ПОИСК
Події

«однажды, поссорившись с тещей, юрий бросил ее любимого котенка в пасть своему бультерьеру»

0:00 7 серпня 2009
На этой неделе завершено досудебное следствие по делу сына знаменитого маньяка Андрея Чикатило 39-летнего Юрия Одначева, который без всяких причин пытался зарезать своего давнего приятеля

Утром 9 апреля в город Первомайский Харьковской области на большой скорости въехал автомобиль «Ауди» с разбитыми окнами. Легковушка остановилась на самой окраине районного центра. К иномарке начали сбегаться люди. В салоне они увидели окровавленного мужчину, который терял сознание. До того как отключиться, парень успел сказать: «Это Юра… Чикатило… Он хотел меня зарезать… » Речь шла о Юрии Одначеве, который некоторое время назад поселился в одном из сел Харьковской области и работал… таксистом. (На самом деле сейчас у Юрия другая фамилия, которую мы не называем по этическим причинам. )

«Когда сын Чикатило приезжал в село, многие из нас боялись выпускать на улицу детей»

О том, чей на самом деле сын Юрий Одначев, его односельчане узнали только в прошлом году.

- Не только мы не знали, кто отец у Юры, но даже его жена, — говорит соседка Одначева Зинаида.  — Жил себе человек, вроде бы нормальный, работящий, а тут в прошлом году по НТВ показали фильм: «Сын Чикатило». Смотрим, а там про Юрку речь идет! Оказывается, он в России уже не один раз сидел. Даже человека какого-то зарезать хотел.

- Неужели и жене ничего не рассказывал о своем прошлом?

РЕКЛАМА

- Говорил, что отца его расстреляли, но не говорил, за что. Так вот, тесть его, бывший председатель колхоза, как узнал, какую тайну скрывал зять, выгнал его из дому.

- Лично мне Юрка не очень нравился, — говорит односельчанин сына Чикатило Сергей Борисович.  — Он какой-то двуличный. Как артист: сейчас комплименты сыплет, а потом психовать начинает. У него такой взрывной характер. Рассказывали, что он поссорился с тещей и прямо у нее на глазах бросил ее любимого котенка в пасть своему бультерьеру.

РЕКЛАМА

- А с женой у него какие были отношения?

- Ну вы же знаете, что Оля не первая его жена? С первой-то он долго прожил, больше 15 лет. И сын-подросток у него есть от первого брака. Так вот, с Олей вроде бы нормально жил. Любил ее, зря говорить не буду. Она не верит, что Юрий хотел зарезать Ивана. Да и сам Одначев вроде бы так и не признался ни в чем.

РЕКЛАМА

- Для нас, конечно, было шоком, когда мы узнали, что Юра Одначев — сын Чикатило, который стольких людей убил, — говорит жительница села, где в последнее время жил Юрий.  — После этого, когда он приезжал в село, многие из нас боялись выпускать на улицу своих детей. Поводов не было, но береженого Бог бережет.

Еще об одном случае рассказывает житель Харькова, который просил не упоминать его фамилию в газете. Мужчина хорошо знал первую жену Юрия. По его словам, однажды сын Чикатило пришел в школу к своему 15-летнему сыну и сказал, что его мать… умерла.

- Он и меня приглашал на похороны, — вспоминает харьковчанин.  — Жена Юры действительно тогда болела, но была жива!

«Еще до того, как Иван проснулся, Юрий ударил его в живот»

С Иваном Юрий не один год был в очень хороших отношениях. Друзьями их назвать нельзя, но приятелями, скорее всего, они были. То, что произошло утром 9 апреля неподалеку от города Первомайский, иначе как дикостью не назовешь.

Вечером 8 апреля Юрий предложил Ивану съездить вместе с ним к его тестю. Будто бы несколько дней назад Юра нашел на дороге породистого щенка и отвез в Первомайский. А тут недавно увидел объявление, что точно такую собаку разыскивает один харьковчанин и предлагает нашедшему вознаграждение — 100 долларов.

Иван согласился поехать с приятелем за щенком, но с одним условием: вернуться они должны до девяти утра. Мол, утром его жена идет на занятия в институт, а он должен присмотреть за трехмесячным сыном. На том и порешили. Так как выезжать надо было в пять утра, Юрий попросился переночевать у своего приятеля.

- Недоезжая до Первомайского, Юрий Одначев остановил машину на обочине возле леса, а сам пошел по малой нужде, — рассказывает старший следователь Первомайского райотдела милиции Елена Орехова.  — Когда он вернулся к машине, увидел, что Иван дремлет на переднем пассажирском сиденье. И тут произошло необъяснимое. Одначев открыл багажник и достал оттуда большой нож. Еще до того, как Иван проснулся, Юрий ударил его в живот.

Экспертиза насчитала на теле потерпевшего пять ножевых ранений. Иван сопротивлялся, и последний удар пришелся ему в руку. Пока Одначев вытаскивал застрявшее в руке жертвы лезвие ножа, Иван, собрав последние силы, вытолкнул приятеля ногами из машины и, сумев перебраться на водительское сиденье, захлопнул дверцы машины.

Пока машина трогалась с места, Одначев вытащил из открытого багажника блокиратор колес и разбил им сначала лобовое стекло, а потом и стекло со стороны водителя. Видимо, хотел довести начатое дело до конца. Но Ивану все же удалось убежать. Доехав до Первомайского, 30-летний мужчина потерял сознание.

В течение нескольких часов местные врачи боролись за жизнь Ивана. А в это время Юрий Одначев сочинял для себя алиби. Он понимал, что Иван, скорее всего, выживет и расскажет, кто пытался его зарезать… И тогда сын Чикатило поехал в Харьков, прямо в отделение городской милиции.

- В горотделе Одначев написал заявление о том, что это Иван напал на него, а он, защищаясь, ранил своего приятеля, — рассказывает Елена Орехова.

- Интересно, а из-за чего, по мнению Юрия Одначева, между приятелями произошла ссора, переросшая в поножовщину?

- Одначев утверждал, якобы Иван угнал у него машину. Ту самую, в которой едва не произошла трагедия. Так как у милиции уже была информация о том, что Юрий Одначев совершил разбойное нападение на своего приятеля, сына Чикатило тут же задержали. Он даже не сопротивлялся.

«Разве не знаешь, что у всех убитых папа вырезал половые органы и съедал их?»

К счастью, Ивана удалось спасти. Правда, мужчина до сих пор проходит курс лечения. У него удалили селезенку. Как сообщила «ФАКТАМ» инспектор Первомайского райотдела милиции Оксана Волкова, против Юрия Одначева сначала было возбуждено уголовное дело по статье «Покушение на умышленное убийство», которое позже было переквалифицировано в «Нанесение тяжких телесных повреждений».

- Для того чтобы доказывать попытку умышленного убийства, нужно знать причины, — говорит следователь Елена Орехова.  — Но вот их-то нам так и не удалось установить. Никакой ссоры между приятелями не было. А сам Чикатило-младший свою вину отрицает.

- Была ли проведена психиатрическая экспертиза Одначева?

- Да. И он был признан вменяемым. Несколько лет назад Одначев уже проходил обследование в харьковской психиатрической больнице.

- Можете охарактеризовать Юрия как человека?

- Он казался начитанным, грамотным, вежливым, интеллигентным. Но все это было какое-то напускное. Одначев в очередной раз играл свою роль. Увидев у меня в кабинете фотографию сына, он даже пытался на меня надавить: мол, это ваш ребенок? А вы не боитесь за него?

Как сообщила «ФАКТАМ» сотрудник милиции Оксана Волкова, на этой неделе завершено досудебное следствие по делу Юрия Одначева, оно передано в суд. Однако, как выяснилось, это было не первое преступление, в котором обвиняется сын Чикатило. Но сначала не будет лишним напомнить читателям, как Юрий Одначев оказался в Украине и почему он сменил фамилию.

- Это я посоветовал жене Андрея Чикатило Феодосии Семеновне и его сыну сменить фамилию, — вспоминает известный ростовский сыщик Амурхан Яндиев, принимавший участие в поимке Чикатило-старшего. С Амурханом я несколько лет назад беседовал во время своей командировки в Ростов-на-Дону.  — Они даже на приговоре не присутствовали, опасаясь самосуда со стороны родственников жертв. А брата Феодосии Иосифа даже с работы уволили, когда узнали, за что судят Андрея Чикатило. Так вот, я сказал жене Чикатило, что житья им здесь не будет, лучше сменить фамилию и уехать куда-нибудь из Ростовской области. Феодосия Семеновна вернула себе девичью фамилию Одначева. О том, что она с сыном переселилась в Харьковскую область, мало кто знал.

Украинские правоохранители пока не располагают достоверными данными о том, сколько на самом деле судимостей у Юрия Одначева. Сын Чикатило постоянно меняет свои показания. Но из материалов российской прессы известно, что на скамье подсудимых он был трижды — за незаконное лишение свободы человека, которого он истязал, за подделку документов и за изнасилование…

Российские правоохранители считают, что далеко не все уголовные дела против сына Чикатило доводились до конца. Так, интернет-издания цитируют бывшего сотрудника милиции из Ростова-на-Дону Олега Лаврова:

- Так же, как и Чикатило-старшему, Одначеву многое сходило с рук. Андрей Романович после первого же убийства (за которое обвинили и казнили безвинного человека) попал в поле зрения милиции. А поймали его только через десять лет. Вот и Юрий не ответил даже за половину содеянного, а то бы, наверное, сидел до сих пор. Например, ситуация: у дальнобойщика заглохла фура, груженая стеклом. Юрий ехал мимо, предложил помочь, а сам затолкал мужика в машину и увез в какой-то сарай.

Там, по сообщениям российской прессы, Юрий несколько раз воткнул в тело дальнобойщика нож и сказал, что грузом надо делиться.

Описывается в российской прессе и такой случай:

- Однажды к нам в отделение обратилась избитая девушка, — рассказывает еще один бывший сотрудник милиции из Ростова-на-Дону Юрий Филимонов.  — Она сообщила, что Одначев заманил ее в дом (который снимал в Ростове) и сутки там удерживал, склоняя к сексу. Рассказывал всякие ужасы про отца-извращенца: «Разве не знаешь, что у всех убитых папа вырезал половые органы и съедал их?» Заложница умудрилась сбежать, когда он ушел из дома. Правда, потом она вдруг забрала свое заявление.

«Сейчас я вспоминаю слова отца: «Сколько веревочке ни виться, конец будет один!»

Возможно, в публикациях российских СМИ есть и вымысел. Но Юрий Одначев однажды сам рассказал о себе, дав интервью украинской газете «Сегодня». Это было еще до того, как он набросился с ножом на своего приятеля. Ниже мы приводим выдержки из этого интервью:

- Как вы воспринимали отца, будучи ребенком?

- Отец для меня был самым лучшим папой в мире. Ему уже было за 30, когда я родился в 1969 году (отец с 1936 года, а мама — с 1939-го). Странное совпадение — мой сын, названный мною Андреем в честь отца, тоже родился 13 октября… Мы празднуем его день рождения и поминаем отца в один день. Что отложилось из детских воспоминаний особо? Например, помню, у нас был в 80-х автомобиль «Жигули» — «шестерка», катались на нем. А потом отца за что-то поймала милиция, и он, чтобы откупиться, подарил машину милиционеру… Так жалко было!

- Сразу скажу: ничего такого особенного за отцом я не замечал (да и никто из домашних), — продолжает Юрий Одначев.  — Вообще, я считаю, что отец на самом деле ни в чем не виноват. Или почти ни в чем… Хотя бы потому, что, когда в Ленинграде происходили убийства, впоследствии приписанные ему, он находился в Ростове-на-Дону, это точно. На него «повесили» 53 трупа. Я не знаю, есть ли за ним трупы вообще, может, один-два и есть, но не столько. А люди за этот подлог получили генеральские погоны, премии, славу и карьерный рост.

- Как ваш отец вел себя в семье?

- Нормально. Он часто ездил в командировки, потому что был снабженцем. Мы жили тогда все время в Ростовской области (Новошахтинск, Шахты, Новочеркасск, Ростов). Никаких странностей за ним не водилось. Может, он был хорошим артистом, если действительно за ним что-то есть… Маме, Феодосии Семеновне, даже завидовала ее большая родня (у нее 11 сестер и братьев, у отца — только сестра), что у нее такой замечательный муж, интеллигентный, добрый, с высшим образованием. У других мужья работяги, сильно пьющие, поколачивали жен, а отец почти не пил, разве 50 капель по праздникам, не курил и никогда руку на нас не поднимал. К нам, детям, то есть ко мне и сестре, отец всегда относился с любовью. Приезжая из командировок, привозил дефицитные тогда конфеты. Кроме ласки и нежности, мы от него ничего не видели.

- Расскажите о себе.

- Школу я закончил в Шахтах Ростовской области в 1986 году. А через год, весной, призвали меня в армию, в сухопутные войска. И попал я после учебки в Туркменистане прямо в самое пекло — в афганский Кандагар. В декабре 1987 года уже был там — и почти до конца службы, до вывода войск в 1989-м, с небольшим перерывом на госпиталь после ранения. Да и то в Союз меня не увозили, лечили в Афгане. Правда, ранение было не особо тяжелым, через пару недель я уже был в строю. Видел там всякое… Мы сопровождали караваны, вели и оборонительные, и наступательные бои, бывали под обстрелами, гибли товарищи… Ранило меня осколком под душманским обстрелом. Два парня, сидевшие рядом, погибли, а мне зацепило слегка правую почку. Уволился в июне 1989-го в звании старшего сержанта.

Я вернулся домой (уже в Новочеркасск, куда за время моей службы переехали родители), хотя были предложения остаться прапорщиком или пойти в военное училище. Начал отмечать с друзьями дембель, в итоге, как обычно, не хватило денег — хотелось ведь и в ресторан, и девочек, и напитков хороших… Короче, через неделю мы с друзьями-тяжелоатлетами (я тоже тогда таскал штангу, кандидат в мастера спорта) решили ограбить вьетнамских челноков, промышлявших поддельными японскими часами «Сейко». Пришли к ним в общагу, загнали вьетов под кровати и забрали четыре баула с часами и шмотками (всего тысяч на 10 долларов). Но погулять толком не успели, милиция быстро вышла на одного из нас, он раскололся, и нас повязали.

Я тогда взял все на себя, так что парней отпустили. А статья была серьезная — ограбили иностранцев! Мои родители продали все, что могли, вплоть до золотых цепочек и перстней, в итоге меня откупили. До суда, правда, дело довели, но дали всего два года условно (до того отсидел два месяца в СИЗО). Вышел в октябре 1989 года и устроился в ВОХР на заводе в Новочеркасске. А в ноябре следующего года арестовали отца. Для нашей семьи это был гром средь бела дня! Сейчас я вспоминаю слова отца: «Сколько веревочке ни виться, конец будет один!» Это он мне говорил, когда осуждал за грабеж. А может, что-то другое имел в виду…

- Итак, после ареста отца вы с мамой сменили фамилию с Чикатило на Одначевы и переехали из Новочеркасска в Харьков…

- Да. В Харькове я поступил на стационар в институт общепита на специальность товароведа (в те времена о такой можно было только мечтать). Судимость не помешала. Я же был на другой фамилии, о судимости промолчал, а никто и не проверил — компьютеров-то не было. Мама пошла опять работать в садик.

Потом состоялся суд над отцом. Мы смотрели только по телевидению, туда не ездили, там бы нас разорвали. Но отец на суде вел себя неадекватно, или был чем-то наколот, или психическое воздействие… Говорил ерунду, не своим голосом, взгляд дикий… Трудно было узнать нашего ласкового папу. А когда приговор привели в исполнение, нам даже не сообщили об этом. И никакой справки о смерти не прислали, хотя обязаны были это сделать. Хотя потом поговаривали, что японцы предлагали 10 миллионов долларов за мозги отца, чтобы изучить их и найти отклонение от нормы. Но это слухи. Нам, повторю, никто ничего не говорил и у нас ничего не спрашивали (а связи с отцом мы не поддерживали с первых месяцев после ареста). По сей день мы не знаем, где и как он похоронен.

- Когда вы переселились в Харьков из Ростова, о вашем отце там кто-то знал (о вашем родстве с маньяком)?

- В Харькове о нашей истинной фамилии никто тогда не знал (узнали только в 1995 году, когда я поехал в Ростов и там «прославился»). Студентом я начал подрабатывать челноком, ездил в Турцию, привозил кожаные вещи, а мама, уволившись из садика, торговала ими на рынке. Появились деньги.

- Когда вас осудили на семь с половиной лет (за аферы с перепродажей шахтного оборудования.  — Авт. ), чем занимались в колонии?

- Ничем. Там всегда можно найти человека, который за пачку чая или блок сигарет выполнит твою норму на производстве (мы вязали сетки для картошки, лука и пр. ). А вообще я жил простым мужиком, в блатные дела не лез, насмотрелся на них на воле… В колонии с самого начала знали обо мне всю правду, потому что там оказались парни, с которыми я был знаком еще в Новочеркасске, они помнили, кто мой отец…

Но отношение ко мне было уважительным, там ведь здравые люди, понимали, что, во-первых, сын за отца не отвечает, а во-вторых, что большинство преступлений отцу приписали (сидели со мной люди, которых тоже заставили взять на себя чужие убийства). Кидали меня и в карцер, и в ШИЗО (штрафной изолятор) за ерунду, потому что менты как раз ко мне относились предвзято. Другой чуть нарушит режим, ему ничего… Но я все выдержал, не скулил, потому меня уважали.

Хочу навсегда уехать в Чикаго. Я хочу начать жизнь с чистого листа, потому что в Украине перспектив для себя не вижу. Там, вероятно, продам свою историю газете или телеканалу, заработаю начальный капитал и открою свое дело. Я же не старый, и здоровье позволяет. Это отцу я благодарен за то прекрасное здоровье, которое он мне передал, за его гены. Мне 39 лет, и здоровье у меня отменное, хотя лагеря, конечно, и милиция отняли часть… »

Некоторые имена в публикации изменены по просьбе людей, согласившихся рассказать нам о сыне Чикатило.

Справка «ФАКТОВ»

Андрей Чикатило — один из самых известных советских серийных убийц, с 1978-го по 1990 годы совершивший 53 доказанных убийства (преступник сознался в 56 убийствах, но, по оперативным сведениям, маньяк совершил более 65 убийств): 21 мальчика в возрасте от 7 до 16 лет, 14 девочек в возрасте от 9 до 17 лет и 17 девушек и женщин.

Прозвища: Бешеный Зверь, Ростовский Потрошитель, Красный Потрошитель, Гражданин X, Сатана.

2643

Читайте нас у Facebook

РЕКЛАМА
Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів