Житейские истории Героям — слава!

"Чубакку называли глазами и ушами украинской армии. А еще – неуязвимым"

6:30 20 марта 2015   10870
Чубакка Владимир Кочетков-Сукач
Екатерина КОПАНЕВА, «ФАКТЫ»

В Киеве с воинскими почестями похоронили легендарного волонтера группы «Аэроразведка» 43-летнего Владимира Кочеткова-Сукача по прозвищу Чубакка

«Больно, война забирает лучших, — написал в „Фейсбуке“ президент Украины Петр Порошенко. — Помню, 30 декабря Чубакка демонстрировал мне систему управления беспилотниками на Яворовском полигоне. Благодаря его работе удалось сохранить жизнь сотням бойцов. Выражаю искренние соболезнования жене Владимира и четверым его детям. Принял решение наградить Владимира Кочеткова-Сукача орденом Богдана Хмельницкого III степени».

«Растяжка оказалась нестандартной. Одну нить Володя не заметил…»

Прощание с Владимиром Кочетковым-Сукачем, которого друзья за его рыжую бороду нарекли именем героя «Звездных войн» Чубакка, проходило в среду, 18 марта, на Майдане. На главной площади столицы собралось несколько сотен человек. Это были военные, друзья Владимира по Майдану и даже люди, которые лично не были с ним знакомы.

Когда на востоке начались военные действия, он стал конструировать и испытывать беспилотники, занялся расшифровкой фотографий воздушной разведки. Привлек к этому делу друзей и объединил их в группу, которую так и назвал — «Аэроразведка». В снятом несколько месяцев назад телесюжете под названием «Воздушные киборги» Владимир рассказывал, как с помощью беспилотника и тепловизора можно ночью осмотреть вражеский блокпост, посчитать боевиков и их технику.


*Владимир Кочетков-Сукач (слева) на испытаниях беспилотника в зоне АТО

— Мы берем за основу стандартные коптеры, которые продают в магазинах, модернизируем их, после чего они вполне подходят для тактической разведки, — рассказывал Владимир Кочетков-Сукач. — Наши аппараты работают на передовой в пяти отрядах и показывают отличные результаты: передают данные, фотографии на расстояние до двух километров. Этого более чем достаточно, чтобы командир принял решение, посылать туда отряд или нет. Приятно видеть, как потом по установленным нашей разведкой целям идет отработка артиллерии, как противник ретируется.

К сожалению, от государства помощи не было. Беспилотники, благодаря которым удавалось спасть жизни бойцов, Чубакка с друзьями создавал за счет волонтеров и меценатов. Но не отчаивался: едва ли не каждый день на страничке Владимира Кочеткова-Сукача в «Фейсбуке» появлялся отчет о производстве новых беспилотников. Бойцы тем временем рассказывали, как им пригодилось это изобретение.

— Володя не ждал никаких наград — они ему были не нужны, — рассказывает друг Владимира Кочеткова-Сукача Ярослав Бондаренко. — Единственное, чего он хотел: обеспечить армию. Это был колоссальный труд: найти средства (Володя обращался к неравнодушным людям и бизнесменам), переделать оборудование, привезти его в зону АТО и, находясь на передовой, применять его. Последние полгода Чуббака редко бывал дома — он фактически жил на востоке. Был в Песках, в Донецком аэропорту. По ночам вместе с бойцами ходил в разведку. Не боялся.

Последний раз мы встретились полторы недели назад. Опять-таки в зоне АТО. Володя был, как всегда, весь в заботах. Но, увидев меня, приветливо улыбнулся, начал шутить… Он всегда был таким. Что бы ни происходило, находил в себе силы улыбаться. Один наш знакомый сказал о нем: «добрый, смешной, бородатый великан — человек, который… больше чем жизнь».

Владимир Кочетков-Сукач погиб 15 марта в районе Красногоровки Марьинского района Донецкой области. Находясь на задании, он подорвался на растяжке. Но при этом, как оказалось, спас жизнь другому человеку.

— Володя спас девушку, которая была рядом, — говорит командир подразделения аэророзведки Натан Хазин. — Заметив растяжку, он сказал ей немедленно отойти. Растяжка оказалась нестандартной. Володя не заметил одну нить…

«Вместе с ребятами он поехал в Мариуполь и выгнал сепаратистов из здания горсовета»

Многие из тех, кто пришел на похороны, познакомились с Владимиром во время событий на Майдане. Он был там с первых дней.

*Во время событий на Майдане Владимир не мог оставаться в стороне. На фото — с сыном

«Володя всегда был генератором и воплотителем идей, — написал о погибшем в «Фейсбуке» киевлянин Олег Хоменко. — Помню, звонит мне: «Олег, сегодня едем на серьезное дело. Я нашел склад шин, штук пятьсот, надо срочно перевезти их на Майдан. Сколько друзей с машинами сможешь собрать?» — «А сколько надо?» — «Всех, кого сможешь!» И понеслись звонки-созвоны, заезд на склад шин, лихорадочная загрузка этих шин в машину и непредсказуемая езда по городу мимо патрулей и «Беркута». И так пару ночей, поскольку шин было много.

Или другой случай: возим дрова на баррикады, и одну нашу машину на Грушевского начали преследовать менты… Слышим его спокойный и уверенный голос: «За нами менты с мигалками. Все нормально, уходим. Все остальные едут по маршруту. Мы прорвемся другим путем…» И прорвался ведь!

Или везу Володе бензин для заправки автомайдановских машин. В трех канистрах 60 литров. Жду, когда перельют, чтобы смотаться за новой партией. Жду 10 минут, 15, 30… Звоню: «Володя, чего так долго, не успею ведь за следующей партией, надо брать бензин пока дают!» — «Ты что думаешь, легко 60 литров по бутылкам разлить?» — «По каким бутылкам?!» «Блин, да „коктейли“ делаем!» — «Так это ж для машин люди дали!» — «Какие машины?! Нам нужны „коктейли“ на баррикаду! Звони им и говори, чтобы сразу бензин с маслом смешивали, чтобы времени не терять!» И понеслась… Приезжаешь опять на Грушевского с готовой смесью и узнать Володю уже не можешь — весь черный, в копоти, но улыбается, значит, все идет хорошо.

Таких случаев много — автопоходы в Межигорье, погони за «титушками» по Киеву, ночные патрулирования в БСП и противостояние с «Беркутом»… Потом его поездка в Крым на разведку, в Мариуполь на 9 мая, батальон «Азов», «Аэроразведка»… Он всегда первый, генератор, драйвер — он лучший! Вот такой он — спокойный и уверенный, иногда взрывной и порывистый, но всегда светлый и патриотичный… Настоящий воин света".

— Чубакку называли неуязвимым, — говорит Инна, которая познакомилась с Владимиром на Майдане. — Где он только не был за последний год! И в разведке, и на передовой — и всегда оставался цел и невредим. Казалось, с ним не может случиться ничего плохого. Таких энтузиастов, как Володя, я, наверное, еще не встречала. Его называли глазами и ушами украинской армии. Если бы каждый сделал хоть десятую долю того, что делал он, мы бы уже давно выиграли эту войну. Он так громко и заразительно смеялся, что находившихся рядом людей тоже разбирал смех. Обожал свою семью: жену и четверых детишек. Они все у него еще школьники. Младшая девочка в первом классе… А еще Володя всегда мечтал играть в театре. И таки проработал три месяца в любительском театре за границей.

— После событий на Майдане Володя, видя, что происходит в стране, не мог сидеть сложа руки, — вспоминает киевлянка Анна, хорошо знавшая Владимира. — Вместе с единомышленниками поехал в Крым, затем — на восток. Видел, что милиция не просто бездействует, а чуть ли не поддерживает сепаратистов. Помню, как Володя вместе с ребятами поехал в Мариуполь и выгнал сепаратистов из здания горсовета, которое те захватили. Связав боевиков, ребята позвонили в милицию: дескать, мы уже все за вас сделали, приезжайте и задерживайте. Милиционеры пообещали, что задержат. Но не успели Вова с ребятами доехать до Бердянска, как милиционеры… пустили сепаратистов обратно в горсовет. Ужасно обидно и больно. Ради чего мы все это делаем? Володя не сдавался.

«По тобі працює снайпер. А ти не вклоняєшся і не ховаєшся, бо нема куди ховатись — ти як на долоні»

Владимир Кочетков-Сукач и сам много об этом рассказывал. Писал на своей страничке в «Фейсбуке». С тех пор как поехал на войну, фактически вел дневник. Одну из его записей зачитали на Майдане во время прощания с героем. Она называется «Все, як в моїх дитячих мріях»:

«Чомусь, коли вже за сорок, всі дитячі мрії здійснилися в цей рік. Стріляти з автомата, дивитися на ворога крізь снайперський приціл, кататися на «хамерах», «ленд роверах», на броні… Звичайні мрії кожного хлопця. Битися з Мордором на барикадах, взяти участь в народному повстанні за Свободу і Справедливість, битися з ментами і за кілька місяців самому стати ментом. Влітати на швидкості в колоні з БМП в напівокуповене місто, щоб звільнити заручникив. Як спецагенти чи як учасники підпілля за допомогою залишків патріотів в спецслужбі слідкувати та заарештовувати негідників, без санкцій, по праву… по праву часу! Йти крізь лінію фронта як ірокєзи, слід в слід. Годинами гортати фотозйомку з коптера. Ночами напрольот шукати технічні рішення з інженерами, тестувати в полі, знову і знову не отримувати результата, аж раптом — ось, це працює як слід.

Як в кіно. Йдеш за колоною танків, в тебе технічна затримка, пропускаєш танки вперед, наздоганяєш за півгодини, чуєш попереду бій, влітаєш під обстрілом в село і бачиш перед собою палаючий танк. Величезне полум’я, чорний дим, але башта ще на ньому — боєкомплект ще не вибухнув. По гальмах, і назад, знов під обстріл — прорвалися. З тобою в машині ті, кого ти побачив вперше в житті пару годин тому. Всі живі. Весела компанія — і вже брати!

Посеред ночі «Град», секунда, мить — ти випав з машини, вжався в землю, і ще раз, і ще раз, і ще. Скінчилось. Нету стекол в машине. Кевін Коснер. Ти, як він. Йдеш через поле літнім сонячним днем по нейтралці, і раптом по тобі працює снайпер. І ти не вклоняєшся. І не тому, що не боїшся, і не тому, що снайпер трохи задалеко. А просто нікуди вже ховатися, ти на долоні. Ти затягуєшся цигаркою і продовжуєш йти, слухаючи, як кулі входять в тугу землю. Тебе чекають попереду, і ти йдеш.

Дзвониш, кажеш, що потрібні ще гроші для завершення операції, як Джеймс Бонд, кладеш трубку, дивишся навколо — «Мартіні» немає, ну і нехай. І знаєш — гроші прийдуть, тобі довіряють, і ти довіряєш!

Стаєш джедаєм і посеред показових навчань армії стоїш серед генералів і журналістів в натовпі, і поки президент з міністром оборони та тим, кого звуть кровавий пастор, дивляться на монітори, ти говориш тихенько в навушний мікрофон: «Сокіл Один», «Сокіл Два» злітають! Камеру лівіше, переключіть на тепловізор. Дайте координату цілі. Генерали дивляться на онлайн трансляцію і все ще не можуть повірити, що це не кіно. А ти як в кіно, як той Брюс Уіліс, підморгуєш президентській охороні і трохи голосніше: «Дайте координати третьої цілі, «Сокіл Один», заходьте на ціль! Ескадрилья керованим організмом, як частинка маленької матриці, рухається по небу і вчасно повертається на базу! Ти магістр Йода, і ти Брюс, ти не підходиш до президента, залишаєшся в натовпі. Ти зробив свою справу і посміхаєшся. Просто фотографуєш на пам’ять.

Мрії здійснилися, тільки в них не було терпкого сморіду пороху та тротилу, не було рвоти від сльозогіного газу. Цього не буває в мріях. Там не було розірваних тіл — діти не можуть уявити обірваних рук з сухожиллями, кістками, м’язами. Вони не бачили калюж крові, не бачили цього алого яскравого кольору.

Ти мріяв, ти хотів, як той ковбой, їхати через прерії, ти їдеш через країну крізь ночі знов, і знов, як той самурай, щоб на краю Всесвіту, на крайньому блокпосту вийти на бій. Бій, який шукає тебе, як і ти його! Коли говориш з товаришем, який повернувся з полону, ти Роберт де Ніро. Ти слухаєш його, і тобі соромно, що чомусь не ти. Коли вбивають твого друга, ти спочатку майже не реагуєш, а потім ти волаєш наодинці, як Аль Пачино. Коли ти стоїш біля гроба, ти мовчиш, мовчиш, мовчиш, як Клінт Іствуд. Навіть не ворушишся. І знов мовчиш. Ти лишився живим, і ти винний. Час від часу зустрічаюсь з оракулами. Вони різні. Але ж всі щось додають в картину майбутнього. Всі мої старі вчителі втратили зір передбачування. Ми спілкуємось, але тепер вони слухають.

А може, це тільки сон? Продовження дитячих мрій? І Микола Березовий живий, і Радік Добродомов, і Сєва, і Юра Грачов? І Вова Рибак? І Олег Міхнюк? Всі добровольці… І Марк Паславський сидить напроти мене в тіні каштанів і п'є каву. І ми говоримо вже третю годину, перший раз в житі зустрілись і останній. Я вже був на війні, а він тільки збирається… Ні, не сон. 31.12.14. Ніч, зоряне небо. Повернувся до дому. Мрії дитинства скінчилися.

P. S. Ти стоїш напроти комбріга, затягуєшся цигаркою. «Чего вы хотели?» — «Внесите наших людей в „Журнал боевых действий“!» — «А какое они имеют отношение к 28-й бригаде?» — «Вы плохо осведомлены, мы уже неделю проводим аэроразведку в вашем секторе для ваших батальонов. Информация передана и в штаб бригады». — «А кто вы такие?» Тримаєш паузу, затягуєшся знов: «Мы Волонтеры!» Саме так. Ти — Бред Піт".

Друзья погибшего волонтера хотят создать благотворительный фонд имени Владимира Кочеткова-Сукача. Целью этого фонда будет поддержка семьи Володи, а также работа над проектами, которые он не успел реализовать. А пока те, кто хочет помочь жене и детям героя, могут перечислить деньги на счет в ПриватБанке: 5 168 757 231 577 190 (Сукач-Кочеткова Татьяна).

Фото с «Фейсбука»

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров

Девушка звонит коллеге по работе и говорит шепотом: — Я сегодня на работу не приду... — Почему? — Муж потерял три тысячи гривен, ищет... — А ты тут при чем? — Так я на них стою...