БОЛЬШЕ НОВОСТЕЙ  >>
Житейские истории человек среди людей

Михаил Рейнинг: "Я был первым в Германии, кто в прямом эфире национального канала назвал Путина х...лом"

6:30 3 марта 2015   4015
Михаил Рейнинг

Наполовину немец, наполовину украинец, 40-летний Михаил специально берет отпуск на работе, чтобы… видеть, как изменяется наша страна и помогать ей в этом

Храм закрывается в семь вечера. И Михаил остается в нем один. А можно сказать по-другому: наедине с Богом. В любом случае, мужчина никогда ранее не чувствовал себя таким защищенным, как сейчас, обретя временное пристанище в Свято-Успенском кафедральном соборе в Полтаве, за тысячи километров от дома.

Михаил Рейнинг давно живет на две страны, и у него два родных языка — немецкий и русский. Это потому, что отец у Миши немец, а мама — украинка, родом из Никополя Днепропетровской области. Сам он родился в Киеве. Там же ходил в детский сад и успел закончить первые два класса немецкой школы. Туда же приезжал из Германии на летние каникулы к родичам, живущим на столичном массиве Виноградарь. Пил квас, ел мороженое, купался в Днепре, влюблялся в девушек…

В Берлине у него работа (он диспетчер — организатор труда одной из берлинских компаний, которая занимается технадзором), родители, восьмилетний сын, друзья.

Под модной рокерской курткой Михаил носит вышиванку. Такое сочетание воспринимается символически — как единение двух культур.

— Вышиванка в моем гардеробе появилась после Майдана, — объясняет Михаил Рейнинг. — Та, что на мне, уже вторая. А первая — под пояс, очень красивая. К ней я купил… стильные кожаные шаровары. В таком прикиде появлялся на рок-концертах и на митингах в поддержку Украины в Берлине. Естественно, своим внешним видом я привлекал внимание публики, а особенно репортеров.

Однажды (это было в начале сентября 2014 года) меня пригласили принять участие в политическом ток-шоу на Первом национальном канале Германии. В студии присутствовали управляющий делами канцлера Ангелы Меркель, собственный корреспондент «Российской газеты» в Германии Анна Розе и другие влиятельные люди. Беседа шла о вооруженном конфликте на Донбассе. И ведущий задал вопрос: «Когда можно ожидать, что Путин выведет войска из Украины?» На что Анна Розе ответила: «Господин Путин и Россия — не участники этого конфликта, поэтому ему нечего выводить». От переполнившего меня возмущения я даже слов не мог подобрать и тут же парировал: «Путин — х… ло!» Это было сказано в прямом эфире, который смотрели три-четыре миллиона зрителей. Ведущий попросил журналистку перевести эту фразу, однако она отказалась, пояснив, что это очень грязное ругательство. Но слово-то не воробей… Оно заинтриговало немецкую прессу, и фразу тут же растиражировали. Русские ведь старались, чтобы это «ла-ла-ла-ла-ла-ла» мир не слышал. Появились комментарии, в которых меня, давшего отпор журналистке пропутинского издания, поддерживали.

Россия потратила много денег, чтобы внедриться в немецкое информационное пространство. Но немецкое общество начало понимать: что-то не так в российской пропаганде. Она ведется настолько жестко и резко, что вызывает неприятие. Например, российский телеканал RT, вещающий на немецком языке, высмеивает европейские ценности, что, естественно, европейцам не нравится. Немцы смирились со своей историей, а им начинают рассказывать, что объединение двух Германий произошло не в правовом поле, без проведения референдума. Бред, конечно. Вот многие и задумываются над тем, чтобы Путин, начавший войну на Донбассе, не закончил ее под Бранденбургскими воротами. Поскольку то, что он творит, — нарушение всех правил взаимоотношений между цивилизованными странами. Путин и большинство русских делают все для того, чтобы другие народы их не любили…

За последний год Михаил Рейнинг растерял многих друзей. Он перестал общаться с людьми, мыслящими категориями путинской пропаганды. Однажды у него возник конфликт с девушкой, узнавшей, что необычная рубашка на нем — украинская национальная одежда. Девушка считала, что в Украине живут фашисты и носить вышиванку — значит идентифицировать себя с ними.

— Подобные рассуждения определяют степень образованности человека, — считает Михаил. — Больше всего меня расстраивает, что некоторые делают какие-то выводы, не зная ситуации изнутри. В спорах я стараюсь донести знакомым то, что украинцы — свободный народ, его нельзя отождествлять с коррумпированным правительством, а погибшие за свободу — это герои. К счастью, я приобрел и много новых друзей, которые ради освобождения Украины от всякой нечисти готовы жертвовать не только своими средствами, своим временем, но даже своей жизнью.

Одна из новых знакомых, с которыми свела Михаила судьба, живет в Берлине. Ее зовут Дина Кузьмина, она бывшая харьковчанка. Дина как бы мимоходом подключила Михаила к волонтерской деятельности.

— Увидев, что квартира Дины буквально до потолка забита термобельем для воинов АТО, которое она должна была рассортировать — несколько тысяч упаковок! — по размерам и разложить по коробкам, а также сделать опись вложенного, чтобы отчитаться перед спонсорами за потраченные средства, я захотел ей помочь, — улыбается Михаил. — В тот вечер, когда впервые случайно оказался у Дины дома, она решала вопросы по отправке гуманитарного груза в Украину. Созванивалась с людьми из Голландии, которые должны были попутно забрать у нее вещи для воюющих на Донбассе, но было понятно, что к их приезду она мало что успеет. Ведь у нее есть основная работа, и утром следующего дня она должна была ехать в командировку в Вену. Но та энергия, с которой она вела дело, меня просто заразила. И я пообещал Дине, что к ее возвращению из Австрии мы с друзьями подготовим вещи к отправке. Бросил клич в «Фейсбуке», собралась компания, и все решилось довольно быстро.

Михаил рассказывает, что украинцы, проживающие в Западной Европе, оказывают значительную помощь бойцам, которые воюют с оккупантами на Донбассе. Помощь идет из Португалии, Франции, Австрии, Швейцарии, Бельгии, Голландии, Польши… У волонтерского движения нет лидера, многие вопросы решаются через социальные сети. Причем очень быстро, без бюрократии. Если бы, допустим, гуманитарная помощь согласовывалась с государственными чиновниками, она могла бы месяцами стоять на границе. А так волонтеры развозят ее оперативно небольшими партиями, и она не «прилипает» к нечистым рукам. Сам Михаил участвовал в сборе перевязочных материалов для защитников, не раз помогал деньгами.

— Можно, конечно, жить, не замечая войны, — размышляет мой собеседник. — Но нет ничего страшнее безразличия. Оно убивает точно так же, как и пули. Безразличие — это первая форма насилия. Слава Богу, у ребят, которые находятся на передовой, есть мощная поддержка тыла. Разве смогли бы они так долго держаться без нее?

Поэтому Михаил и оказался в Полтаве, чтобы в меру своих сил помочь Украине выстоять. Через Дину познакомился с архиепископом Полтавским и Кременчугским Федором — человеком очень образованным и, главное, деятельным, неравнодушным к происходящему в стране. Узнав, что священнослужитель столь высокого сана почти каждую неделю сам сопровождает гуманитарные грузы в горячие точки, Михаил понял, что хочет узнать об этом человеке больше и помочь в его миссии. Взял отпуск и приехал в Полтаву.

— Я мог бы приехать сюда лет через пять, когда настанет мир и все отстроят, — говорит Михаил. — Но тогда я не смог бы понять эту страну, она была бы мне чужой. А я не хочу потерять с ней связь. Украина меняется сейчас такими темпами, что лучше находиться в гуще происходящих здесь событий, чтобы все видеть и понимать изнутри.

Точно так же Михаил действовал и в феврале прошлого года. Увидев по телевизору горящие шины на столичной улице Грушевского и БТРы на Крещатике, он моментально вылетел в Киев. Так быстро, что его едва не уволили из-за этого с работы. Чем будет заниматься на Майдане, толком не представлял. Готов был к любой работе. Но мужчина с уставшим лицом из штабной палатки, оценив его высокий рост и военную выправку, сразу же определил Мишу охранником коменданта КГГА. Даже паспорта не попросил предъявить, чему гражданин Германии особенно удивился. «А мне достаточно увидеть глаза человека, чтобы понять, кто передо мной стоит. Я много лет педагогом проработал», — объяснил распорядитель трудовых резервов.

В новой для себя должности Михаил Рейнинг пробыл всего два дня. Старая власть была свергнута, кошмар закончился, и начался «туризм» — на революционный Майдан повалили люди с цветами и свечками. А это уже не требовало его присутствия.

— Месяца два отходил от пережитых эмоций и гордился собой, — вспоминает Михаил. — То, как жила Украина до Майдана, было, конечно, абсурдом и сплошным беззаконием. Мне, например, всегда становилось обидно за честных людей. Их тут считали лохами. Допустим, я тормозил перед «зеброй», чтобы пропустить пешеходов, а другие водители, для которых правила дорожного движения не писаны, смотрели на меня, как на преступника… Я давно мечтал, чтобы люди в Украине взяли все в свои руки и начали строить нормальную жизнь. По большому счету, украинцев возмутило не то, что Янукович не подписал соглашение об ассоциации с Евросоюзом, а то, что ему было, грубо говоря, начхать на собственный народ. Этого ему как раз и не простили.

Недолго проработав волонтером в «Полтавском батальоне неравнодушных» — самой мощной волонтерской организации Полтавщины, которая была создана при Свято-Успенском соборе в начале лета прошлого года, Михаил Рейнинг успел заметить, насколько добрее, сплоченнее и отзывчивее стали украинцы за этот год. Неравнодушные полтавчане, объединившись вокруг Владыки Полтавского и Кременчугского Федора — человека с чистой совестью и высокой моралью — каждый день делают вклад в победу над врагом. Бабушки несут в храм вязаные носки для солдат, хозяйки — консервацию, фермеры свозят выращенную сельхозпродукцию, бизнесмены закупают товар, в котором есть необходимость на фронте. Кроме того, волонтеры собирают средства на проведении различных мероприятий и на них приобретают приборы ночного видения, обмундирование. Плетут маскировочные сетки, готовят сухие борщи…


*В подвале Свято-Успенского кафедрального собора в Полтаве волонтеры «Полтавского батальона неравнодушных», в которые записался и Михаил Рейнинг (в центре), готовят посылки для отправки солдатам в зону АТО (фото из архива Михаила Рейнинга)

— Здесь, в подвале храма, забитого гуманитарной помощью, я увидел Украину такой, какой она станет лет через десять, — лицо Михаила светлеет. — Помогая своим новым друзьям собирать посылки на фронт, обратил внимание на то, с какой любовью они это делают. Как для себя. Печенье кладут так, чтобы не помялось в дороге. Мыло подбирают поароматнее. Перчатки — с веселеньким узором. К чайной заварке добавляют пряники. Их сердца согревает мысль, что воины, когда это будут держать в руках, улыбнутся. Со многими из них волонтеры знакомы лично. Тут владыка благословляет бойцов на ратный подвиг. И под этими же куполами он отпевает погибших. Каждую смерть своих земляков эти люди воспринимают как собственную трагедию. В общем, тут такая коммуникация между духовными и земными делами, которая делает народ очень сплоченным, а значит, непобедимым.

Я счастлив, что могу быть частью этого народа. Мне нужно еще многое сделать для страны. Вернусь в Берлин, расскажу об увиденном и пережитом друзьям и вместе продолжим работу во имя свободной Украины…

Фото в заголовке — автора

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров

— Вышла из бани и понеслась: крем для лица, крем для рук, крем для ног, крем для тела... Вопрос сына меня убил наповал: «Мама, а ты вообще зачем мылась?»...

Киев
-6

Ветер: 5 м/с  C-В
Давление: 758 мм