БОЛЬШЕ НОВОСТЕЙ  >>
Украина Вот так номер!

Пропавшее у него антикварное оружие запорожский коллекционер обнаружил в… особняке Пшонки (фото)

16:55 25 февраля 2014 19034
Петрашин коллекция

О том, что его собрание антикварного оружия «заказали» «очень серьезные люди из Киева», полковник милиции в отставке, а ныне простой пенсионер Леонид Петрашин заявил еще четыре года назад. По словам коллекционера, принадлежащие ему предметы находятся также в доме бывшего министра образования Дмитрия Табачника, а основная масса коллекции спрятана в президентской усадьбе в Межигорье.

О Леониде Петрашине «ФАКТЫ» рассказывали в июне 2010 года.

Коллекционированием старинного оружия житель Запорожья полковник милиции в отставке, а затем руководитель охранной фирмы Леонид Петрашин увлекся в начале 1990-х годов. Занимался собирательством увлеченно, не жалея семейных средств на интересные вещицы и тщательно изучая историю оружия. В итоге собрал внушительный арсенал, насчитывающий 2,5 тысячи антикварных экземпляров, которые, по оценкам специалистов, стоит более пяти миллионов долларов. После чего его коллекция стала объектом внимания неких могущественных людей. В квартиру к Леониду Григорьевичу зачастили сотрудники местной милиции. А однажды в его отсутствие правоохранители нагрянули к нему и… изъяли почти все экспонаты, просто свалив их в мешки. О детальной описи изъятых уникальных ценностей и речи не было!

— На меня началась «охота» со стороны тех, кто «заказал» мою коллекцию, — утверждал тогда Леонид Петрашин. — Когда я лежал в больнице, на меня даже было совершено покушение: потому что нет человека — нет проблемы! В палату вошла незнакомая медсестра и попыталась мне вколоть какой-то препарат. Поскольку инъекции всегда делали в определенное время, а все шприцы и ампулы находились в моей тумбочке, я почувствовал неладное. Начал выяснять, что за лекарство, где лист назначения. Медсестра вышла за листком… и больше не вернулась! Я поинтересовался у нянечки, что это за новая сотрудница, описал медсестру и услышал в ответ, что у них в отделении таких нет.

Я знаю подоплеку изъятия коллекции: заказчики из Киева — очень серьезные люди! И фамилии их мне известны. Но им нужны всего лишь три уникальных предмета из моей коллекции. А правоохранители решили забрать все. Потом коллекцию раздерибанят и пополнят чужие собрания.

Леонид Григорьевич рассказал, что следователь Ленинского райотдела милиции и сотрудники управления уголовного розыска изъяли также документы на оружие.

Коллекция оружия была, как и положено, систематизирована, находилась в витринах в квартире Петрашиных, куда на экскурсию наведывались курсанты школы милиции, сотрудники правоохранительных органов. А часть экспонатов была выставлена в музее запорожского казачества на острове Хортица. При этом городской голова Запорожья несколько лет «кормил» коллекционера обещаниями помочь решить вопрос с помещением для постоянно действующей выставки.

Забирая старинные предметы, правоохранители заявили: «Срок ее регистрации закончился в 2006 году, и теперь все экспонаты можно считать потенциально украденными из музеев, и нажитые преступным путем». Обещали провести баллистические экспертизы, дабы «проверить, не тянется ли за этим оружием «кровавый след».

«Кровавый след» на оружии, конечно же, был. Вот только смогли ли бы современные эксперты найти свидетельства преступлений византийского двуручного меча крестоносцев, старинных турецких ятаганов или пистолетов, выпущенных до Первой мировой войны, которые стреляли дымным порохом? Или нашли бы жертв, павших от алебард, две из которых Петрашин предоставлял для съемок фильма Владимира Бортко «Тарас Бульба»? А современным оружием отставник не интересовался.

Обыск и изъятие коллекции производили в отсутствие владельца, а его жене и сыну от первого брака предъявили ордер, которым разрешался обыск квартиры на предмет поиска огнестрельного оружия и любого другого имущества, нажитого преступным путем. Якобы сейчас в музеях Украины большое количество краж, и есть все основания считать, что здесь находится похищенное оружие. Молодой женщине, попытавшейся сфотографировать момент изъятия, пригрозили «разбить камеру на голове». Понятые на изъятии присутствовали и были, по мнению очевидцев действа, «своими в доску». Приехавших в срочном порядке адвокатов, напротив, в квартиру не пустили — дескать, «поздно приехали»!

Алексей Петрашин показал выданную семье копию протокола обыска, страницы которого не пронумерованы. В строках, где должно быть указано, кому изъятое имущество оставлено на хранение и кто несет уголовную ответственность за его растрату, стоят прочерки. «Со стеллажей, расположенных на всех 4-х стенах кабинета, изъято: сабли — 88 штук, шпаги — 43 штуки, тесаки — 20 штук, палаши — 3 штуки, топоры — 2 штуки, мечи — 4 штуки, штык-ножи — 69, гранаты Ф-1 — 3 штуки… «. Просто — в штуках, будто сабли-шпаги-палаши похожи друг на друга как кирпичи со стройки.

- В отношении Леонида Петрашина было возбуждено уголовное дело по статье «Хранение огнестрельного оружия, боеприпасов без предусмотренного законом разрешения», — заявил тогда «ФАКТАМ» начальник следственного отделения Ленинского райотдела милиции Запорожья майор Александр Коробов. — Там было изъято 13 гранат, автоматы… Вы бы хотели жить по соседству? А во время обыска в марте месяце было обнаружено около 200 патронов и несколько пистолетов, которые признаны боевыми. Что и послужило основанием для возбуждения уголовного дела и изъятия всей коллекции для проверки. Коллекция не номерная, поэтому посчитали в штуках, но однородные предметы складывали вместе. Для меня как для милиционера это все — оружие! После проведения экспертиз экспонаты, хранение которых не противоречит законодательству, будут возвращены владельцу.

Экспертизу изъятого, а вернее сказать, украденного у Петрашина оружия обещали провести в двух-трехмесячный срок. Но с тех пор на витрины ничего не вернулось, как и нет официальных подтверждений боеспособности экспонатов или следов их кражи из каких-либо музеев. Зато почти год в Ленинском суде Запорожья продолжается суд над самим коллекционером. Обвинение ему предъявлено по ч.1, 2 ст. 263 Уголовного кодекса Украины («Хранение огнестрельного оружия, боеприпасов без предусмотренного законом разрешения», «Незаконное изготовление, переделка или ремонт огнестрельного оружия»), по которым правонарушителю «светит» от 5 до 10 лет лишения свободы.

Готовился ли «самый гуманный» суд упечь за решетку неугомонного запорожского коллекционера, не смирившегося со столь масштабным преступлением бывших коллег, неизвестно. Может, надеялись, что он сам устанет бороться? Но Леонид Григорьевич знал точно, в чьих руках находятся его экспонаты, и сдаваться не собирался. Правда, даже обнародование этих данных ничем хорошим ему не грозило.

Как вдруг все изменилось! И на днях, когда СМИ наперебой демонстрировали внутреннее убранство «хатынки» экс-генпрокурора Украины Виктора Пшонки, запорожец увидел и опознал как минимум три экспоната из своей коллекции!

- Я определил, что там мои австро-венгерская сабля и масонский меч, а также советский морской кортик с поясом, — сообщил Леонид Петрашин. — Однако у меня они были расположены в тематическом порядке: парадные — к парадным саблям, боевые — к боевым, как в музее положено, а там они валялись гамузом, в куче все. У него (Пшонки. — Авт.) не было разделения, он просто цеплял все подряд, как сорока.


А теперь хотелось бы, чтобы провели «ревизию» в усадьбе бывшего министра образования Табачника, у которого 11 моих предметов!

— Вы даже точно это знаете?

- Я — взрослый человек, бывший полковник, мне 62 года. Как вы думаете, я могу заявлять об этом безответственно или у меня есть абсолютно точные данные? А в Межигорье порядка 400 моих предметов отвезено и тому есть письменные подтверждения.

— В таком случае, в связи с изменившейся ситуацией, вы собираетесь что-то предпринять для возвращения коллекции?

- Ехать туда и забирать силой принадлежащие мне экспонаты, конечно же, не буду. У меня есть адвокат, который работает в данном направлении, и его работой я доволен. Все будет производиться на законном основании.

- Сегодня, 25 февраля, у вас должно состояться очередное заседание суда…

- Не будет его ни сегодня, ни завтра — перенесено на неизвестный срок без объяснений. Примечательно, что мне инкриминируется часть 2 статьи 263-й — «Переделка холодного оружия». С каких пор коллекционер, историк, который писал статьи, серьезно занимался научной работой, будет из нормального предмета делать посмешище, переделывая его? Ни один коллекционер в мире никогда не переделывает экспонаты, которые у него имеются! — не сдерживая эмоций, высказывает собеседник.

— Леонид Григорьевич, как сторона обвинения подкрепляла свои слова?

- Заседаний было множество. Проводилось судебное следствие, вызывались некие свидетели. Один из них, например, говорил, что он видел, как я из дома стрелял через окно из автомата Uzi, а потом спускался вниз посмотреть — убил кого или не убил! Этого «свидетеля», видимо, отпустили на каникулы из психбольницы… Потому что нормальный человек такое придумать не в состоянии. Еще двое свидетелей заявили, что были у меня в гостях и на столе видели разобранные кортик и саблю! Про то, что я их ремонтировал — никто ничего не сказал. Видели — и этого достаточно! А спрашивается, каким образом я могу доказать подлинность предмета, не разобрав его? Разобрал, посмотрел внутри клейма мастеров и собрал его — это не запрещено никакими законами.

Кстати, часть свидетелей обвинения невольно стали свидетелями защиты потенциальными. Например, пригласили начальника отдела разрешительной системы областного Управления МВД и просят его: «Юрий Владимирович, а должна быть коллекция Петрашина зарегистрирована?». А Юрий Фомин отвечает: «А с какой стати? Нет необходимости, и нет как такового механизма регистрации. Если владелец собирается куда-то везти коллекцию — в другой город или в другую страну на демонстрацию или для продажи, тогда да, он должен ее регистрировать. Иначе законом не предусмотрено. А в пределах квартиры можно хранить сколько угодно оружия, лишь бы не выносил на лестничную клетку».

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров