Спорт Из первых уст

Олег Верняев: "Призовых за медали Европейских игр хватит только на бинты и пластыри"

8:45 26 июня 2015   3109
Олег Верняев
Ольга ГУРИНА, «ФАКТЫ»

21-летний гимнаст вернулся из Баку, где завоевал две золотые и серебряную награды

На первых Европейских играх в Баку один из сильнейших гимнастов мира Олег Верняев в очередной раз подтвердил свой класс, завоевав две золотые и одну серебряную награды. Наш разговор состоялся на следующее утро после возвращения Верняева и его тренера Геннадия Сартинского домой. Встретились мы в спортивном зале Олимпийской базы в Конче-Заспе. Я пришла намного раньше, и, когда Олег сделал шаг в мою сторону, тренер строго сказал: «Работаем еще десять минут». «До Олимпиады в Рио-де-Жанейро остается совсем мало времени, так что мы не можем себе позволить даже дня отдыха», — объяснил потом Олег.

Пришлось немного подождать, и было время осмотреться. Несмотря на многократные обещания спортивных чиновников и даже самого премьер-министра улучшить условия для тренировок, ничего в гимнастическом зале не изменилось. Признаюсь, в голове все время вертелась мысль, что награды наши спортсмены завоевывают не благодаря, а вопреки. Гимнастический ковер и снаряды не выдерживают критики, отсутствует нормальное кондиционирование (на улице было не жарко, а в зале духота), зарплаты у спортсменов и тренеров таковы, что на них можно не жить, а лишь выживать.

Эйфории от выступления и завоеванных наград у Олега Верняева нет. Но чувствуется настрой на тяжелую работу.

*Олег Верняев — гордость украинского спорта (фото EPA/UPG)

— Надо готовиться к чемпионату мира, а негде, — говорит 21-летний Олег Верняев. — Если до августа в зале не будет нового ковра, даже не знаю, сможем ли мы показать достойные результаты. Даже в Белоруссии и Румынии на базах новые покрытия. Во Франции вообще запретили проводить соревнования без нового ковра. Покрытию в зале, где мы тренируемся, уже семь лет. Его несколько раз разбирали для соревнований, а это делать запрещено. У нас ковер — это тоненький поролон, а за границей — покрытие с пружинами! На нашем ковре можно травмировать спину, кисти, ноги.

— Вы вернулись из Баку, где с огромным размахом проводятся первые Европейские игры.

— Азербайджанские спортсмены усиленно готовились к этим соревнованиям, — вступает в разговор тренер Геннадий Сартинский. — Мы же не ставили цель выиграть любой ценой. Для нас это была возможность потренироваться в нормальных условиях, отработать какие-то элементы, выучить новые. А знаете, что такое новые элементы? Это же эмоции, это выброс энергии. Спортсмены из других сборных приезжают на турниры и просто показывают свои программы. Наши вынуждены усиленно тренироваться — два раза в день.

Физически мы не были готовы к Играм в Баку. Вот почему Олег там был таким уставшим. Но ничего, в Азербайджане накатали многие элементы, так что дальше будет легче. Мы воспринимали Европейские игры как подготовку к чемпионату мира. И в общем эту задачу выполнили. Но при этом успели, как говорится, выхватить парочку золотых медалей.

— У вас была возможность увидеть и прочувствовать, в каких условиях готовятся азербайджанцы. Вернее, бывшие украинцы, ведь в команде Азербайджана два наших бывших соотечественника и один азербайджанец.

— Представьте, у них зал, как футбольное поле! — восхищается Олег Верняев. — Четыре ковра для художественной гимнастики, три или четыре — для спортивной и один — для аэробики. Все размером 12 на 12 метров. Три-четыре комплекта мужских снарядов, три-четыре комплекта женских, ну и дорожки, батуты, прыжковые ямы. Все новенькое, закуплено в последний год. У них столько спортсменов нет, сколько снарядов (смеется).


*Геннадий Сартинский тренирует Олега Верняева уже шесть лет (фото Сергея Тушинского, «ФАКТЫ»)

— Как живется в Азербайджане нашим бывшим соотечественникам?

— Условия и для тренировок, и для жизни превосходные. Олег Степко рассказывал, что спортсмену сразу дают квартиру, машину. Зарплата у Степко была 3,5 тысячи долларов в месяц, сейчас раза в два увеличится. В Азербайджане он национальный герой — выиграл золотую медаль на брусьях. За «золото» правительство Азербайджана обещает выплатить почти 100 тысяч долларов, за «серебро» — 50 тысяч, за «бронзу» — 20 тысяч долларов. А еще призовые от федераций, спонсоров.

У нас Европейские игры приравняли к чемпионату Европы, и за «золото» мне положено чуть больше тысячи долларов (25 тысяч гривен, за «серебро» — 20 тысяч, за «бронзу» — 12,5 тысячи гривен. — Авт.). Правда, некоторые наши спортсмены получили денежные вознаграждения от своих федераций. Так, вместе с нами прилетели велосипедисты, и двум серебряным призерам прямо в аэропорту президент Федерации велоспорта Украины вручил по 200 тысяч гривен. Борцов, знаю, тоже поощрили денежными призами. А нас — цветочками.

Олег Верняев — заслуженный мастер спорта. У парня высшее образование. Он чемпион Европы и мира, поэтому и ставка у него повыше, чем у других, — 3—3,5 тысячи гривен. Олег не скрывает, что ему неоднократно предлагали сменить гражданство. Россияне заманивали зарплатой в пять тысяч евро, квартирой, машиной, образованием в любом вузе. Плюс стипендия от Федерации гимнастики России — 3,5 тысячи долларов. Обещали даже трудоустроить родителей. Одно условие: гимнаст должен был переехать с тренером, которому также обещали достойную зарплату и жилье.

Олег признается, что родители до сих пор ему помогают финансово. Ведь на спортивную подготовку каждый месяц надо выложить около пяти тысяч гривен.

— Уже знаешь, куда потратишь призовую тысячу долларов?

— На бинты и пластыри. Все приходится покупать за свой счет.

Верняев и еще один наш ведущий гимнаст Игорь Радивилов каждый месяц покупают по 100 штук пластырей (а это три тысячи гривен) — перевязывают ноги. Без этого на ковре велик шанс получить травму.

— С перевязочными материалами помогает Олег Степко, — рассказывает Олег. — Когда приехали в Баку, он нам с Игорем сразу четыре пакета с «аптекой» подарил. Вот такая спонсорская помощь от бывших партнеров по команде. Россияне тоже помогают. Немцы никогда не отказывают. За границей мы имеем больше, чем в Украине. Перед Европейскими играми я прошел в Германии три курса лечения ноги, каждый стоимостью 150 евро. Платил немецкий клуб, за который я выступаю. У них прекрасное отношение к спортсменам, выполняют любую просьбу.

Частенько приглашают тренироваться у них. Но в другом зале я не могу работать в полную силу, особенно за рубежом. Уютно мне в Конче-Заспе, и все. У нас хороший зал, вот только бы сделать нормальные ямы и поменять снаряды. Столько зарубежных спортсменов просятся приехать сюда на сборы, потренироваться вместе с нами. А мы вынуждены всем отказывать. Свои-то уже выучили, где стыки в ковре или ямы, которые надо оббежать или обойти, а гости могут травмироваться.

— Геннадий Людвигович, признайтесь, вас как специалиста самого высокого класса тоже неоднократно приглашали на работу за рубеж?

— Мне нравится то, чем я занимаюсь, поэтому я еще здесь. Понимаете, за границу едут за деньгами. Там ты рабочая сила и зачастую не можешь делать то, что хочешь. Много моих друзей работают тренерами в Америке и жалуются, что условия им диктует владелец клуба, который порой вообще никакого отношения к гимнастике не имеет. Так там вся работа и построена. Ты должен зарабатывать деньги для хозяина.

Многих такое положение дел устраивает, меня — нет. Я объездил полмира. Проходит месяц, полтора — такая ностальгия берет, что ничего не хочется. Какие там богатства… Другой может, как говорится, за ложку меда и Родину продать, и маму родную, и все остальное. Ему все равно, лишь бы платили деньги. Я таких не осуждаю, но знаю, что там, за границей, мы всегда будем чужими.

— Олег, что вкусненького мама приготовила к твоему возвращению?

— Да как всегда — мясо. Я не любитель экстравагантных блюд. Не ем морепродукты, например. Соскучился по мясу. В Баку еда была однообразной. Из мясного — только курица, и та сухая. Хотелось чего-то домашнего, нормального. Удивило, что нет «Макдоналдса». Мы были на соревнованиях — и в Казани, и в Лондоне, и на Универсиаде в Китае, там вся еда разная, и кухни разные, а тут меню не менялось. Один день, другой, а на третий уже даже не хочется идти есть.

— Хорошо ли были организованы Игры?

— Не обошлось и без неприятных мелочей, — признается Олег. — Например, меня повезли сдавать допинг-тест. Автобусы в это позднее время уже не ходили, и мне должны были предоставить машину, чтобы я добрался до нашего корпуса. Такси в деревню атлетов ведь не вызовешь. После соревнований хотелось поскорей в постель завалиться, а вместо этого пришлось пешком идти.

Еще один момент — поддержка на трибунах. Когда на помосте азербайджанский спортсмен — тишина, как только выходят соперники — начинается шум. Пытаются сбить с настроя. В свободный день я пошел на трибуну болеть за наших «художественниц». Судьи поставили азербайджанке оценку, трибунам она не понравилась, начался свист. Он продолжался, и когда выступать вышла итальянская гимнастка. Получилось как-то неспортивно.

— А каким, на ваш взгляд, было судейство?

— Странным, — отвечает Геннадий Сартинский. — Азербайджан вложил, как говорят, в эти игры 1,5 миллиарда долларов. А представьте, что на трибунах сидят сам президент этой страны и его жена — президент Федерации гимнастики. Все эти факторы, естественно, давили на судей. Степко, например, получил за прыжок 9,4 балла, в то время как такой элемент оценивается в 9,1 балла максимум. Финский гимнаст прыгнул намного лучше, но в финал не попал. Или белорусы проиграли в командном первенстве 0,006 балла. Судьи не засчитали белорусскому спортсмену один элемент, что позволило занять третье место команде Азербайджана.

— Команде, за которую выступают два воспитанника украинской школы спортивной гимнастики.

— Это отдельный вопрос, — говорит Геннадий Людвигович. — Олег Степко и Петр Пахнюк — спортсмены, которые родились и выросли в Украине, воспитаны в Украине. Степко с четырнадцати лет был в основном составе и получал зарплату, хотя у нас берут только с шестнадцати. Верняева, например, приняли в сборную только в восемнадцать. Украинские тренеры вложили в Степко время, силы, деньги…

Хорошо, переехал ты за деньги в другую страну и выиграл награды. Так веди себя достойно, а не бегай по трибунам с азербайджанским флагом и не рассказывай, как ты любишь эту страну и какая она для тебя родная, как это делала бывшая украинка — борчиха Маричка Стадник. Получается, сегодня ты одну маму любишь, а завтра — за деньги — другую… Будьте скромнее, ведите себя иначе. Потому что мы все знаем, зачем вы туда поехали. Не из любви к новой Родине, а из любви к зеленым бумажкам. Верно?

Мне не понятно, почему наша федерация отпустила того же Степко в Азербайджан без мало-мальской денежной компенсации. Знаю, что за одну из наших каратисток, которая сейчас выиграла «золото», было выплачено хорошее возмещение.

На заседании нашей федерации, когда решался вопрос со Степко, я был против, чтобы его отпускали просто так. За компенсацию можно было гимнастический ковер купить.

— Олег не хочет возглавить федерацию по завершении спортивной карьеры?

— Он, кстати, уже думает об этом, — улыбается тренер. — Хочет поднять нашу спортивную гимнастику. Думаю, что у него все получится. Потому что он добрый, отзывчивый и дружелюбный парень, но в то же время жесткий в рабочих отношениях. Для него нет авторитетов.

— Бывает, что и на вас огрызается?

— Нет, никогда. Может поспорить, хмыкнуть, взбрыкнуть. Но все равно знает, что я прав.

— А если что, всегда извинюсь, — улыбается Олег.

Фото в заголовке с сайта telegraf.com.ua

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров

С нашей медициной любая мать, вырастившая двоих, а то и троих детей, может автоматически получить диплом педиатра.

Киев
+5

Ветер: 4 м/с  3
Давление: 744 мм