ПОИСК
Події

«если бы кто-то сказал павлику, что через неделю после выпускного вечера захотят присвоить его имя школе, он бы рассмеялся шутнику в лицо»

0:00 17 липня 2009
Інф. «ФАКТІВ»
Ценой собственной жизни 17-летний Паша Рудаков спас двоих тонущих одноклассников

Семь дней после купальских праздников в народе испокон веков называют русалочьей неделей — бытует поверье, что в это время вода в реках и озерах опасна: русалки балуются, затягивая купальщиков на дно.

— Не знаю, в русалках тут дело или в чем другом, но начало июля выдалось на Николаевщине экстремальным как никогда — трагедии на воде следуют одна за другой, — констатирует начальник Доманевского районного отдела ГУ МЧС Украины в Николаевской области Андрей Важов. — Однако случай, произошедший в селе Прибужье, потряс буквально всех.

В то время как выпускники плескались в воде, на гидроэлектростанции, что в нескольких километрах по течению выше от пляжа, открыли одновременно два шлюза

— Только-только отшумел выпускной бал, мы получили аттестаты зрелости, но расставаться было жалко, и каждый день искали повод, чтобы встретиться, — вспоминает выпускник Доманевской средней школы № 1 Дмитрий Византий. — В тот день мне позвонила Ира, одноклассница, и сообщила, что с десяток наших ребят едут купаться в соседнее село Прибужье, это в 25 километрах от нашего райцентра. Жара стояла неимоверная, а в Доманевке ни одного водоема, и я, конечно, тут же согласился.

РЕКЛАМА

Компания собралась из шести человек: четыре девчонки и двое мальчишек.

— Еще двоих пацанов не смогли найти, а то мы обычно ездим ввосьмером, — уточняет Дима. — Приехали, расположились на берегу Южного Буга. На сельском пляже отдыхало очень много народу, поэтому решили выбрать менее людное место. Искупались, вышли погреться, а через минут двадцать снова прыгнули в воду. Я плавать не умею, поэтому глубоко не заходил. До сих пор не могу понять, как получилось, что вода понесла меня. Раз — и дна нет, моментально стал тонуть. Помню, рядом оказалась одноклассница Зоя Наконечная, ее тоже уносило течение. Она хватала меня за руки, но чем я мог помочь? Разве что вместе утонули бы.

РЕКЛАМА

— Роковое стечение обстоятельств! — разводит руками Андрей Важов. — Именно в тот момент, когда выпускники плескались в воде, на Александровской гидроэлектростанции, что в нескольких километрах по течению выше от прибужского пляжа, открыли одновременно два шлюза, отчего вода в реке моментально поднялась на метр-полтора и с силой устремилась вниз по течению. Образовались водовороты, школьников закрутило и стало уносить. Дети даже не успели сообразить, что произошло.

Павел Рудаков, инициатор поездки на речку, который выпросил у отца микроавтобус «Форд» и привез одноклассников купаться, в отличие от ребят, плавать умел.

РЕКЛАМА

— Я с Зоей барахтался в волнах, — продолжает Дима, — когда к нам на помощь поспешил Паша. Он толкнул Зою ближе к берегу, там ее подхватили какие-то местные ребята. Потом Паша взялся за меня — тянул, пытался буксировать на мель, но течение мешало, сносило нас обоих. Уцепился в него изо всех сил, но буруны меня оторвали, через минуту он опять подплыл. Друг и сам нахлебался воды, он тяжело дышал, но не оставлял меня. Слышно было, как на берегу испуганно кричат девчонки, зовут на помощь. Наконец помощь подоспела: к нам стал плыть какой-то мужчина. Пока он приближался, Паша меня удерживал, подныривал и выталкивал наверх. Когда этот дядька отбуксировал к берегу и вытащил меня из воды, было так плохо! Мутило, отходил минут двадцать, ничего вокруг не видел. Немного пришел в себя и узнал, что Паша так и не вышел из речки…

Драма разыгрывалась настолько стремительно, что впоследствии оказалось: у каждого из тех, кто был на берегу, сформировалась собственная версия случившегося.

— Когда мы вместе с сотрудниками местного райотдела милиции собирали у очевидцев объяснения, то выяснили, что Павел Рудаков, заметив, как Дима с Зоей тонут, бросился на помощь друзьям, — рассказывает Андрей Важов. — Их-то он вытолкал, а сам выбраться на берег не успел. Одним словом, история из разряда тех, что в наше время встречаются нечасто: жертвуя собой, юноша спас других. Паша — физически крепкий парень, высокий, под два метра, но выбился из сил — река неслась, как сумасшедшая. Плюс паника, да еще сам нахлебался воды. Мужчина, который «принял» у него Диму, спросил Павла: «Как ты? Еще пару минут продержишься?», в ответ получил утвердительный кивок, но через секунду река поглотила Павлушу. Девочки на берегу видели, как он дважды исчезал под водой и появлялся вновь, но, в конце концов, течение оказалось сильнее.

Видно, как нелегко дается рассказ Андрею Важову, — сын Андрея Анатольевича был лучшим Пашкиным другом.

— Дети потрясены случившимся, — вздыхает собеседник. — У всех ведь планы, собирались ехать поступать в вузы, а теперь ходят потерянные, ничего им не нужно.

Впрочем, мы и сами в этом убедились. Мама Зои Наконечной, открыв дверь журналистам, несколько минут стояла в нерешительности: звать дочку или нет? «Она не сможет вам ничего рассказать», — сдавленно говорит женщина. Через минуту на пороге появляется и сама Зоя. «Нет, не буду говорить, — качает она головой. — Это так больно!»

«Когда Пашу достали из реки, на его лице не было ни испуга, ни отчаяния, а только одна благость»

— Когда директор школы сказал мне, что педагоги предлагают присвоить учебному заведению имя сына, у меня сердце зашлось, — поправляет черную траурную косынку на голове Нина Рудакова, мама Павла. — По-моему, не стоит. Была это школа № 1, пусть так и остается. Ходить мимо учебного заведения имени сына — невыносимая боль! И так не знаю, где найти силы жить дальше.

Павел всего неделю не дожил до своего совершеннолетия.

— Мне кажется, он всегда был совершеннолетним, — вздыхает Елена Дидоренко, начмед районной больницы и подруга Нины. — Если Паша организовывал какую-то поездку, то родители спокойно отпускали с ним своих детей. Раз там будет Павлик, можно не волноваться — настолько ответственным был парнишка! Он оправдал эти ожидания, такой высокой ценой заплатив за спасение друзей. Случай, безусловно, неординарный. Я бы сказала, героический.

В семье Рудаковых старшая дочь — инвалид, и родители Павла надеялись, что сын будет ей надежной опорой в жизни, поэтому их горе — горе вдвойне.

— Мы собирались всей семьей ехать 12 июля на море отдыхать, — тяжело вздыхает Нина. — Павлик отказался. Он вообще не очень любил море. Обожал технику, планировал вместе с папой ремонтировать летом машину. Возиться с железками для сына было самым любимым занятием.

— Всей семьей каждое лето ездим на море, но купаться не очень любим, — замечает Петр, папа Павла. — Лежим на песке, загораем, а в воду приходится друг друга выгонять. И наш любимчик дог тоже не рвался плавать. Короче, все с прохладцей относились к купанию. Мы это за собой знали, но не считали плохим предзнаменованием. И действительно, для дурных ожиданий не было ни малейших причин. Пашка у нас человек самостоятельный еще с детсадовского горшка. Помню, в первый класс пошел, ждем его домой, скоро вечер, а сына нет. Наконец появляется. Где был? В садике, отвечает, надо же было друзьям рассказать, как оно там, в школе. А в друзьях у него все группы — от средней до старшей.

— Уже сын класс в пятый ходил, — продолжает Петр. — Встречаю я директора одной из местных школ. Ты бы, говорит он, пришел, заявление написал — ведь Паша поменял школу. А мы, оказывается, ничего не знаем. Года два поучился и обратно вернулся, тоже никому ничего не сказал. Считал, это его проблемы, и решал их самостоятельно. Зато занимался увлеченно, с удовольствием. Я наполовину цыган, и в сыне тоже цыганская кровь. Все цыгане своим детям дают очень много свободы, это такая традиция. Как-то учителя пожаловались: Павлик записан в «А» класс, а стал ходить в «Б». Журнал с оценками — отдельно, а он — отдельно. «Хорошо устроился», — смеются педагоги. Но он же, думаю, не от двоек бегает, зачем вмешиваться? Если ученику не нравится учитель, любой школьный предмет освоить невозможно. Вот так мы относились к воспитанию сына. Где и когда он научился плавать, я тоже не знаю. Он у нас был взрослым и самостоятельным с раннего детства.

Чтобы не травмировать родителей Павла, его друзья не сказали сразу, что сын утонул, а сообщили дипломатично: мол, где-то потерялся.

— Приехали за мной, мчимся в Прибужье, — вспоминает Петр. — Где, спрашиваю, потерялся — в лесу? В речке, говорят. Тогда зачем так спешить? Если в речке, спешить уже поздно. И точно, на берегу все плачут, а Павлика нет. Нашли его водолазы только на следующий день. Меня поразило выражение лица сына: ни испуга, ни отчаяния — какая-то благость отпечаталась на нем. Будто искренне радовался, что сделал в жизни что-то стоящее, совершил взрослый мужской поступок.

Доманевка на несколько дней погрузилась в траур. Что всех поразило, так это количество людей, пришедших попрощаться с мальчишкой.

— Я даже не подозревал, что в нашем райцентре столько тысяч человек живет, — говорит Пашин отец. — Все улицы были запружены народом. Даже демонстрации в советское время столько не собирали.

— Петр Николаевич, а кем хотел стать ваш сын?

— Он не строил особых планов на будущее, будто догадывался, что оно предрешено.

— Павел был настоящим другом. Что может быть больше? — говорит Виталий Черный, Пашин одноклассник. — Разве, слушая последний школьный звонок, он мог предположить, что через неделю школе захотят присвоить его имя? Он бы рассмеялся шутнику в лицо. Если бы на ГЭС внезапно не открыли шлюзы в тот вечер, Пашка был бы сейчас с нами. Он стал единственной жертвой этого трагического совпадения, потому что не раздумывая кинулся на выручку другим.

— Хочу подчеркнуть: если бы выпускники купались на пляже, в специально отведенном для отдыха месте, где много людей, на помощь им обязательно кто-то пришел бы, — напоминает Андрей Важов, — и трагедии, может, удалось бы избежать. Дети, пусть даже и такие большие, почти взрослые, должны помнить: вода — это стихия, причем стихия опасная. Тем более что только один из шести человек в компании умел плавать.

472

Читайте нас у Facebook

РЕКЛАМА
Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів