ПОИСК
Україна

Олег Софяник: "Если я погибну или исчезну, знайте: это дело рук российских спецслужб"

5:45 4 серпня 2015
Известный пловец-марафонец из Севастополя, на днях возвратившийся из Египта после 50-километрового заплыва в Красном море, узнал, что сотрудники ФСБ заявились к нему домой

— Об аресте в Севастополе 2 июля моего друга — директора школы иностранных языков 37-летнего Юрия Ильченко — я узнал по дороге в Египет, — рассказал правозащитник, пловец-марафонец из Севастополя Олег Софяник. — Собирался совершить там 50-километровый заплыв через залив Красного моря Акаба, разделяющий Египет и Саудовскую Аравию. У меня тогда мелькнула мысль: «Когда вернусь домой, и со мной может подобное случиться». Как в воду глядел: прилетев из Египта в Украину, я позвонил в Севастополь соседке, и она рассказала, что ко мне домой приходили сотрудники ФСБ. Интересовались мной и моей квартирой, в частности, ее метражом. Кстати, практика поборов с тех, кто попал в руки спецслужб, сейчас в Крыму весьма распространена. Например, я знаю случаи, когда при обысках в домах крымских татар агенты ФСБ находили крупные суммы денег и присваивали их: «У вас есть документы на эти средства? Нет? Тогда мы их изымаем».

«Во время обыска из моей библиотеки изъяли „Архипелаг ГУЛАГ“ Солженицына»

— Сотрудники ФСБ оставили соседке номер телефона, по которому мне нужно позвонить по прибытии в Крым, — продолжает Олег Софяник. — Я перезвонил. Общался с Михаилом Новосельцевым, руководителем центра противодействия экстремизму ФСБ. Он сообщил: «К вам приходили по делу вашего друга Юрия Ильченко». «Мы можем поговорить об этом по телефону? — спросил я. — Нахожусь сейчас за пределами Крыма». «Вернетесь и тогда позвоните — нам нужно с вами плотно поговорить», — ответил он. Спрашиваю: «Вы готовите мой арест?» — «Это решит суд», — сказал Новосельцев.

Стало ясно, что пока ехать в Севастополь не стоит. Благо недавно я купил недорогое жилье в небольшом городе на континентальной части Украины, так что решил остановиться там. Хотя сначала я намеревался вернуться домой в Севастополь — в августе должен унаследовать родительскую квартиру. В феврале умерла мама, и жилье теперь должно быть оформлено на меня. Не исключено, что эфэсбэшники хотят отобрать квартиру.

На следующий день мне позвонил из Крыма человек, представившийся сотрудником центра по борьбе с эстремизмом: «Если не приедете в Севастополь, вышлем за вами оперативную бригаду, и она доставит вас сюда». Этот человек много чего наговорил, пытаясь меня запугать. Так что, если я погибну или исчезну, знайте: это дело рук ФСБ.

Сотрудники спецслужбы наведывались ко мне еще зимой — устраивали обыски. В частности, изъяли книгу Александра Солженицына «Архипелаг ГУЛАГ». Не знаю, запрещена ли она в России официально, но получается, попала в Росии под запрет и считается властями «вредной». Иначе зачем ее забирать? Из-за обысков мама очень переживала. Если бы не эти стрессы, возможно, еще пожила бы.

Большинство населения Крыма, почувствовав, что пришла «строгая» власть, и тени своей боится. Центру по борьбе с экстремизмом, по сути, работы нет, вот он и открыл охоту на всех, кто хоть как-то себя проявляет. В их понимании экстремизм — это практически любая общественная активность.

Какой из Юры Ильченко экстремист? Он из интеллигентной семьи, хорошо воспитан, ни малейших склонностей к насилию у него нет. Закончил филологический факультет Киевского национальный университет имени Тараса Шевченко, стажировался с США и Канаде. Вернувшись в родной Севастополь, организовал школу иностранных языков.

После аннексии Крыма Юра отказался принимать российское гражданство, оформил вид на жительство как гражданин Украины (я тоже остаюсь гражданином Украины). Из Крыма уезжать наотрез отказался. «Севастополь — моя родина», — объяснял он. Когда Юру стали вызывать на допросы в ФСБ и проводить у него дома обыски, я старался его поддержать. Тем более что у меня есть подобный опыт — в советские годы я побывал в КГБ в качестве подследственного за попытку бежать из СССР в Турцию. Я тогда сел на круизное судно, шедшее в Новороссийск. Ночью в открытом море выпрыгнул с борта с надувной лодкой и надеялся доплыть до турецкого берега. Закончилось тем, что меня подобрал корабль из Югославии, а капитан потом передал советским властям.

«Рiк у неволi Севастопiль, в кайданах клятої Москви»

В этом году Юрий Ильченко часто выезжал с полуострова, несколько раз был за границей.

Вот одна из записей в его блоге, сделанная после возвращения из очередной поездки: «Только что вернулся из Херсона. Как всегда, на российской „границе“ со мной проводили „профилактические беседы“. „Шутили“ на тему „не вырвать ли мне страницу из паспорта“ или „не нарисовать ли в паспорте что-нибудь“. В кабинетах, где проводят эти „беседы“, висят антипутинские газеты. Не знаю, зачем это. Пожалуй, это какой-то „новый психологический прием“, но хоть есть что почитать, пока ждешь допроса. Кстати, очередь на несколько часов — как на украинской, так и на российской „границе“. После нескольких часов „бесед“ и стояния на свалке (потому что мусор, похоже, никто не вывозит) — „Добро пожаловать в Крым!“ — заповедник тоталитаризма и сталинизма».

В Интернете Юрий разместил видеозапись, на которой он на фоне сине-желтого флага декламирует на украинском языке стих, написанный по случаю годовщины оккупации его родного города: «Рiк у неволi Севастопiль, в кайданах клятої Москви…»

— Моего друга вызывали на допросы в ФСБ, проводили в его доме обыски, — продолжает Олег Софяник. — В результате он согласился удалить свою страничку «ВКонтакте», надеясь, что после этого его оставят в покое. У Юры есть возлюбленная, которая воспитывает дочь. Они втроем ездили путешествовать, девочка занимается в Юриной школе. Ильченко со своей невестой в августе хотели сыграть свадьбу и поехать в путешествие в Болгарию. И вот на тебе — арест. Кроме статьи 282-й Уголовного кодекса Российской Федерации — «экстремизм», блогеру шьют еще и статью 340 — «растление малолетних». А это от 12 до 20 лет лишения свободы. Даже КГБ не часто позволял себе так подло обходиться с узниками совести.

— Откуда вы узнали эти подробности?

— Позвонил Юриному отцу. Знаете, беда не приходит одна: недавно мама Юры заболела болезнью Альцгеймера и стала практически недееспособной. И вот теперь такое несчастье с сыном. В 76 лет пожилой человек вынужден обивать пороги СИЗО, подавать прошения о свидании. Во встрече с сыном ему отказали, однако у стен следственного изолятора отец узнал, что от побоев у Юры повреждены позвоночник и почки. Его бьют не только на допросах, но и в камере. Ильченко содержат вместе с уголовниками.

А невеста Юры рассказала отцу, что следователь угрозами заставил ее написать заявление о том, якобы Юрий «растлевал ее одиннадцатилетнюю дочь».

Кстати, как сообщает интернет-издание «Крым. Реалии», защищать арестованного будет симферопольский адвокат Юрий Бердников. После посещения подзащитного в СИЗО юрист рассказал, что психологическое состояние Ильченко внушает опасения. «Буду подавать ходатайство об обследовании, причем срочном», — заключил адвокат.

— Украинские правоохранительные органы возбудили уголовные дела по фактам незаконного лишения свободы в оккупированном Крыму активистов Олега Сенцова и Александра Кольченко, — рассказала «ФАКТАМ» координатор Крымской полевой миссии Ольга Скрипник. — Это должно быть сделано и в отношении ареста Юрия Ильченко. Кстати, восстановленная в Киеве прокуратура Автономной республики Крым имеет право возбудить дело даже по сведениям, полученным из средств массовой информации. Смысл таких действий украинских властей в том, чтобы в будущем иметь юридические основания для задержания людей, причастным к репрессиям, а также для освобождения наших граждан, ставших жертвами этих репрессий.

А Олегу Софянику необходимо срочно обратиться в СБУ, милицию и прокуратуру с заявлениями о том, что сотрудник ФСБ угрожал ему по телефону похищением.

4048

Читайте нас у Telegram-каналі, Facebook та Instagram

Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів