БОЛЬШЕ НОВОСТЕЙ  >>
Культура Из жизни замечательных людей

«В Мексике имя Юрия Кнорозова известно даже таксистам. Только в Украине мало кто знает о гениальном соотечественнике»

7:00 29 марта 2014   11941
Юрий Кнорозов
Галина КОЖЕДУБОВА, «ФАКТЫ» (Харьков)

15 лет назад, 31 марта 1999 года, ушел из жизни выдающийся ученый-лингвист харьковчанин Юрий Кнорозов, которому удалось расшифровать иероглифы древней цивилизации майя

Юрий Кнорозов родился в поселке Южный под Харьковом в ноябре 1922 года. Когда Юра был пятилетним мальчиком, он получил сильный удар по лбу крокетным шаром — ему чудом удалось спасти зрение. Став взрослым, ученый шутил: «Видимо, это была своего рода „колдовская травма“. Могу дать рекомендацию: будущих дешифровщиков следует бить по башке».

Юрию Кнорозову удалось сделать открытие, над которым бились ученые многих стран. Он смог расшифровать иероглифы индейцев майя. Благодаря этому мир узнал императоров и жрецов, художников и поэтов, живших тысячи лет назад.

Лауреат Государственной премии СССР, обладатель самого престижного ордена Ацтекского орла в Мексике, Большой золотой медали президента Гватемалы, Юрий Кнорозов уважаем во всем мире. И лишь в родном Харькове его имя почти никому не известно. В городе нет ни улицы с его именем, ни даже мемориальной таблички.

«Он кошек любил больше, чем людей. И испытывал страсть только к науке»

Поселок Южный находится в 20 километрах от Харькова. На улице Карла Маркса в окружении высоких сосен стоит усадьба, в которой прошло детство великого дешифровщика Юрия Кнорозова.

— Там сейчас живут родственники ученого, по-моему, сын его сестры Галины с женой, — говорит директор Центра краеведения Харьковского национального университета имени Каразина профессор Сергей Куделко. — Вряд ли они хоть что-нибудь смогут рассказать о своем знаменитом родственнике, ведь даже ни разу с ним не виделись. Юрий Кнорозов не поддерживал родственных связей. Он был довольно закрытым человеком. Жил в мире своих мыслей и идей. Кошек любил больше, чем людей. Был равнодушен к наградам и карьерному росту. Испытывал страсть только к науке.

В Москве есть Центр мезоамериканских исследований имени Кнорозова, где занимаются изучением трудов ученого-дешифровщика. Центром руководит ученица Юрия Валентиновича Галина Ершова. Она приезжала к нам в Харьков, тоже посетила дом родственников, забрала в Москву некоторые личные вещи ученого. Галина Гавриловна рассказала, что у нее сохранились детские рисунки маленького Юры. Ребенком он рисовал фантастических животных и называл их выдуманными словами. Потом оказалось, что это были слова из языка инков.

Будущий ученый окончил железнодорожную школу в поселке Южный. Став взрослым, он вспоминал, что его не раз пытались исключить оттуда за плохое поведение и своевольный нрав. С ранней юности Юрий играл на скрипке, писал стихи, рисовал. Закончив с отличием семь классов, поступил на рабфак. В 16 лет стал студентом исторического факультета Харьковского университета, но проучился там всего год. Великая Отечественная война навсегда разлучила Юрия с Харьковом. Он ушел на фронт и встретил Победу под Москвой телефонистом резервного полка ставки Верховного главнокомандующего.

С войной связана еще одна легенда его биографии. Якобы из Берлина в качестве военного трофея он привез две очень важные для исследователя цивилизации майя книги — «Сообщение о делах в Юкатане» францисканского монаха ХVI века Диего де Ланды и «Кодексы майя» братьев Вильякорта. Сначала Кнорозов говорил, якобы спас их из пламени горящей библиотеки. В последние же годы жизни утверждал, что взял книги из ящиков, которые немцы подготовили для эвакуации. На самом деле Кнорозов никогда не был в Берлине. Но легенда сильно укоренилась на Западе.

«То, что создано одним человеческим умом, не может не быть разгадано другим»

После войны Кнорозов переехал в Ленинград. Там он работал младшим научным сотрудником в Институте этнологии и антропологии имени Миклухо-Маклая. Жил в маленькой комнате, до самого потолка заполненной книгами, прямо в знаменитом музее — Кунсткамере. Больше всего в это время его интересовали шаманские практики. В составе научной экспедиции он несколько месяцев изучал их в Средней Азии и Казахстане. В это время на глаза Кнорозову попалась опубликованная статья немецкого исследователя Пауля Шелльхаса «Дешифровка письма майя — неразрешимая проблема». Эта публикация резко изменила научные планы Кнорозова. Он оставил шаманские практики, чтобы бросить вызов Шелльхасу: «Как это неразрешимая проблема? То, что создано одним человеческим умом, не может не быть разгадано другим».

Молодой аспирант направил все усилия на изучение древних иероглифов племен майя. До этого он никогда не был ни в Мексике, ни в Гватемале, не видел «живьем» ни одного иероглифа, только те, которые прорисовал в своей книге монах Диего де Ланда. Все свободное от работы время Юрий проводил в своей музейной подсобке, по стенам которой развесил плакаты с иероглифами. Он засыпал и просыпался с мыслями о древних племенах. Спустя несколько лет к молодому ученому пришло озарение. Звуки речи или фонетика — вот ключ к разгадке письменности майя, и он скрыт в книге францисканского монаха.

В 1952 году 30-летний аспирант представил научному миру свои первые результаты дешифровки. В 1955-м была готова диссертация «Сообщение о делах в Юкатане Диего де Ланды как этноисторический источник». Сам Юрий Валентинович вспоминал, что, когда шел на защиту, был готов ко всему, даже к аресту — ведь в те времена ученого могли обвинить в антимарксистской ереси. Доклад длился всего три минуты и на следующий день превратился в легенду. В результате блестящей защиты ученому присвоили звание не кандидата, а доктора исторических наук. Защита этой диссертации стала мировой сенсацией. Зарубежные майянисты не могли понять: как человек, ни разу не побывавший в Латинской Америке, всего лишь на основе рукописей расшифровал то, над чем бились лучшие мировые умы? Кнорозов на это отвечал: «Я могу заниматься наукой даже на подножке трамвая. Чтобы работать с текстами, нет необходимости лазить по пирамидам».

К Юрию Валентиновичу пришло мировое признание: в СССР он получил Государственную премию, президент Гватемалы пригласил его посетить земли древних индейцев и вручил Большую золотую медаль. В 1995 году в посольстве Мексики в Москве ему был вручен серебряный орден Ацтекского орла — высшая награда для иностранцев. Этот орден имел для Кнорозова особое значение. Получая ее, он по-испански сказал: «Сердцем я всегда остаюсь мексиканцем». В 90-х годах сбылась его давняя мечта — он своими глазами увидел страну древних майя. Его любимым местом на Земле, где он «хотел бы умереть», стал изумительный парк Шкарет неподалеку от Канкуна, на побережье мексиканского штата Кинтана-Роо. Однако умер ученый в одиночестве 31 марта 1999 года в коридоре одной из больниц Санкт-Петербурга от пневмонии, развившейся после инсульта.


*Дошедшие до наших дней иероглифы индейцев майя

«Когда к нему приезжали земляки, он говорил: «А, рідна Україна, рідна мова, як я скучив за нею»

— За последние пять лет наш продюсерский центр побывал в разных уголках планеты, — рассказывает «ФАКТАМ» телеведущий Константин Стогний. — Все это время мы пытались выяснить: кого в первую очередь вспоминают иностранцы, когда речь заходит об Украине? И тут оказалось, что в Мексике и Гватемале все знают Юрия Кнорозова. Его имя известно ученым, археологам, историкам, чиновникам, простым таксистам и самим индейцам майя.

В Мексике, когда мы добирались до руин города майя План де Аютла, затерянного в джунглях, то пересекали заставы мятежных индейцев майя. Везде был один пароль: «русо, Юрий Кнорозов». Все, вопросов к нам больше не возникало. «Кнорозов, Кнорозов» — и нас пропускали и солдаты-федералы, и партизаны. На Юкатане каждый человек расскажет вам о том, кто такой Юрий Кнорозов. У нас же о нем не знают даже люди с высшим гуманитарным образованием.

В экспедиции участвовал украинский ученый-майянист Юрий Полюхович. Когда с ним здоровались и он представлялся: «Юрий», то в ответ у любого человека сразу же возникало две ассоциации. «О, Юрий Гагарин, Юрий Кнорозов». Вот так почитают нашего земляка на другом конце света. Кто знает о нем в Украине? А вот в Москве есть Центр изучения культур мезоамерики имени Кнорозова. Россияне делают все, чтобы популяризовать его имя и представить миру как русского ученого.

Наша страна проигрывает информационно. Мы теряем своих гениев, которых родила украинская земля.

— Мы в Украине, в Киеве, уже давно хотим открыть научно-исследовательский центр имени Кнорозова, — рассказал «ФАКТАМ» украинский ученый-эпиграфист Юрий Полюхович. — Хотя Юрий Валентинович и переехал жить в Россию, он всегда очень хорошо относился к своей родине. Когда к нему приезжали земляки, он говорил: «А, рідна Україна, рідна мова, як я скучив за нею». Мы могли бы организовать международную экспедицию в Гватемалу — у нас много контактов с учеными всего мира, проводить археологические, этнографические, лингвистические исследования, позновательные экспедиции, съемки различных фильмов и проектов. Планов много, но их реализация, как обычно, упирается в финансы.

Киево-Могилянская академия готова предоставить нам помещение. Если бы нашлись меценаты, мы могли бы приобрести уникальную библиотеку у частного коллекционера из Америки. В ней собрано огромное количество монографий, уникальные репродукции индейских рукописей, словари всех индейских языков. Уже этой весной в помещении «Мистецького Арсенала» мы планировали сделать самую крупную в Европе выставку предметов искусства древних майя. Были достигнуты предварительные соглашения на уровне министерств культуры Мексики и Гватемалы. Но пока все отложили на неопределенный период из-за событий в нашей стране.

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров

Приходит жена домой навеселе. Муж из спальни говорит: — Солнышко мое, что это у тебя там упало? — Моя шубка... — А почему с таким грохотом? — Твое солнышко из нее вылезти не успело!..

Киев
-2

Ветер: 4 м/с  C
Давление: 748 мм