщина, но двое моих детей — это уж слишком.

…В Лейпциге полтавчанка Оксана, бухгалтер с высшим образованием, оказалась в середине 1990-х годов. Уехала из Украины не столько из-за тяжелого материального положения, сколько ради того, чтобы выйти из стресса. Молодая женщина осталась без мужа с двумя маленькими детьми. Дочке было восемь лет, а сыну — четыре. Благо отправлялась не на пустое место. В Германии до сих пор живет Оксанина сестра, которая и позаботилась о трудоустройстве родного человека.

— Своей знакомой — хозяйке итальянского ресторана сестра меня отрекомендовала „исчерпывающе“: „Она может все!“ — с улыбкой продолжает моя собеседница. — Но все, что могли мне доверить тогда владельцы ресторана, это мыть посуду. И пока не выучила немецкий язык, оставалась посудомойкой. Потом меня поставили на салаты, со временем могла уже работать „на сковородках“ — то есть заменять повара.

Итальянец Вито Руссо в их ресторане считался тогда лучшим пиццайоло (мастером по приготовлению пиццы). В отличие от многих своих земляков парень был весьма сдержанным, скромным. Возможно, потому, что с детства воспитывался в интернате при католической церкви, где царили строгие порядки. Почему мать после развода с отцом отдала двух своих сыновей в интернат, а дочь оставила при себе — это для Вито до сих пор болезненная тема. Домой он уже не вернулся, а когда ему исполнилось 18 лет, вообще уехал из Италии — перебрался в Германию.

— Мы полностью повторили судьбу своих бывших хозяев, — говорит Оксана, — которые познакомились в Швейцарии, куда оба приехали в поисках лучшей жизни. Она — из Германии, он — из Италии. Но, поскольку в чужой стране супруги из-за юридических сложностей не смогли открыть собственный бизнес, то сделали это в Германии. То же самое случилось и у нас. Я видела, что в профессиональном росте Вито стремиться уже некуда. Он работал управляющим производством, и это было „потолком“ для него. Что бы ни говорили, немцы порой считают итальянцев людьми второго сорта.

Чтобы иметь возможность работать на себя, нам пришлось уезжать в Полтаву. Германия так и не стала нам родной.

„Увидев, в каких стесненных условиях ютится семья мужа на его родине, поняла, что мы в Украине еще неплохо живем“

Супруги до сих пор разговаривают между собой по-немецки. У Вито остался саксонский акцент, по-русски понимает чуть-чуть. Поэтому Оксана переводит мужу мои вопросы.

— Почему остался с Оксаной? У меня не было выбора! — улыбается мужчина, глядя в карие лучистые глаза своей половинки. А потом уже серьезно добавляет: — Потому что она совпала с моим представлением о том, какой должна быть жена. Оксана настоящая итальянка!

В самом деле, по темпераменту Оксану можно сравнить с действующим вулканом. У женщины эмоции бьют через край, в руках все горит. Поэтому даже трудно сказать, в кого больше пошел сын супругов, одиннадцатилетний Валентино. Мальчик „разговаривает“ больше руками, нежели языком.

Рождение ребенка Оксана с Вито откладывали. Хотели подкопить денег, чтобы крепко стать на ноги. Увы, все их материальное богатство рухнуло в один миг. Так получилось, что Валентино появился на свет именно в то время, когда Германия ввела новую национальную валюту — евро, что автоматически подняло цены в два раза.

— Сыну было всего пять недель от роду, когда я вынуждена была вернуться в ресторан, — отпивает глоток чая Оксана. — Пришлось вызывать маму из Полтавы и оставлять малыша на нее. Заработков Вито в евро хватало разве что на оплату коммунальных услуг. А ведь, помимо этого, нужно было погашать кучу обязательных платежей. И каждый месяц отдавать 330 евро с зарплаты за медицинскую страховку — болеешь ты или не болеешь… В общем, Европа — это не только красивая картинка, которую обычно видят туристы. Подобное разочарование ожидало меня и в Италии.

Признаться, я боялась первый раз везти Вито к себе домой в Полтаву. Мало ли как он воспримет наш скромный быт? Но когда увидела, в каких стесненных условиях — в доме с пластиковыми перегородками ютится родня мужа на его родине, поняла, что мы еще неплохо живем…

Супруги Руссо построили просторный особняк на берегу Ворсклы. В одной половине живут сами, в другой — мама Оксаны. Любимый зять называет ее ласково „мамушка“, а Анна Ивановна вообще души в нем не чает, во всем старается угодить. Если у нее и бывают замечания к Вито, то напрямую она их не высказывает — заводит разговор с дочкой. Например, напоминает, что зятю уже пора постричься.

— Точно так же очень деликатно Вито обращался и с моими старшими детьми, — объясняет Оксана. — У мужа сразу же сложились с ними дружеские отношения. Он никогда не старался быть для них отцом в том понимании, которое мы вкладываем в это слово. И если Женя, бывало, раскидывал свои вещи по квартире, Вито не устраивал из-за этого разборок. О своем недовольстве мог сказать только мне, и то очень тактично.

Сам же он аккуратный до невозможности. У него даже деньги в кошельке лежат все ровненько, словно отутюженные. А когда выходит из ванной, оставляет там все в идеальной чистоте. В этом отношении Вито мне очень помогает.

Прежде чем официально оформить отношения, Вито с Оксаной прожили почти десять лет в гражданском браке. Женщина не спешила второй раз замуж, проверяла свои чувства. А ему и так было неплохо. Первое, что подсказало Вито о правильности выбора, было… его чистое белье, которое он находил каждое утро, собираясь на работу. Оксана убегала раньше, но успевала приготовить для него и завтрак, и свежий гардероб. Немка никогда не „опускается“ до этого, пока мужчина не станет ее законным супругом. В общем, Вито сразу же оценил Оксанину заботу.

„Для меня самое главное, что между нами существует абсолютная гармония, хотя мы очень разные“

— Мы настолько были заняты работой, что даже расписывались в понедельник, в выходной день жениха. К тому времени нашему общему ребенку было уже два годика, — хозяйка ресторана показывает свадебные фотографии. — Просто Вито надоело, что я ношу фамилию бывшего мужа. Мне же снова захотелось надеть свадебное платье. Ничего не сказав любимому, заказала его в Полтаве — я и тогда, и сейчас часто мотаюсь между Украиной и Германией (кстати, платье обошлось мне дешевле, чем прическа у немецкого мастера). Для Вито это был сюрприз. Он мне почти через десять лет совместной жизни даже в любви признался. Случилось это в гостиничном номере, где мы провели свою первую брачную ночь.

— И вы ждали этого признания почти десять лет?

— В немецком языке много разных слов, которыми можно выразить свое отношение к другому человеку, не обязательно говорить об этом прямо. Слова любви я, конечно, слышала от Вито, слышу их и сейчас. Но для меня самое главное, что между нами существует абсолютная гармония, хотя мы очень разные. Мне очень важно, что сегодня у нас так же, как было вчера, а завтра, я уверена, будет так же, как сегодня. За восемнадцать лет совместной жизни Вито ни разу не доводил меня до истерики и слез. Это гораздо важнее самых сладких слов…

*"Мне захотелось снова надеть свадебное платье, а Вито надоело, что я все еще ношу фамилию бывшего мужа», — улыбается Оксана, вспоминая о своем бракосочетании

Полюбив жену-украинку, итальянец так и не смог привыкнуть к украинской кухне. Например, предпочитает окрошку, а не борщ, пельмени, а не вареники. Как ни странно, Вито Руссо равнодушен даже к исконно итальянскому десерту тирамису. Но это потому, что просто не любит сладкого. А пиццу в его семье едят не больше одного раза в неделю. Кстати, готовить дома пиццу считает кощунством. Ибо испечь тонкий корж — такой, как нужно, можно лишь в духовке, которая разогревается до трехсот градусов.

— Очень часто у вас неправильно готовят и тирамису, — просвещает меня галантный итальянец. — На бисквит (мы берем специальное печенье «савоярди», которое можно купить в ваших магазинах) нельзя выкладывать взбитые сливки. Крем делается только из итальянского сливочного сыра маскарпоне, в который добавляются кофе и амаретто. А вообще в классическом тирамису используются еще и желтки сырых яиц. Но в общественном питании это не практикуется — во избежание заражения сальмонеллезом.

Хозяева угостили меня этим невероятно вкусным десертом, который буквально тает во рту. Я сразу поняла, почему из разнообразного меню, составленного Вито из его самых любимых блюд, тирамису выбирают чаще всего.

Все продукты для своего ресторана обычно закупает Оксана — сама ездит на рынок, а некоторые специи, о которых здесь мало даже кто слышал (как, например, лимонная или розмариновая соль) привозит из Германии, куда часто наведывается к старшим детям — они там делают свою карьеру.

Украинско-итальянское семейство Руссо в Полтаве пока все устраивает. Их бизнес успешно развивается. С прибыли Оксана первым делом купила машину. Водит только сама, муж к автомобилям абсолютно равнодушен. Прошлым летом на машине даже в Крым отдыхать ездили.

— Мне хотелось показать Вито и жениху своей сестры (тоже, кстати, итальянцу) Украину, — вздыхает Оксана. — Увы, у всех осталось полнейшее разочарование. Мы так и не поняли, за что заплатили огромные деньги. Сервиса в Крыму — ноль. Зато гречки в ресторане неплохого, в принципе, санатория, наелись на всю оставшуюся жизнь. При том, что у нас было «все включено». Муж в первый день отдыха попросил принести маленькую порцию оливкового масла, так ему выписали счет почти на пятьдесят гривен! А ведь в любом приличном заведении за это вообще денег не возьмут. У нас в кафе, например, и оливковое масло самого высшего качества, и бальзамический уксус идут как обычные приправы, бесплатно.

Но окончательно испортило отдых в Крыму то, что жениху сестры кто-то поцарапал отверткой три дверки его джипа. Теперь точно ни у кого из нас не возникнет больше желания ехать на украинские курорты.

А в последнее время, когда рядом с нашим рестораном появился Евромайдан, возникли новые тревоги. Вито нравится жить в Полтаве, где все спокойно и нет суеты. Но как будет дальше, сегодня никто не знает, и он заволновался: не скажется ли политическая и экономическая обстановка на нашем бизнесе? Бросать то, во что вложена душа, не хотелось бы. И начинать все сначала в чужой стране тоже.

— Люди здесь в основном хорошие, — подводит итог немногословный Вито. — Хотя первое впечатление было, что они замкнутые, мрачные. Но потом, когда знакомишься с ними ближе, они открывают тебе свою душу. У европейцев все наоборот — на лице улыбка, а душа на замке.

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров