ПОИСК
Події

«отчим ввел такое правило: кормить надю раз в день. На это он отводил ей 15(! ) минут. Если малышка не успевала, ее вообще не кормили»

0:00 3 липня 2009
Інф. «ФАКТІВ»
В Керчи передано в суд уголовное дело отчима-садиста, больше года мучившего четырехлетнюю падчерицу. При попустительстве родной матери изверг ломал ребенку ножки, бил головой о стену, морил голодом. От перенесенных издевательств девочка умерла

Со дня смерти девочки прошел не один месяц. Но даже сегодня ни следователь, ни врачи, в силу своей профессии видавшие, как говорится, всякое, не могут спокойно вспоминать об этом случае. Действительно, случившееся ни объяснить, ни тем более понять невозможно. Остается лишь сожалеть, что для таких существ (иначе назвать отчима и мать замученной малышки не получается) в нашей стране не предусмотрено наказание, адекватное тому, что они совершили.

«Девочку можно было спасти, если бы взрослые не были такими равнодушными»

- Шестого февраля из реанимационного отделения керченской больницы поступила телефонограмма о том, что умерла маленькая девочка, накануне сюда доставленная в больницу. Не приходя в сознание, ребенок умер от многочисленных тяжких повреждений внутренних органов и кровотечений, — рассказывает старший следователь следственного управления ГУ МВД Украины в Крыму Сергей Божко.  — Следственный отдел керченской милиции возбудил уголовное дело. И в ходе его расследования были задержаны 24-летний отчим девочки и ее 25-летняя мать. Как выяснилось, в ноябре 2008 года малышка уже попадала в это же отделение больницы с переломом бедра.

25-летняя Татьяна, мать Наденьки, рассказала следователям, что 29 января 2009 года ее сожитель Павел (имена изменены.  — Авт. ), проснувшись утром пьяным и увидев, что малышка описалась, начал ее избивать, схватил за поврежденную раньше ножку, ударил малышку головой о стенку, пытался бросить ее на пол, но мать подхватила девочку. Затем отчим стукнул кулаком по только недавно зажившему бедру ребенка и… снова сломал его! Изверг несколько раз надавил на живот малышке и стал методично наносить удары ремнем по всему телу, в том числе по голове. Экзекуция, по словам матери, продолжалась двадцать минут.

- Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы, он нанес ребенку не менее 21 удара, — говорит Сергей Божко.  — И самое страшное, что девочку можно было спасти, если бы взрослые не были настолько равнодушны к тому, что происходит рядом с ними.

РЕКЛАМА

Керчанин Павел познакомился с Татьяной в ее родном Ярославле, куда он поехал на заработки. В 2007-м парень приехал с Татьяной и ее трехлетней дочкой Надей в Керчь. Сначала молодые жили у матери Павла, а потом она переселила их в доставшуюся ей по наследству от бабушки двухкомнатную квартиру.

- Павел был уже судим, правда, условно, с испытательным сроком, — рассказывает Сергей Божко, — за нанесение тяжких телесных повреждений и сопротивление работникам милиции. Вернувшись из Ярославля, он нигде не работал, практически каждый день пил. При этом в квартире постоянно гремела музыка, и соседи неоднократно вызывали милицию. Жила семья на алименты, которые приходили на Надю из Ярославля. Татьяна иногда подрабатывала реализатором на местном рынке. Других доходов не было. Кстати, Татьяну несколько раз привлекали к административной ответственности за нарушение законодательства о регистрации, так как она и дочка были гражданками России.

РЕКЛАМА

«Татьяна отказывалась писать заявление в милицию на своего благоверного, мотивируя тем, что… любит его»

Переехав с матерью в Керчь, маленькая Наденька попала в настоящий ад.

- Мы выяснили, что в январе-феврале 2008 года на улице девочку практически никто не видел, — рассказывает Сергей Божко.  — Соседи сообщили, что малышка иногда появлялась на балконе и сразу просила у них покушать. Из квартиры постоянно доносился плач и крики ребенка. А в ноябре прошлого года, как я уже говорил, малышка попала в больницу с переломом бедра. Однако и мать девочки, и отчим говорили врачам, что якобы она упала с кроватки. Это, конечно, вызвало у медиков сильное сомнение. Но разве нормальный человек мог предположить, что над ребенком так издеваются? — голос следователя задрожал от волнения.  — Оказывается, отчим ввел такое правило: кормить Надю раз в день. На это он отводил ей 15(!) минут. Если малышка не успевала, ее вообще не кормили. Кроме хлеба и воды, ребенок ничего не получал. Скандалы в семье происходили постоянно, зимой Павел не раз выгонял полураздетую Татьяну с дочкой на лестничную площадку, избивал женщину. Но, когда соседи вызывали милицию, она отказывалась писать на своего благоверного заявление, мотивируя это тем, что… любит его. К тому же мать Павла, свекровь Татьяны, постоянно угрожала ей: мол, если после ее заявления в милицию сына посадят, она выгонит их с дочкой на улицу.

РЕКЛАМА

- Женщине негде было жить в родном Ярославле? — спрашиваю следователя.

- Там у нее вполне благополучные родители, есть младшая сестра. Более того, когда Татьяна ездила к ним с Надей, чтобы выписаться, так как она начала оформлять украинское гражданство, ее родные просили оставить ребенка у них. Родственники постоянно звонили в Керчь, интересовались, как дела у Татьяны, высылали ей деньги. Она говорила, что все хорошо, правда, поговорить бабушке с Надей по телефону не давала ни разу. Как выяснилось в ходе расследования, соседи, видя, что происходит в семье, давали Татьяне деньги на железнодорожный билет, чтобы она с дочкой уехала обратно в Ярославль. Но та отказалась.

Понять мотивы такого поведения молодой женщины-матери действительно невозможно.

- В ноябре прошлого года отчим сломал Наде бедро, и из керченской больницы девочку направили на операцию в Симферополь, — говорит Сергей Божко.  — Но родители повезли ее туда лишь через неделю, а сразу после операции привезли ребенка обратно и через неделю сами сняли гипс, никуда не обращаясь за медицинской помощью. Девочка постоянно находилась в своей кроватке — ее привязывали к ней или ремнем, или веревкой. Согласно показаниям родителей, делали они это для того, чтобы малышка не доставала до кнопки телевизора и не могла взять себе… еду. Если Надя ходила под себя, отчим не давал матери ее переодевать, заставлял ребенка лежать в мокрой одежде. А еще был выявлен такой факт. Надя лежала со сломанным бедром на вытяжке, но Павел и Татьяна редко наведывались к ней. Когда же отчим оставался с ней, то не только ничего не давал есть ребенку (ее подкармливали соседи по палате), а даже… съедал то питание, которое было предусмотрено ребенку в больнице! Когда это стало известно медицинскому персоналу, отчима выгнали из больницы.

«Мать Павла, свекровь Татьяны, знала о том, как издеваются над ребенком»

- Когда отчим избил девочку в последний раз, она неделю(!) пролежала дома, и никто никакой медицинской помощи ей не оказывал, — рассказывает Сергей Божко.  — Из-за болевого шока есть она ничего уже не могла. По словам отчима и матери Нади, они давали ей какие-то таблетки. Родители думали, что девочка придет в себя и все будет нормально. И лишь когда ребенок потерял сознание, они вызвали «скорую». Малышку отвезли в реанимацию, но спасти ее было уже невозможно. Медики сказали, что телесные повреждения были несовместимы с жизнью. При этом мать Павла, свекровь Татьяны, была в курсе всего происходящего.

- Что же это за чудовище, которое спокойно наблюдало, как ее сын издевается над ребенком, пусть даже чужим?!

- Я беседовал с этой женщиной. К сожалению, мы не можем привлечь ее к ответственности как соучастницу — не хватает доказательств. Она даже не удивилась случившемуся, сказала, что ее сын добрый и хороший, что у него была травма головы. Но психиатрическая экспертиза доказала, что он вменяемый. А сейчас ее вообще не интересует ни судьба девочки, ни сына, ни невестки. Ей нужны были только ключи от квартиры, где жил сын, и его мобильный телефон. Она даже жалобы на нас писала, что мы, дескать, долго не возвращаем ей все это. Более того, когда в последний раз ее сын избивал малышку, она уговаривала Павла и Татьяну… не вызывать «скорую». Сказала, что у нее есть знакомый врач, она с ним советовалась, и тот, мол, порекомендовал давать ребенку таблетки и делать… примочки.

От услышанного я был в шоке. Специфика моей работы такова, что часто приходится расследовать убийства. Но даже в тех случаях обязательно были какие-то причины, из-за которых человек совершал тяжкое преступление — состояние аффекта, ревности, материальный интерес. А когда в течение года самые близкие люди целенаправленно подводят к смерти маленького беззащитного ребенка, это не укладывается в голове. На допросах мать малышки о случившемся особо не жалела. Сначала делала вид, что ей жалко дочку. Когда знакомилась с материалами дела, смотрела на ее фотографии, вроде как пускала слезу. А затем напрочь обо всем забывала, веселилась, просила дать ей сигарету и принести из квартиры вещи. И все! Где находится тело ребенка, кто его похоронит, ее не интересовало. Единственный вопрос, который задали мне мамаша и отчим, был таким: изнасилована ли Надя? Я опешил. Отчего у них возник такой вопрос? Доказать, что девочка была изнасилована, мы не можем, так как родители заявили, что делали дочке пальцем… клизму.

На обоях в квартире следователи обнаружили следы крови, экспертиза доказала, что они принадлежат Наденьке. Когда отчима-садиста спросили, почему он так издевался над ребенком, тот ответил, что таким образом воспитывал девочку. Свою вину он признал частично, сказал, что всего несколько раз ударил Надю. Отвечать за содеянное будут оба, хотя и пытаются сейчас переложить вину друг на друга. За телом малышки из Ярославля приезжала мать Татьяны.

- Бабушка рассказала: когда дочка с Павлом и Надей приезжали к ним, они заметили, что внучка при отчиме становилась замкнутой, видели синяки и ссадины на теле ребенка, но Татьяна убеждала их, что в семье у нее все хорошо, — говорит Сергей Божко.

- Правда, что соседи этой парочки неоднократно обращались в милицию, но никакой реакции не последовало?

- Да, были неоднократные вызовы милиции. Но лишь по поводу того, что в квартире Павла и Татьяны громко играет музыка или происходит скандал. Прибыв на место, работники милиции иногда вообще не могли попасть в квартиру, хозяева закрывались и делали вид, что дома никого нет. Однако несколько раз правоохранителям все же удавалось попасть в квартиру, когда муж избивал Татьяну. Так вот, она отказывалась писать заявление на мужа. О девочке вообще ничего не говорилось. Соседи не обращались ни в службу по делам несовершеннолетних, ни в исполком Керченского горсовета. Сообщи они, в каком состоянии в квартире находится малышка, реакция была бы незамедлительной. Ведь они слышали постоянные крики и плач ребенка, знали, что Надю не выпускают на улицу. По большому счету, вызывая милицию, они, извините, решали свои шкурные вопросы: им мешала уснуть громкая музыка, скандалы и драки, которые регулярно устраивали Павел и Татьяна. Да вы пойдите поговорите с ними, дом ведь находится рядом с отделением милиции. Тем не менее соседей даже на допросы нам приходилось приводить. Сами они не шли, ссылаясь на занятость, хотя в доме живут в основном пенсионеры.

«Девчушка выходила на балкон и просила: «Дайте хлебушка, дайте хлебушка»

На скамеечке у подъезда дома, где на втором этаже находится квартира, в которой жили Павел и Татьяна с дочкой, сидят две пожилые женщины. Узнав, на какую тему собираюсь с ними побеседовать, женщины сначала отказались общаться. Правда, потом все-таки разговорились:

- Теперь нас обвиняют в том, что мы знали об издевательствах над ребенком и никому не сообщили, — вздыхают старушки.  — Сколько раз мы вызывали милицию! Правда, по поводу громкой музыки. Когда избивал Татьяну. И что вы думаете, когда милиция приезжала, Татьяна говорила, что никаких претензий к Павлу не имеет. Соседка давала ей деньги на билет, уговаривала уехать в Ярославль, предлагала посадить ее на поезд не в Керчи (чтобы Павел не знал), а в Багерово. Но Татьяна не захотела.

- Надя гуляла на улице с другими детьми? — осторожно спрашиваю у бабушек.

- Может, за все время раза два. А несколько раз выходила на балкон, мы сидели здесь на скамеечке, и она просила: «Дайте хлебушка, дайте хлебушка». Слышали, как ребенок плакал и кричал, но Павел заглушал все громкой музыкой. Как-то он вышел с девочкой на улицу, и мы видели следы от синяков, уже пожелтевшие.

- Поговаривают, что отчим не только бил и не кормил Надю, но и насиловал ее…

- Одно время ходили такие слухи, — соглашаются старушки.  — Врачи точно знают, но ведь не скажут… Мы считаем, что его мать точно все знала, она к ним приходила, приносила продукты, мы ей тоже много раз звонили, чтобы она успокоила своего сына. Она же вон в том доме живет, а бабушка Павла — в той девятиэтажке, — показывают женщины на соседние дома.

- Вы думаете легко все снова вспоминать?! — еле сдерживая слезы, спрашивает старшая медсестра общехирургического отделения керченской больницы Ирина Еньшина.  — Даже страшно подумать, что он делал с этим ребенком, как издевался. Это ж не день и не два. Одно только сознание того, сколько это дитя пережило, вызывает ужас, — плачет женщина.  — Когда Наденьку привезли в реанимацию, я побежала туда, увидела это маленькое тельце, на нем живого места не было, у меня был шок! Я обцеловала ее всю, ручки, ножки, жизнь готова была отдать, чтобы только эта девочка жила. Ведь до этого в ноябре Наденька была у нас. Это чудо, а не девочка — умненькая, говорушка-хохотушка, общительная, очень развитая, любила гулять с медперсоналом.

Теперь понятно, почему она не хотела уезжать домой из больницы. Но ведь ни словом не обмолвилась о том, что с ней делают дома. Четырехлетний ребенок был сильно запуган. Правда, и отчим с мамашей не оставляли ее в больнице одну: то бабушку какую-то посадят рядом, то тетю, кстати, нашего бывшего медработника. Вы меня извините, но и свекровь надо обязательно привлекать за соучастие. Как это — знать, что над ребенком так издеваются, и молчать?! Да напиши родителям матери в Россию, чтобы забрали малышку!.. На ней же живого места не было. А как сердце матери Наденьки не разорвалось при виде истерзанного ребенка, у меня вообще не укладывается в голове! Там была тяжелая черепно-мозговая травма, которая несовместима с жизнью, разрыв аорты сердца, что тоже несовместимо с жизнью, тяжелая запущенная пневмония, множественные переломы… На ребенка было страшно смотреть. Когда девочка находилась в реанимации, отчим и мать пошли покупать лекарства, а милиция уже ждала их в больнице. Первое, что спросила эта парочка у них: что нам будет? И все!

Остается надеяться, что суд назначит отчиму и матери замученной Наденьки адекватное наказание. Как известно, в местах лишения свободы за такие издевательства и надругательства над ребенком наказывают даже сокамерники. Правда, по своим, неписаным, но нередко весьма справедливым законам.

 Написать отзыв о статье

1740

Читайте нас у Facebook

РЕКЛАМА
Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів