ПОИСК
Культура та мистецтво

Владимир Фесенко: "В день смерти у Олега Попова было особо смешливое настроение"

7:45 11 листопада 2016
Девять дней назад во время гастролей в Ростове-на-Дону ушел из жизни легендарный клоун

Несмотря на возраст (Олегу Попову было 86 лет) он до последних дней продолжал работать. Солнечный клоун, объездивший с гастролями практически весь мир, признавался, что без зрителей не может жить. Свой знаменитый номер «Луч» Олег Константинович исполнял сотни раз. Его удивительный образ — рыжеволосый клоун в клетчатой кепочке — был узнаваем и любим. Попов ушел из жизни, находясь на гастролях в Ростове-на-Дону. Умер тихо, во сне, как абсолютно счастливый человек. В последние минуты жизни артиста рядом с ним находились супруга Габриэла и давний напарник Попова, украинский цирковой артист Владимир Фесенко. Он гастролировал вместе с мастером, а потом… на плечах нес гроб с его телом, провожая артиста в последний путь.


*Вторая супруга Олега Константиновича Габриэла на 30 лет моложе мужа

— До сих пор не верится, что Олега Константиновича больше нет, — рассказывает друг и многолетний партнер Олега Попова Владимир Фесенко. — Мы ведь проработали вместе 36 лет! А это, знаете ли, огромный период жизни. Случилось так, что я, по сути, стал свидетелем смерти моего друга. Это случилось вечером 2 ноября. В этот день у нас не было представления, выходной. Утром мы с Олегом Константиновичем решили сходить на местный базар. Хотелось прогуляться, подышать воздухом, посмотреть, чем торгуют в Ростове-на-Дону. Конечно, на рынке многие стали узнавать Олега Константиновича. Подходили к нам, говорили приятные слова, просили вместе сфотографироваться. Это совсем не напрягало Попова, он даже с удовольствием раздавал автографы. С базара мы уходили с подарками. Несли гранаты и мандарины. К нам подошел директор рынка и пригласил выпить у него в кабинете по рюмочке сухого вина. Олег Константинович вроде согласился, но я посмотрел, что идти в офис к директору далековато. Говорю: «Давайте мы нанесем вам визит в среду». На том и порешили.


*Владимир Фесенко проработал с Олегом Поповым 36 лет

РЕКЛАМА

— Вы вернулись в гостиницу?

— Да, оба уже порядком устали. Было время обеда, к нам зашли друзья-артисты, и мы устроили такое праздничное застолье. В гостиничном номере у меня была небольшая кухня. Олег Константинович попросил приготовить ему суп-харчо — он очень любил восточные блюда. Я стал куховарить, и ароматный суп через час уже был готов. Сели за стол, плотно поели, выпили даже по пару капель коньяка и пошли отдыхать. Номер Олега Константиновича как раз напротив моего. Мы всегда селимся дверь в дверь, чтобы в случае чего я всегда мог прийти ему на помощь. Через полчаса Олег Константинович неожиданно позвонил мне по телефону. Говорит: «Включай телевизор, там что-то рассказывают про Украину, а лучше иди ко мне, будем смотреть вместе». Я сказал, что буду смотреть у себя, тогда Олег Константинович попросил принести ему чай и булочку. Я зашел к нему в номер, в котором работал телевизор, поставил на тумбочку чашку с чаем и ароматную выпечку. Олег Константинович улыбнулся, поблагодарил, и мы расстались.

РЕКЛАМА

— У вас не было никакого предчувствия?

— Абсолютно! Даже не мог себе представить, что последний раз вижу Попова живым. Я смотрел телевизор, прошло минут 25 — и вдруг распахивается дверь в комнату. На пороге стоит супруга Олега Константиновича Габриэла и говорит: «Володя, иди посмотри, Олег Константинович как-то сидит в неудобной позе». Мы заходим, и я вижу, что Попов действительно сидит в странной позе на диване. Такое впечатление, что спит. Левая нога на правом колене, рука согнута в локте, но что-то в его позе было неестественное. Мы подошли поближе, и я понял, что Олег во сне ушел из жизни. Мы с Габриэлой положили Олега, пульс еще прощупывался, но дыхания уже не было слышно. Мы тут же вызвали скорую помощь. Приехали врачи, но сделать ничего не смогли. Знаете, у меня до сих пор перед глазами лицо Олега Константиновича. Ни одна судорога, ни одна мышца на нем не была напряжена. Это было лицо абсолютно счастливого человека. Вот как он жил счастливо, так счастливо и умер.

РЕКЛАМА

— Известно, что Олег Константинович просил, чтобы его похоронили в Германии.

— Да, мы полностью действуем в соответствии с завещанием великого клоуна. В понедельник я лично помогал нести гроб с его телом в самолет. Сначала Попова доставили в Москву, а затем во Франкфурт-на-Майне. Оттуда артиста повезли в баварский городок Эглофштайн. Последние двадцать лет он считал его своим вторым родным городом после Москвы.

— Олег Константинович в последнее время о чем-то беспокоился, переживал?

— Нет, говорил, что прекрасно себя чувствует и его настроение гораздо лучше, чем пару недель назад. Вообще, Попов был человеком, которому чужды перепады настроения. Олег Константинович всегда знал, что надо делать в той или иной ситуации. В день смерти, мне показалось, у него было особо смешливое настроение. Начиная с завтрака хохмил, рассказывал анекдоты. Многие хотели поговорить с великим клоуном, и Олег Константинович каждому старался уделить пару минут, что случалось достаточно редко. 2 ноября с утра было солнце, замечательная погода. Казалось, ничто не предвещает беды.

— Поездка в Ростов-на-Дону была давно запланирована?

— Мы находились в большом гастрольном туре. Олег Константинович давно о нем мечтал. Особенно хотел попасть в Саратов — город, в котором начинал работать цирковым артистом. Приехали туда 24 сентября. По 9 октября выступления Олега Попова шли с аншлагом. Потом направились в Ростов-на-Дону, где должны были дать 15 представлений. Позднее планировались гастроли в Екатеринбурге и Самаре. Но жизнь распорядилась иначе… Мы планировали выступления и в Киеве. Олег Константинович с вниманием и тревогой следил за событиями, которые происходят в Украине. Многое его очень огорчало. Когда поступило предложение приехать с гастролями в Киев, Попов очень обрадовался. Правда, сказал, что с русским паспортом у него потом будут проблемы в России. Поэтому мы решили сначала «откатать» по России, а затем ехать в Украину. Не успели…

— Когда вы стали выступать вместе с Олегом Поповым?

— Это случилось в Вене, я тогда работал в цирковой программе акробатом. Олег Константинович приехал выступать со своим номером. Это было накануне Олимпийских игр в Москве в 1980 году. После своего выступления я встретился с Поповым, и он предложил поучаствовать в его программе «Лечение смехом», которая была специально сделана для Олимпийских игр. Сказал так запросто: «Володя, не мог бы ты помочь мне с этим выступлением?» Конечно, я согласился. В программу пригласил своих ребят — акробатический ансамбль «Черемош». С тех пор мы и начали совместные выступления. В то время Олег Попов был звездой Советского Союза, знаменитым клоуном, выступавшим в Большом московском государственном цирке. А я жил и работал в Херсоне. Хотя профессия артистов предполагает частые гастроли, я всегда возвращался домой.

— Вы ведь могли спокойно переехать в Германию к Олегу Константиновичу?!

— Нам с супругой, которая тоже работала в нашем коллективе, это было совсем не нужно. Мы и так часто, по несколько месяцев, жили за границей. У нас была постоянно открыта виза, потому что Олег Попов гастролировал по всему миру. Ведь он и себе не взял немецкое гражданство. Жил в Германии, хотя прописан был в Москве и имел российский паспорт. Любил повторять: «Я русский и не хочу менять свою родину». Хотя в свое время канцлер Германии Гельмут Коль предлагал ему оформить гражданство. Но на такие предложения Попов всегда отвечал: «У меня все отлично. Ничего в своей жизни менять не хочу».

— Вы бывали у него дома в Германии?

— Конечно, часто там останавливался. Дом был не очень большой, но уютный. Самым любимым местом Попова была мастерская. Олег Константинович никому не доверял переделывать свой реквизит. Занимался этим исключительно сам. У него были золотые руки. В этой мастерской рождались его новые номера, переделывались старые, менялся и латался весь реквизит. Моя супруга работала костюмером. Именно она в свое время делала знаменитые клетчатые кепки Олега Попова. Наверное, штук сто их пошила. По сути, до последнего дня своей жизни Олег Константинович не переставал работать. Идеи рождались в его голове с молниеносной скоростью. Мне казалось, он никогда не устает. Хотя накануне гастролей в Ростове-на-Дону мы решили, что нам все-таки нужен небольшой перерыв. Планировали после выступлений поехать на рыбалку на Дон. Олег Константинович очень любил посидеть на природе с удочкой. Вот что значит «насмеши судьбу своими планами». Знаете, когда не стало Олега, я не мог всю ночь уснуть. Казалось, 36 лет нашего совместного творчества промелькнули как один день…

— Олег Константинович уехал в Германию буквально накануне распада Советского Союза.

— Я помню, что первые наши совместные гастроли состоялись в 1989 году. Работали во Франкфурте-на-Майне. Потом наступил 1990 год, распад Советского Союза. Тяжелое было время. Когда грянула денежная реформа, Попов потерял практически все свои сбережения… Потом умерла супруга Олега Константиновича Александра. А через какое-то время в его жизни появилась Габриэла. Она была молода, разница в возрасте с Олегом Константиновичем у них 30 лет. Габриэла с юности фанатично любила цирк и была большой поклонницей творчества Попова. Помню, однажды Олег мне сказал: «Знаешь, Габриэла пригласила меня к себе домой. Я, наверное, у нее недолго поживу». В то время у нас в работе была напряженная ситуация. Нас бросил импресарио, по сути, мы остались без менеджера. В это время Попов и вспомнил о Габриэле. Позвонил ей, а она лишь коротко сказала: «Приезжай ко мне». В общем, с тех пор Габриэла стала его правой рукой. Через какое-то время Олег Попов вызвал меня с супругой к себе. Мы сделали программу и шесть лет «катали» ее по Европе.

— Говорят, Олег Попов был достаточно жесткий в работе?

— Я бы сказал, он был очень требователен к себе и другим. На первом месте для него всегда была железная дисциплина. Причем строгие требования Попова относились абсолютно ко всем, в том числе и к его супруге и дочери. Олег хотел, чтобы его дочь Ольга работала вместе с ним. Она была цирковой танцовщицей на проволоке. Выступала вместе с нами в программе до 1996 года. А потом создала семью, оставила цирк и поселилась недалеко от Франкфурта-на-Майне. Олег Константинович придумал для нее очень красивую репризу — Ольга выходила в серебряном костюме робота. Кстати, внук Олега Константиновича Евгений тоже работал в цирке. Был эксцентриком, жонглером. Дед был счастлив, что продолжалась его цирковая династия.

— Правда, что Олег Попов был любим советскими властями?

— Особенно во времена Брежнева, благодаря которому в Москве на проспекте Вернадского был построен цирк. Он это сделал специально для супруга своей дочери Галины — силового акробата Евгения Милаева. Мы всегда знали, когда на представлении сидит генсек. У него была специальная ложа. Так вот, когда из черной ложи поблескивали золотые очки, а по ее краям стояли люди в цирковых шапочках, значит пришел Леонид Ильич. За кулисами, конечно, не появлялся. А вот Галина Брежнева бывала. Она всегда была очень веселая и жизнерадостная. Участвовала во всех артистических посиделках.

— Олег Константинович в жизни любил пошутить?

— Мне кажется, юмор сопровождал его всегда. У нас была реприза, которая называлась «Гиря». Я и Олег Константинович выходили на манеж в длинных халатах. Я появлялся первым. И вот звучит музыка, и я говорю: «Олег, выходите!» Он делает шаг, цепляется за халат и пять ступенек буквально пролетает. Я в шоке, подбегаю к нему, лежащему на манеже, спрашиваю: «Как вы?» А он: «Если бы я не был акробатом! Скажи маэстро, чтобы снова начинал увертюру, работаем». Думаю, Боженька охранял Попова по жизни. Олег Константинович любил рассказывать анекдоты. Последний из них такой: «Приходит клиент в морг выбирать гроб. Ему предлагают несколько вариантов. Потом говорят: «А вот дешевый. Но из экологически чистых материалов». Олег Константинович, рассказывая, всегда расплывался в своей фирменной улыбке. Не даром же его называли Солнечным клоуном.

2780

Читайте нас у Facebook

РЕКЛАМА
Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів