ПОИСК
Життєві історії

Алла Борисенко: "Моя шевелюра осталась в Дебальцево. Начавшие плавиться волосы пришлось… сорвать"

6:30 22 грудня 2015
Інф. «ФАКТІВ»
Волонтер с позывным «Чонгар», оказавшись на больничной койке после ДТП, рассказала «ФАКТАМ» о том, как переправляла из оккупированного Крыма беженцев и доставляла погибших из зоны АТО

Как сообщали ранее «ФАКТЫ», Алла Борисенко, мать троих детей, основательница Всеукраинского центра поиска (пропавших без вести, пленных и погибших в зоне АТО) и главный советник главы Тернопольской облгосдаминистрации, попала в ДТП и вынуждена находиться в больнице.

— Авария произошла на подъезде к моему родному городу, водитель не справился с управлением, — говорит Алла Борисенко (на фото). — Я возвращалась в родной Тернополь из Мукачево, где была по делам земляков-бойцов, помогала парням решать вопросы с оформлением документов по демобилизации. Произошедшее — чистая случайность. Конечно, придется какое-то время провести в больнице, врачи оценивают мои травмы как средней тяжести, но описывать их я не хочу. Спасибо близким, друзьям и товарищам по работе, которые сейчас заботятся обо мне и моей семье.

Поездки в зону АТО, как на работу, начались для 37-летней жительницы Тернополя два года назад, 24 февраля 2014 года, когда позвонили родственники ее мужа и попросили вывезти их из Крыма, который тогда уже фактически оккупировали «зеленые человечки».

— Пока мы занимались вывозом родственников, к нам попросились еще две татарские семьи, — вспоминает Алла Борисенко. — Наш автомобиль на девять посадочных мест тогда перестал казаться мне вместительным. Мы набивали наш семейный бусик вещами беженцев, а сверху… ложились люди. Так и вывозили крымчан. В основном, семьи татар и военных.

РЕКЛАМА

Уже в феврале прошлого года банковские карточки крымчан были заблокированы. Можно сказать, что «заблокированы» были и люди. Жен военных с детьми выбросили на улицу — не впускали в общежития, где они проживали. Среди них были женщины с младенцами, только что выписавшиеся из роддома. А на улице февраль. Алла начала взывать о помощи. На горячей линии телеканала «1+1» с ней поделились телефонами народных депутатов.

— Меня ожидал «холодный душ», — возмущается женщина. — Звоню депутату, рассказываю, что семьи остались зимой на улице и без денег. В ответ: «У моего ребенка сейчас тоже температура 40″. Некоторые изображали сочувствие. Это еще хуже. Являлись, устраивали фотосессию и уезжали, не оказав никакой помощи…

РЕКЛАМА

По телевизору чиновники заявляли о том, что министерствам и ведомствам поручено за два дня (!) составить базу вынужденных переселенцев и их потребностей. Но эта база появилась очень нескоро. А спустя три месяца часть тех десятков тысяч граждан, которые уехали подальше от «русского мира», пришедшего в Крым, снова вынуждены были бежать — уже из Донбасса.

— Первых беженцев-татар мы отвезли в Ивано-Франковск, где принимали людей, у которых не было родни в других регионах Украины, — вспоминает Алла. — Остальных мы доставляли к их близким, в том числе в Донбасс, где, как оказалось, «все только начиналось». Вскоре там стало еще горячее, чем в Крыму…

РЕКЛАМА

По-настоящему тогда помогли с эвакуацией волонтеры-земляки Аллы Борисенко, собиравшие продукты и вещи для беженцев и пограничников на Арабатской стрелке и Чонгаре, журналисты и… дальнобойщики. «Мы готовы вывозить людей», — позвонил Алле один из водителей. Затем к работе по эвакуации военных подключились и СБУ, и Министерство обороны, и милиция, и военкоматы. А вывозить морских пехотинцев помогал департамент ГАИ.

— Бывшие сослуживцы, перешедшие на сторону России, дали 74 морпехам, оставшимся верными Украине, срок до девятого апреля, чтобы убраться с территории Крыма, — рассказывает Алла. — Их подвезли к поселку Чонгар в Херсонской области, где я ребят и забрала. Военные прощались с морем со слезами на глазах.

Там же один пограничник посоветовал Алле взять себе запоминающийся позывной «Чонгар» — по названию поселка, который стал перевалочным пунктом для беженцев. Алла согласилась неохотно: мол, вряд ли понадобится.

— После эвакуации людей из Крыма мы с мужем собирались домой — я узнала, что жду ребенка, — рассказывает собеседница. — Но… поехали на Донетчину под Славянск, куда уже пришла война. Очень уж командиры 95-й, 93-й, 72-й бригад просили привезти собранные волонтерами продукты и амуницию. На Пасху передала все это бойцам 95-й аэромобильной бригады на «БЗС» (блокпост украинских военных возле бензозаправочной станции на окраине Славянска на Донетчине. — Авт.) и там «застряла». Домой вернулась в июне, за три дня до родов!

Старшие дети Аллы Борисенко, 16-летний Олег и 11-летняя Лера, оставались в Тернополе на попечении бабушек и подруг Натальи Мазур и Христины Кошулинской из Всеукраинского центра поиска, который тогда начал создаваться в Тернополе. А Соломия в животике Аллы сидела тихо, как мышка, будто понимала, что сейчас лучше не отвлекать маму, координирующую заказы и доставку волонтерской помощи, без чего военным было просто не прожить. Алле приходилось даже перевязывать раненых, отправляя их дальше — в мирную Украину. Помогала и с отправкой тел погибших на родину.

Соломия появилась на свет семимесячной. Но только после того, как мама… управилась с делами! Когда доктор, понимая, что «придержать» малышку в утробе до положенных 40 недель беременности уже не удастся, спросил женщину: «Будем рожать?», у Аллы зазвонил телефон. Приняв звонок, будущая мама… запротестовала: «Пока не будем! У меня разведка 95-й бригады из Славянска выходит». И Соломийка «согласилась» подождать! Врачи были ошарашены. Успешно вернувшиеся на базу разведчики первыми поздравили Аллу с появлением доченьки на свет.

На десятый день жизни Соломии снова пришлось вернуться в прифронтовую полосу — в город Лисичанск на Луганщине, где она вместе с няней-переселенкой из Крыма ожидала маму, которая помчалась в «ЛНР». Один атаман пообещал Алле отдать восемь раненых военнопленных. Проходя под прицелом снайпера, между расставленными в шахматном порядке «фугасами» возле блокпоста у города Счастье, Алла думала о том, сдержит ли атаман свое обещание. Сдержал.

Первого погибшего Алле Борисенко довелось вывезти еще из Крыма. Шестого апреля 2014 года в поселке Новофедоровка под Симферополем в результате конфликта в общежитии для персонала Сакской авиационной базы российский солдат, младший сержант Зайцев, застрелил из автомата 32-летнего майора Станислава Карачевского. Тело нужно было провезти всего лишь один километр — от блокпоста оккупантов до нашего, где ожидали вдова и отец майора. БРДМ имелся, но его нечем было заправить. Тогда студенты столичного медуниверситета собрали и перечислили деньги на топливо.

— Потом были Славянск, Краматорск, Волноваха, где под селом Благодатное погибли 18 бойцов 51-й отдельной механизированной бригады, принявшие первый ближний бой с оккупантами, — вспоминает Алла. — Я собиралась привезти 51-й бригаде бронежилеты. Но командир позвонил, сказав: «Уже не нужно. Забери погибших». Многие тела обгорели. Под рукой не было для них ни одежды, ни гробов…

Затем Алле вместе со своими товарищами-водителями Иваном Селедецем с Тернопольщины, Александром Чернышенко с Днепропетровщины, Алексанром Гаврильченко из Сум довелось вывозить раненых и убитых из Степановки, Саур-Могилы, Снежного, Дебальцево, Донецкого аэропорта. Все три машины, на которых они тогда работали в АТО, превратились в итоге в… металлолом. Сама Алла Борисенко много раз была на краю гибели.


*Работа по сбору останков погибших в Новосветловке Луганской области — явно не женское занятие, но родственники хотят похоронить своих воинов на родине. На фото: Алла в центре (фото со странички Аллы в соцсети)

— Моя шевелюра… осталась в Дебальцево, — говорит собеседница. — Рядом с машиной, в которой я вместе с разведчиками выезжала из Дебальцево, взорвался снаряд. Машина — в решето, не понимаю, как мы на ней все же уехали из-под обстрела. Осколок застрял в моей каске, которую снесло с головы. На волосы попала искра. Они начали плавиться. Мне пришлось их… сорвать.

Самыми страшными событиями Алла считает бои в Зеленополье в августе 2014 года и Иловайский котел, откуда ей приходилось вывозить раненых с поля боя.

— Боец кричит, не понимая, где он находится, — вспоминает Алла со слезами на глазах. — А ты знаешь, что должна вывести его из этого ступора и отправить в безопасную зону. Не всех раненых удавалось довезти живыми… Не надеясь, что сама выберусь из этого пекла, я все же старалась запомнить, кто где упал, где какая машина подорвалась. Чтобы со временем найти и помочь идентифицировать погибших.

Сразу забрать убитых с поля боя в августе 2014-го удавалось не всегда. А поскольку стояла жара, убитых приходилось присыпать землей, оставляя рядом их личные вещи, чтобы потом было легче опознать. Все данные о погибших Алла сразу же передавала своим помощникам в Тернополь.

— Сейчас в базе нашего центра данные примерно пяти тысяч человек, — рассказывает Алла Борисенко. — Это и анкетные данные — откуда и кем призывался, с кем дружил, когда и с кем последний раз выходил на связь, и особые приметы — ранения, татуировки, а также место временного захоронения. Всем этим мы делимся с родственниками и официальными органами, разыскивающими людей в зоне АТО. Наш центр начали создавать после первых боев в Славянске — по звонкам людей, искавших своих близких. Родственники не знали, к кому обратиться, поэтому звонили волонтерам, у которых информация и сегодня появляется раньше, чем у официальных лиц.

Домохозяйки, предпринимательницы и 17-летние студентки из Тернопольского педагогического университета добровольно сутками сидели на телефонах. В один день центр принимал до 800 звонков! Вскоре Тернопольская облгосадминистрация выделила волонтерам комнату.

Сейчас Всеукраинский центр поиска оказывает помощь по многим направлениям: и в установлении личности погибших, и в поиске информации о пропавших без вести в зоне АТО, о местах захоронений. А также — в восстановлении документов военнослужащим. Дает юридические консультации воинам и их родным в вопросах получения медпомощи и реабилитации, соцзащиты. Помогает тем, чьи близкие попали в плен.

Попытки создать в Украине единый координационный центр для поиска людей, пропавших в зоне боевых действий, и освобождения пленных военных и заложников, похоже, успехом не увенчались. Этого мнения придерживается не только Алла Борисенко. На оккупированную территорию — как и на переговоры по освобождению пленных и заложников, так и для вывоза тел погибших — сторона противника официальных лиц не допускает, соглашаясь лишь на визиты волонтеров.

— Ну, раз уж нас пускают, то почему бы не прописать в законах сотрудничество официальных структур со всеми волонтерами? — рассуждает Алла Борисенко. — Мы, волонтеры, бесконфликтны, мы «примелькались»… На переговорах по доставке тел обмениваемся информацией, не обсуждая тему войны. Все занимающиеся этой работой люди придерживаются мнения, что каждая мама имеет право по-человечески похоронить своего сына, независимо от того, на какой стороне он воевал.

— Наверное, никто не вывез из-за линии разграничения столько «двухсотых», сколько эта женщина, — так оценил труд Аллы Борисенко Сергей Иванча, заместитель начальника Центра освобождения военнопленных «Офицерский корпус».

По данным же самого тернопольского центра поиска, с участием Аллы Борисенко удалось эвакуировать полторы тысячи мирных жителей из Крыма и столько же — из Дебальцево, а также доставить около полутора тысяч тел погибших из зоны АТО.

В январе этого года Патриарх Украинской православной церкви Киевского Патриархата Филарет наградил медалью «За жертвенность и любовь к Украине» Аллу Борисенко и ряд волонтеров Всеукраинского центра поиска при Тернопольской облгосадминистрации. Также отметил ее работу медалью Союз ветеранов АТО и нагрудным знаком отличия — командующий ВВС Украины Сергей Дроздов. А самым неожиданным и приятным сюрпризом для Аллы стали подарки на первый день рождения Соломийки, присланные разными людьми в знак признательности маме малышки за помощь в поиске информации об их родных. Вдова бойца Сергея Смирнова из Владимира-Волынского передала девочке вышитое своими руками платьице. «Это настоящее произведение искусства — доченька в нем, словно ангел», — улыбается Алла Борисенко, которая сейчас прилагает все усилия для того, чтобы поскорее встать на ноги и вернуться в строй.

P. S. Для тех, кто хочет помочь этой смелой женщине побыстрее выздороветь, друзья Аллы опубликовали на ее станице в соцсети счет: карта «ПриватБанка» № 5351 4526 0006 7976, Борисенко Алла Дмитриевна.

17311

Читайте нас у Facebook

РЕКЛАМА
Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів