Спорт Многая лета

Татьяна Кочергина: "Как-то во время игры с венгерками мне челюсть выбили. Так я ее сама обратно вставила"

6:30 29 марта 2016   860
Двукратная олимпийская чемпионка Татьяна Кочергина: «На Играх 1976 года в Монреале к нам подошел мужчина, подарил всем значки с тризубами и сказал: «Дівчата, не підведіть, за вас уболіває вся вільна Україна». Это был сын Степана Бандеры»
Елена ДРАГА, «ФАКТЫ»

Знаменитая украинская гандболистка, пять раз выигрывавшая Кубок европейских чемпионов и десять раз — чемпионат Советского Союза, отметила 60-летний юбилей

Одна из сильнейших гандболисток мира в 1970—80 годах Татьяна Кочергина (в девичестве Макарец) отдала спорту более 20 лет. Вместе с подругами по сборной Советского Союза, костяк которой составляла звездная команда киевского «Спартака», она дважды — в 1976 и 1980 годах — становилась олимпийской чемпионкой. В составе «Спартака», возглавляемого выдающимся тренером Игорем Турчиным, спортсменка стала пятикратной обладательницей Кубка европейских чемпионов и десятикратной чемпионкой СССР. За заслуги в спорте имя Татьяны Кочергиной внесено в Книгу рекордов Гиннесса.

В день своего юбилея (в прошлую субботу) Татьяна Ивановна Кочергина находилась на рабочем посту. Но полноценно выполнять свои непростые служебные обязанности заведующей кафедрой физвоспитания и спорта Киевского национального университета имени Тараса Шевченко в тот праздничный день так и не получилось. Бесконечные звонки с поздравлениями, море букетов от друзей, коллег и любимых студентов. И все же Татьяна Ивановна любезно уделила «ФАКТАМ» время для интервью и даже продемонстрировала… мастер-класс по владению гандбольным мячом. Видавший виды потертый кожаный мяч буквально прилипал к сильной уверенной ладони лучшего бомбардира мирового первенства 1975 года.

— Татьяна Ивановна, примите наши самые искренние поздравления с юбилеем! До чего же вы здорово и сейчас владеете мячом!

— Спасибо за поздравления! Так ведь мастерство уже в крови, меня хоть сейчас выпускай на площадку. Только вот коленные суставы нужно менять… Поэтому и не встала к вам из-за стола поприветствовать, вы уж извините. Позвоночник болит, плечи, кисти, ахиллы (ахилловы сухожилия. — Авт.). Все выбито, выпотрошено, живого места нет. Я не жалуюсь. Просто вы ни одного человека не найдете, который жив-здоров после большого спорта. Сколько травм у меня было — не сосчитать. Сама с ними справлялась. Как-то во время игры с венгерками (уже и не помню, где) мне челюсть выбили. Дышишь во время игры открытым ртом — вот челюсть от удара и «поехала». Так я ее сама — чик! — и обратно вставила. Правда, потом долго разговаривать не могла, и меня манной кашей кормили, пока зажило. А сколько раз от ударов соперниц сустав в плече выскакивал… Ну да ничего, оптимизма у меня хоть отбавляй, стараюсь никогда не унывать. Я борец по жизни.

— Расскажите о вашем детстве.

— Мои родители родом из Винницкой области. В послевоенные годы голод был страшный, особенно страдала центральная Украина. А через Жмеринку тогда ходили «товарняки» на освоение новых земель. И вот в один из дней отец говорит маме: «Любочка, давай будем ехать на юг, там фрукты, овощи, надо детей поднимать…».

Поезд шел только до Овидиополя, что в Одесской области, на этой станции и вышли. Ни улиц тебе, ни дворов — только две-три землянки. Папа встал посреди степи и говорит: «Ось тут буде хата». Родители своими руками «валькували», то есть строили стены из глины, соломы и воды.

С раннего детства я приучена к труду. Нас ведь в семье было шесть хлопцев и три девочки. Я самая младшенькая. Все мы с рассвета и до заката помогали родителям по хозяйству. Дом, сад, виноградник, три коровы, четыре поросенка, кролики. Мама всегда говорила: если хочешь достичь чего-то — трудись. И мы трудились, потому что 60 соток огорода нужно было засадить, а потом убрать. Помню, капусту, помидоры и огурцы в дубовых бочках солили. Мама вкусно готовила, у нас всегда на столе были свежайшие домашние колбасы. Продукты хранились в глубоко вырытых в земле погребах. Холод там был такой, что ни один холодильник не сравнится.

С такой теплотой вспоминаю свое детство! Свобода, воздух, малина, клубника, помидоры по два раза в год. До лимана метров 300, а до моря — пару километров. Сел на велосипед — и айда!

— Откуда вы узнали о существовании такого вида спорта, как гандбол?

— К нам в село приехал новый учитель физкультуры Владимир Семенович Бондаренко. Он безумно любил спорт, а Игорь Турчин был его образцом для подражания. Владимир Семенович начал у нас культивировать гандбол. Он-то и дал мне впервые в руки гандбольный мяч. Учитель сам сделал площадку, смастерил ворота, организовал команду. Мы сначала выигрывали первенство района, позже — Одесской области.

А Игорь Евдокимович Турчин заприметил меня во время Спартакиады школьников Украины: «Это моя спортсменка — и все тут». Потом уже оценил мою игру в составе одесского «Локомотива», пригласил в «Спартак». Игорь Евдокимович убедил родителей, чтобы они отдали меня в киевский спортинтернат. А мне же всего 14 лет было. Тосковала по дому страшно. В спортинтернате на Печерске жили по 17 человек в комнате, холодина, спали в спортивных костюмах. Я ведь три раза убегала домой. Вернее, когда мама приезжала навестить, просила забрать с собой. На третий раз мама пошла к Турчину и предупредила, что если дочка будет плакать, то никакого спорта.

— Как переносили жесточайшую спортивную дисциплину в команде и нагрузки на тренировках?

— Никогда не сердилась на тренера, никогда не плакала, что тяжело. Утренняя тренировка начиналась в 10 часов. Встречались на метро «Большевик» (ныне станция «Шулявская». — Авт.) возле танка и ехали на автобусе на базу в сосновом бору на 19-м километре житомирской трассы. Вторая тренировка в 16.30, полтора часа. Возвращались затемно. Ноги отваливаются — Турчин такие нагрузки давал, что мало не казалось. Ни на какие танцульки или вечерние прогулки ни сил, ни времени уже не оставалось.

Я была самая младшая в команде. С Людой Бобрусь и Зиной Турчиной — десять лет разницы, с Галей Захаровой — восемь. Это ведь было первое поколение «Спартака», родоначальники, так сказать. Изо всех сил тянулась за ними, и они меня поддерживали. Больше всего была дружна (и до сих пор крепко дружу) с Людой Бобрусь, с которой часто жили на сборах и соревнованиях в одной комнате. Люда тот человек, который умеет научить и поддержать — словом и делом. «Турчин меня ругает. За что?» — жаловалась я порой. Бобрусь меня успокаивала, объясняла — что, зачем и почему. Это сейчас понимаю, что Игорь Евдокимович хотел, чтобы я стала лучше, выросла в классного игрока. Да и если бы Турчин не кричал, то мы бы не выкладывались на тренировках на двести процентов.

— Свой первый выезд за границу помните?

— В Польшу в 1972-м. Мы тогда выиграли отборочный матч к чемпионату мира в Югославии. Но больше всего меня поразила ФРГ, где мы принимали участие в турнире, проходившем в разных немецких городах. Вот это был шок! Все в диковинку — чистота, порядок. В магазинах все по полочкам, кулечкам разложено. У нас ведь как было в хозяйственном: гвозди кучей насыпаны, а там все шурупчики поштучно запакованы. Нам выдавали суточные — по 100 марок на все про все. Помню, купила себе тогда яркую синтетическую кофточку.

— Вы ведь были совсем молодой девчонкой, когда поехали на ваш первый олимпийский турнир. Страшно было?

— Не то слово. Шутка ли — в 20 лет выступать на первом в истории олимпийском женском турнире по гандболу, который был включен в программу Игр 1976 года. Советскую команду перед вылетом в Канаду настращали как следует. Мол, там же бандеровцев много, возможны провокации. А на самом деле представители украинской диаспоры стали самыми главными нашими болельщиками. Нас ведь в сборной СССР было девять украинок. Ой, да вы не представляете, как было приятно видеть болельщиков, которые сидели на трибунах в желтых футболках и «блакитних» штанах. И у каждого на футболке буквочка — в ряд получалась надпись «Вільна Україна».

Перед последней игрой с канадками, которых мы разгромили со счетом 21:3, к нам подошел мужчина. Подарил каждой по значку с тризубом и щирою мовою каже: «Дівчата, не підведіть, за вас уболіває вся вільна Україна». Оказалось, это был сын Степана Бандеры Андрей.

А какая смешная история с допинг-контролем вышла! На проверку выбрали двух немок и меня с Людой Бобрусь. Во рту даже слюны нет, не то что анализ сдать… Видим, стоит огромный холодильник. «А пива можно? Мы же уже закончили соревнования. Водой не напьешься, нам бы чего-то мочегонного». Короче, ударили мы с Людой по пивку. Опьянели сразу… Что вам сказать, это был цирк.

— В Монреале вы еще выступали под фамилией Макарец, а на Играх 1980 года — уже как Кочергина…

— После своей первой Олимпиады мы с Сергеем официально оформили отношения, и я взяла фамилию мужа (Сергей Кочергин — известный гандболист, выступал в киевском СКА, чемпион мира в составе сборной СССР. — Авт.). Свадьбу сыграли у меня на родине. Кабанчиков зарезали, гостей — человек 300, весь Овидиополь гудел. На мне было красивое белое платье, которое я в Югославии купила.

А познакомились мы с Сергеем еще в 1973 году во Львове, где проходило молодежное первенство СССР. Между нами сразу искра пробежала. Супруг по гороскопу Змея, а я Обезьяна, оба — Овны. Получается вода и огонь. Но живем душа в душу уже 37 лет, дочку Дарью вырастили.


*Татьяна Кочергина за сборную СССР сыграла 133 матча, забив 616 голов, что было лучшим результатом среди игроков советской команды (фото из семейного альбома)

— Как советская власть оценила ваши заслуги?

— Я уже и вторую Олимпиаду выиграла, а мы с мужем все еще в однокомнатной квартире жили. После возвращения с Игр в Москве нас принимал первый секретарь ЦК Компартии Украины Владимир Щербицкий. На приеме были Игорь Евдокимович, Люда Бобрусь, Зина Турчина. А мы вдвоем с Юркой Седых (двукратный олимпийский чемпион по метанию молота. — Авт.) вручали Владимиру Васильевичу рапорт о выполненной работе. «А что, Таня, все ли у тебя в порядке?» — спрашивает он. За меня ответил Турчин: дескать, замужем, семья, а квартира однокомнатная. Щербицкий поворачивается к помощнику и роняет: «Трехкомнатную».

Мы с мужем хотели получить жилье в совминовском доме на Левом берегу. Но последнюю квартиру передо мной забрали. Надо было или ждать год, когда следующий дом построят, или брать, что есть. Думаю: «Боже мой, вот получишь травму — и забудут. Лучше синица в руках». 20 сентября 1980 года мы ночевали на полу в пустой квартире в районе автовокзала.

— Спортивные сны вам снятся?

— На первых порах, когда уходила из гандбола, снились, и не раз. Но я человек волевой и четко понимала, что рано или поздно надо будет уйти из большого спорта. Готовила себя заранее. В 1988 году стала преподавать в университете, теперь вот возглавляю кафедру физвоспитания. Когда приняла спортивную базу университета, здесь же все, что называется, на честном слове держалось. В 2007 году мы сделали ремонт. У меня восемь тысяч студентов, преподаватели. Так что работы непочатый край. Но все знают, что при мне должны быть порядок, чистота и дисциплина.

— Отдыхаете как?

— Я заядлая рыбачка! Бе-е-езумно люблю посидеть на рассвете с удочкой. Сейчас покажу на мобильном мой самый большой улов… Вот, полюбуйтесь на этого двухкилограммового красавца-окуня! Выезжаем на машине из дома часа в три-четыре, на первую зорьку. Тишина, свежий воздух, птички поют, солнышко встает. Такая красота. А если еще и клюет!.. Потом накрываем стол, рыбку жарим. Какая же она, свежевыловленная, сладкая, вкусная! Да под чарочку, а как же…

— Ох и смачно же вы рассказываете, Татьяна Ивановна! Дай вам Бог крепкого здоровья, такого же жизнелюбия и оптимизма на долгие-долгие годы!

— А я хочу пожелать всем нам мира и покоя в Украине. Чтобы наши «братья» вернули Донбасс и Крым. Потому что сейчас для каждого нормального человека это незаживающая рана. Душа за наших ребят болит…

Фото в заголовке Сергея Тушинского, «ФАКТЫ»

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров

Дети в садике: — А меня аист принес! — говорит один. — А меня из Интернета скачали! — А у нас семья бедная, папа сам все делает...