ПОИСК
Події

«однажды зять поставил шестилетнего вадика в угол на двенадцать(! ) часов, после чего избил ребенка до потери сознания… »

0:00 12 червня 2009
- говорит дедушка, уже не первый год пытающийся спасти маленьких внуков от родителей-наркоманов, которые издеваются над малышами. Недавно Виктор получил от милиции очередной отказ разобраться в ситуации

«Помогите мне! — в редакцию стремительным шагом вошел мужчина средних лет, житель Киева. Его руки дрожали от волнения.  — В моей семье происходит настоящий ужас! Дочь с мужем регулярно избивают и держат взаперти двух малолетних внуков и мою мать, превратили квартиру в настоящий наркопритон!

«В школьных учебниках я находил письма, адресованные… наркоманам. Дочь писала, что за очередную дозу рассчитываться будет натурой»

- Уже не первый год не могу достучаться до своей Лены, сколько ни пытался, — качает головой Виктор Кулаковский.  — Самое ужасное то, что она никогда со мной не спорит, не повышает голос. Молча слушает и… делает по-своему.

Жена умерла, когда дочке Лене исполнилось три годика. Спустя год после смерти супруги я встретил женщину, которая тоже самостоятельно растила девочку, на год старше Лены. Вскоре мы поженились. Новая жена приняла мою дочь как собственную. Но сложившаяся ситуация почему-то пришлась не по душе бывшей теще. Она постоянно настраивала против нас Лену. И добилась своего — когда дочке исполнилось десять лет, она ушла из дому, к бабушке.

А спустя три года после ухода Лены из дому Виктору позвонили из Святошинского опекунского совета и сообщили, что пенсионеры… не справились с воспитанием внучки и он как отец должен решить: либо отдавать девочку в интернат, либо забрать к себе.

РЕКЛАМА

Лена на летние каникулы поехала в село Стеблев Корсунь-Шевченковского района к прабабушке. Там девочка познакомилась с местными наркоманами, а в четырнадцать лет впервые попробовала наркотики.

Забирая Лену к себе, Виктор надеялся, что ему удастся ее перевоспитать, даже, посоветовавшись с женой, переехал с дочерью к своей матери — Эльвире Алексеевне. Но воспитывать девочку было уже поздно.

РЕКЛАМА

- Из школы стали сообщать о том, что дочь не ходит на занятия, — вспоминает Виктор.  — От учителей я узнал, что она продолжает употреблять наркотики. Со мной дочь практически не общалась. Бывало, зайду к ней в комнату, вижу, она сосредоточенно что-то пишет. Но, заметив меня, тут же прятала листок в карман и убегала в другую комнату. Однажды, когда она была в школе, я нашел на ее столе одну из этих тайных бумажек. Прочитав ее, я остолбенел — это было письмо… наркоманам из Стеблева. Она писала, что собирается приехать, обещала отблагодарить… натурой, если они дадут ей необходимую дозу. Потом я находил письма подобного содержания у нее под кроватью, в ящиках и даже в школьных учебниках.

После окончания школы Виктор уговорил дочь, которая порывалась уехать в Стеблев, получить диплом повара. А когда Лена окончила училище, отец решил найти ей работу — сам договаривался с работодателями, назначал время встреч. Но на собеседования дочь не являлась.

РЕКЛАМА

- За несколько лет до этого она познакомилась с парнем из соседнего дома, который стал отцом ее первого сына Вадика. Но через несколько месяцев отца малыша задержали за покупку наркотиков. Узнав об этом, мы выгнали его из дому.

«Четырехлетний Тарасик до сих пор не умеет говорить»

Но в одиночестве Елена пребывала недолго — через несколько месяцев она познакомилась с Дмитрием.

- Дочь привела его в квартиру, — вспоминает Виктор.  — Он рассказал мне, что продает мобильные телефоны в магазине. Выглядел вполне прилично. Единственное, что меня насторожило, так это то, что он был чересчур медлительным, я бы даже сказал — вялым. Мягкое рукопожатие двумя руками, тихий голос… Я пошел к участковому узнать о новом сожителе дочери. Милиционер сказал, что Дмитрий… находится в розыске. Но когда участковый пришел его задержать, парень уже сбежал вместе с Леной.

Спустя пару дней Дмитрия задержали по подозрению в разбое, однако вскоре отпустили, мотивировав это тем, что человек, который может подтвердить причастность парня к преступлению, находится в розыске, и поэтому вину Дмитрия доказать сложно.

- Узнав, что Дмитрий вернулся, я стал чаще приезжать к дочери — пытаясь контролировать ситуацию, — говорит Виктор.  — Лена и ее муж постоянно ругались, моя мама боялась собственной тени. Когда мы оставались наедине, Лена признавалась, что супруг неоднократно поднимал на нее руку и угрожал. При этом умоляла, чтобы я никому не говорил ни слова. «С Димой лучше не связываться. Он как привлечет к делу своих знакомых, потом проблем не оберешься», — плакала она.

К тому времени у Лены родился второй сын — Тарас. Но появление на свет ребенка лишь накалило обстановку в доме. Дмитрий стал еще более раздражительным, мог избить жену по любому поводу. Иногда под горячую руку попадал и двухлетний Вадик. Мать Виктора Эльвира Алексеевна рассказывает, что ночью входная дверь квартиры по требованию Дмитрия всегда остается открытой, к ним постоянно наведываются какие-то люди. Уложив детей спать, родители принимают гостей, с которыми могут развлекаться ночи напролет. А наутро, когда Эльвира Алексеевна выходит из своей комнаты, в доме царит мертвая тишина. Елена и Дмитрий просят не шуметь и дать им выспаться, никому из них в голову не приходит мысль, что нужно накормить детей. Лена появляется из спальни только после обеда, а Дмитрий практически весь день отсыпается. Выходит из комнаты, как правило, под вечер, когда в квартире начинает собираться компания.

- Дети, бывало, по три-четыре месяца не выходили на улицу, — сетует Виктор.  — А бабушке гулять с ними не разрешали. Если Дмитрия нет дома или же он не отдыхает, Вадик и Тарасик могут немного побегать в прихожей и в кухне. Но чаще всего зять спит, и дети должны ходить на цыпочках, чтобы не разбудить его. А если, не дай Бог, кто-то шумел, Дмитрий вставал и избивал ребенка.

Когда Виктор стал чаще появляться в доме матери, супруги с детьми неожиданно уехали из дома.

- Целый год я от них ничего не слышал. Пытался разыскать, чтобы узнать, как внуки, но безуспешно, — вспоминает мой собеседник.  — А однажды в квартиру к матери позвонила их соседка: «Сделайте что-нибудь, я вас умоляю! Вы не представляете, что там происходит! Каждую ночь приходят наркоманы. Дети пропадают, заберите их!» Я пошел к участковому Святошинского района, к которому уже неоднократно обращался. Рассказал о звонке, но в ответ услышал: «Меня это не касается. Это в Вышгороде, говорите? Вот пусть вышгородская милиция и разбирается!» Через некоторое время Лена с семьей вернулась к бабушке.

Однажды отцу удалось поговорить с дочерью наедине. Она призналась, что отбывает условный срок за покупку наркотиков. При этом сказала, что сделать это ее заставил Дмитрий. И еще сообщила, что однажды Дмитрий поставил Вадика в угол на двенадцать часов, а потом в порыве раздражения избил его так, что пришлось вызывать скорую помощь. У мальчика было сотрясение мозга.

- Этот изверг издевается над детьми! — горячится Виктор.  — Моя мама боится перечить Дмитрию — он неоднократно предупреждал, что если она осмелится написать заявление в милицию, будет иметь дело с его компанией. Несколько раз Лена и Дмитрий пропадали из дома, и маме было нечем кормить детей. В результате они попали в больницу. У мальчиков, ко всему прочему, обнаружили вши.

- Несколько месяцев назад дочка сама просила меня приходить чаще, потому что детям необходимо общение, — говорит мужчина.  — Я спросил, почему она не отправляет Вадика в школу, а Тараса — в садик. Тарасику четыре года, а он до сих пор говорить не умеет! Лена лишь плечами пожала, мол, руки не дошли. А мать не может попасть даже на балкон собственной квартиры! Пройти можно только через комнату Лены и Дмитрия, а туда вход пенсионерке категорически воспрещен, ведь Дмитрий сидит там практически всегда. Кстати, мама рассказывала, что туалетом для него служит… литровая банка. Иногда фекалии выливают через окно, а когда забывают — банка может в квартире стоять месяцами. Одежды у малышей практически нет. Трусы, майка и… все. На улицу ведь они не выходят.

«Почему Елена и ее сожитель до сих пор не лишены родительских прав, остается загадкой», — развели руками в криминальной милиции по делам детей

- Сколько раз я жаловался участковому! — берется за голову Виктор.  — Тот обещал сделать все, что от него зависит, и на этом дело заканчивалось. Однажды Дмитрия задержали ровно на… час. После этого случая он стал еще более агрессивным, при встрече кричал мне, что я все равно ничего не добьюсь, потому что участковый ест с его руки. Я, разумеется, не сдался — обратился с жалобой в опекунский совет (Служба по делам детей.  — Авт. ). Там пообещали взять семью на контроль. Как оказалось, «контроль» заключался в том, что Елене звонили и интересовались состоянием здоровья детей. Лена врала, что все хорошо. Эльвира Алексеевна рассказывала, что сотрудники опекунского совета наведались в квартиру всего один раз. Стоя на пороге, спросили Лену, все ли нормально с детьми. Даже увидеть их не пожелали! Дочь заверила их, что малыши в полном порядке, и ей поверили на слово.

- Мы с мужем и в Святошинскую районную криминальную милицию по делам детей обращались, — рассказала «ФАКТАМ» супруга Виктора Кулаковского Татьяна.  — Представитель этой инстанции приходил в квартиру и лично убедился в том, что там настоящий наркопритон. Сказал, что детей надо забирать, и на этом все закончилось. Обратились мы и в прокуратуру Святошинского района столицы. Однако наше заявление было переадресовано все в тот же опекунский совет, который заниматься проблемой не пожелал.

- Никакого наркопритона в квартире нет, — заявил «ФАКТАМ» участковый инспектор Святошинского райуправления милиции Сергей Бузулан.  — В противном случае нам сказали бы об этом соседи, а с их стороны жалоб не поступало. Детьми должна заниматься криминальная милиция по делам детей, этот вопрос не в нашей компетенции. Оснований же для возбуждения уголовного дела мы не нашли. Это свое решение мы согласовали с прокурором Святошинского района, что еще раз подтверждает его законность.

Кулаковский ухватился за то, что Дмитрий судимый, и пытается его сейчас выселить. А это можно сделать только через суд.

Между тем начальник криминальной милиции по делам детей Святошинского района Валентина Федорова сказала «ФАКТАМ»:

- Слова Кулаковского — чистая правда, в семье детьми действительно никто не занимается. Малыши живут в ужасных условиях, работники нашей службы видели это собственными глазами. Ребят однозначно нужно забирать, в том наркопритоне они не выживут. Однако мы не имеем права это делать, забрать детей может лишь Служба по делам детей, то есть опекунский совет. Почему Елена и ее сожитель до сих пор не лишены родительских прав, остается загадкой. Опекунский совет уже давно должен был принять меры.

- Эта семья находится на контроле, наши работники неоднократно туда приходили, — сказала «ФАКТАМ» начальник районной Службы по делам детей Нина Горидько.  — В квартире нет никакого наркопритона, там все в полном порядке. Мы контролируем ситуацию, сотрудники опекунского совета позаботятся о том, чтобы детям были сделаны все прививки, а шестилетний мальчик пошел в школу. Не скажу, что там все идеально, но ведь это еще не повод забирать детей у их родителей! Наша задача не разрушить семью, а сохранить.

- То, что творится в квартире, действительно ужасно, — подтвердил «ФАКТАМ» сосед Елены и Дмитрия Валерий Константинович (имена всех героев публикации, кроме Виктора Кулаковского, изменены.  — Авт. ).  — Кулаковский говорит правду, дети месяцами не выходят из дома. А что делается в самой квартире! Я пытался поговорить с Дмитрием и Еленой, но слова они не воспринимают. Там за одно замечание чуть ли не убийством угрожают.

- После того как я вмешался в их жизнь, в мой адрес нередко стали поступать угрозы, — вздохнул Виктор.  — Недавно, после очередной нашей ссоры, в квартире раздался телефонный звонок. Трубку взяла моя мать. Мужской голос попросил позвать Виктора Кулаковского. «Кто его спрашивает?» — поинтересовалась мать и в ответ услышала: «Передайте, что это его смерть», — после чего в трубке раздались короткие гудки…

614

Читайте нас у Facebook

РЕКЛАМА
Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів