Украина Из первых уст

Максим Емельяненко: «Мы готовы воевать за Украину до последней капли крови, но пытаемся спасти ее от третьей мировой войны»

15:51 12 марта 2014   12874
Максим Емельяненко: «Мы готовы воевать за Украину до последней капли крови, но пытаемся спасти ее от третьей мировой войны»
Дария ГОРСКАЯ, «ФАКТЫ»

Командир корвета «Тернополь» отказался сдать оружие командующему Черноморского флота России вице-адмиралу Александру Витко. Несколько дней назад из Стрелецкой бухты в Севастополе увели российские корабли, но выходы из бухты перетянули сетями, оставив корвет «Тернополь» и разведывательный корабль «Славутич» заблокированными

Капитан третьего ранга Максим Емельяненко прославился на весь мир своим героическим поведением во время оглашения ему ультиматума командующим Черноморским флотом России Александром Витко. Услышав приказ сдать оружие и поднять на корабле флаг Крыма, командир корвета «Тернополь» Максим Емельяненко ответил: «Русские не сдаются!» После чего объяснил пораженному адмиралу, что, хотя у него в крови и течет русская кровь и вырос он в Калининградской области, присягу давал народу Украине и ни при каких обстоятельствах не изменит ей. Равно как и его экипаж. «Учитесь, ребята, как надо служить — за честь и за совесть» — вполголоса сказал Витко своим подчиненным.

После того как суда Черноморского флота России и противолодочник «Суздалец» заблокировали украинские корабли, экипажам «Тернополя» и «Славутича» пришлось отразить немало атак со стороны непрошеных гостей. 5 марта оба корабля были полностью отрезаны от снабжения со стороны суши — подступы к причалу перекрыли вооруженные снайперскими винтовками, автоматами и пулеметами люди в военной форме. Над экипажами нависла угроза голодной смерти…

- Сейчас внешне все выглядит гораздо спокойнее, чем несколько дней назад, — рассказывает «ФАКТАМ» командир корвета «Тернополь» Максим Емельяненко. — После того как самопровозглашенные власти Крыма договорились с новым командующим военно-морскими силами Украины Сергеем Гайдуком о неприменении оружия с обеих сторон хотя бы до окончания референдума, блокаду наших кораблей сняли. То есть теперь нам не угрожают российские суда, а с причалов в нас не целятся из автоматов «зеленые человечки» (так мы называем активистов СС — Самообороны Севастополя). Но свобода эта иллюзорная. Ведь выходы из бухт перекрыты крепкими сетями, и деться нам все равно некуда.

Кстати, блокада наша была заранее продумана и очень цинично осуществлена. Ведь еще когда бухты были совершенно свободными, мы получили приказ передислоцировать наши суда в Одессу. Завели машины и снялись с якорей, как вдруг нам дают команду… остановиться и ждать. То есть мы попросту дожидались прихода российских кораблей, которые отрезали нам пути к отступлению. То что сейчас они ушли, ничего не изменило — ведь мы все равно в безвыходном положении. Затишье это временное. В любой момент может начаться штурм.

— Какое настроение у членов вашего экипажа? Надеетесь на лучшее, но готовитесь к худшему?

- Мои ребята давно уже перешли моральную черту страха за свою жизнь — мы готовы отражать нападение хоть сегодня и воевать до последней капли крови. В моем экипаже 91 человек, включая меня. Среди них есть и русские, и люди с Западной Украины, и крымчане. Конечно, у всех разные политические взгляды, и каждый высказывает свое мнение, спорит, доказывает, с какой властью нашей стране будет лучше. Но к нашему воинскому долгу эти прения не имеют никакого отношения. Мы все верны своей присяге. Лучшее доказательство этому — наша встреча с командующим Черноморским флотом России контр-адмиралом Александром Витко. Он поднялся на борт нашего корвета якобы по собственной инициативе, «просто по-человечески поговорить». Хотя всем понятно, что без соответствующего распоряжения он бы этого не сделал. Я ему представился согласно протоколу, по всей форме. Он в ответ лишь поздоровался, но представляться не стал. При этом прекрасно зная, что я понимаю, кто передо мной. Витко сообщил, что за ним стоит огромное количество очень хорошо вооруженных и подготовленных военных, которые могут в считанные минуты обратить в щепки и наши корабли, и нас. Сопротивляться, сказал Витко, не имеет смысла. И поставил ультиматум — немедленно сдать оружие и присягнуть на верность власти Крыма. Ответ мой и моего экипажа вы знаете — мы отказались изменять присяге.

— Я слышала, некоторые члены экипажей других украинских судов перешли на сторону сепаратистов.

- Это правда. Два моряка — один с корабля «Гетман Сагайдачный», другой — с «Приднепровья», которых родители (ярые активисты Самообороны Севастополя) забрали домой. Теперь эти ребята дезертиры, и если Крым останется в составе Украины, им придется предстать перед судом за измену Родине. Мне жаль их и стыдно за то, что они так поступили. Я и члены экипажа корвета «Тернополь» уйдем только в том случае, если Крым уже не будет принадлежать Украине. Тогда мы официально уволимся и разъедемся по домам. Конечно, этого страшно не хочется. Но я работу себе найду везде — меня примут хоть в Черкассах, хоть в Тернополе.

— Жители Тернополя, я знаю, очень о вас заботятся. Пишут вам письма, передают посылки. Они даже собирали деньги вам на продукты, когда вас отрезали от снабжения с суши.

- Да, огромная им за это благодарность. Нас поддерживала вся страна — и морально, и материально. Действительно, был момент, когда было тяжело с провизией. Но сейчас все наладилось: нам поставляет продукты наше командование, помогают родственники. Заблокированным офицерам штаба и других военных частей, поверьте, сейчас гораздо труднее. А вот с чем действительно катастрофа — так это с психологическим настроем местных жителей и потоком ложной информации в СМИ. Объективных журналистов практически нет — все события освещаются с перекосом либо в одну, либо в другую сторону. В результате половина крымчан считает нас, моряков, заблокированных в бухтах, бездеятельными непротивленцами, боящимися применить оружие, а вторая половина — врагами народа и оккупантами. При этом первые, сидя дома у компьютеров, строчат в интернете призывы «В ружье!» и требуют, чтобы мы первыми начали военные действия и прогнали россиян. Они не имеют представления о том, что такое война и каковы ее последствия. Россия — это огромная мощь, которая способна стереть Украину с лица земли.

В ответ на агрессию Путина на территории Крыма тут же появятся войска из Европы и Америки. Мы, моряки, пытаемся всеми силами не допустить этого и не поддаться на провокации. И не применяем оружия даже во время атак на наши корабли, хотя это предусмотрено военным уставом. Но мир в стране и человеческие жизни важнее устава, и командование военно-морскими силами Украины это понимает!

А обзывать нас оккупантами — вообще полный бред. Это я-то оккупант, у которого в Крыму родились все родственники — от деда до дочки?! То, что я вырос и пошел в школу в Калининградской области, для меня не имеет значения. Мой отец служил там, а когда распался Советский Союз, отказался переприсягать и уехал в Севастополь. Я считаю себя украинцем, у меня украинский паспорт, я в четвертом поколении военный и для меня присяга народу Украине — не пустые слова.

Нам, морякам, сейчас морально очень тяжело. Мы между двух огней. До недавнего времени между нами и активистами Самообороны, орущими с причала оскорбления и угрозы, стояли российские военные. Прозомбированные до мозга костей, настроенные на то, что в Крыму живут одни фашисты и нацисты, только и мечтающие поубивать россиян. Мой отец говорил с командиром корабля, заблокировавшего нас. И был поражен: русские моряки на кораблях вообще находятся в информационном вакууме, у них не было ни интернета, ни других средств связи. Они не понимают, что происходит на полуострове. Новости узнают дозировано, и только в определенном свете.

Это, кстати, относится, и к работе прессы на территории Крыма. Так, например, журналистами была полностью переврана информация о командире автомобильного батальона ВМС в Бахчисарае Владимире Садовнике. Его обвинили в том, что он перешел на сторону сепаратистов да еще и перетянул на свою сторону многих подчиненных. А ведь на самом деле все было с точностью до наоборот! Садовнику был дан приказ руководством не начинать военные действия и спрятать оружие, чтобы, не дай Бог, не допустить провокаций. Когда на его военную базу напали, ему попросту нечем было защищаться. Когда часть его подчиненных признала легитимной самопровозглашенную власть Крыма, Садовник крикнул остальным: «Кто со мной — шаг вперед», имея в виду остаток верных народу Украины военных. Его слова попросту переврали, выдернули из контекста, и теперь человеку до конца жизни придется оправдываться и отмываться ото всей этой грязи. Из Садовника сделали предателя, хотя он таковым не является.

— О Денисе Березовском говорили то же самое. Мол, он присягнул власти Крыма под угрозой расправы над семьей…

- Я не хочу говорить о Березовском и обсуждать, прав он был или нет. Скажу, возможно, крамольную и ужасную вещь: даже если это и правда, человек его ранга не имел права подвергать жизнь десятков тысяч человек ценой жизни своей семьи. Я знаю, о чем говорю, потому что у меня тоже есть любимая жена и ребенок. Когда начиналась наша блокада, я вообще не знал, останусь ли в живых и увижу ли хоть раз своих близких. Теперь, когда мы уже не находимся под дулами российских автоматов, я и мой экипаж иногда видимся со своими семьями. Подплываем на лодке к берегу минут на десять, обнимаем детей и жен и тут же возвращаемся на борт «Тернополя». Осознавая, что каждая наша встреча может быть последней…

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров
Киев
0

Ветер: 2 м/с  C-В
Давление: 752 мм

— Роза Львовна, а почему вы отказали прошлому жильцу? — Я, конечно, не любопытна, но, если человек постоянно закрывает замочную скважину, это таки подозрительно!