ПОИСК
Культура та мистецтво

Ингеборга дапкунайте: «на съемках «интердевочки» ирина розанова, елена яковлева и я решили прогуляться возле курского вокзала москвы. В костюмах путан… »

0:00 26 січня 2008
Інф. «ФАКТІВ»
Известная актриса отпраздновала 45-летие Ингеборга Дапкунайте проснулась знаменитой после выхода на экраны фильма Никиты Михалкова «Утомленные солнцем». Тогда она жила в Лондоне, выйдя замуж за известного английского режиссера и продюсера Саймона Стоукса. Ингеборга рассказывает, что впервые вышла на сцену в четыре года. Ее бабушка работала администратором в Вильнюсском оперном театре и часто брала с собой внучку. Ее первые роли — сын мадам Баттерфляй, чертенок в «Фаусте» и ангелочек в «Демоне». В детстве Ингеборга мечтала стать балериной. Но после школы поступила на театральное отделение консерватории. Работала в Вильнюсе, в театре Някрошюса. Недавно она блистала на экране в качестве фигуристки в проекте «Ледниковый период». В жизни Ингеборга смешливая, непосредственная, рассудительная. Это так подкупает, что уже на первой минуте разговора кажется — ты ее хорошо знаешь. Но за первой минутой наступает вторая, и тут начинаешь понимать, что все не так просто.

«Могу неделю проходить в одной и той же одежде»

- Ингеборга, вы верите в случай?

- О, да! Если бы Меньшиков случайно не встретил меня в Лондоне, и мы бы не сдружились с ним, я не попала бы к Никите Михалкову в «Утомленные солнцем». Хотя в конечном счете это было решение Никиты. Результат лондонской встречи — я сыграла в фильме, который получил «Оскара»…

- В «Утомленных солнцем-2» вы снимались?

- Нет.

- Михалков не приглашал?

- Не комментирую.

- Где вы сейчас постоянно живете?

- Официально в Лондоне, хотя гораздо больше времени провожу в Москве, потому что здесь у меня работа. Я никогда не стремилась поселиться в каком-то определенном месте. Живу там, где придется. Это не значит, что я легко привыкаю к новым городам. Просто нет смысла противоречить ритму своей жизни.

- Что вы делаете в Лондоне, когда появляется свободное время?

- Обожаю ходить на футбол. Мои любимые команды: «Арсенал», «Челси», «Манчестер Юнайтед». Мой муж очень любит футбол, поэтому у меня было две возможности: либо заинтересоваться тем, что его увлекает, либо слушать этот шум по телевизору.

- Вы — звезда российского кино и в то же время экзотичны для него…

- Своя среди чужих, чужая среди своих? Нет, в Москве я дома, здесь у меня много близких друзей, это мой любимейший город. Впрочем, как и Вильнюс, и Лондон!

- Я заметила, что вы отдаете предпочтение неформальной одежде.

- Честно признаться, не люблю «формальный» стиль. Ненавижу неудобные вещи, хотя иногда приходится их надевать. Вечерние платья мне нравятся, но я чувствую себя в них не совсем органично. Выбор костюма всегда заканчивается тем, что я надеваю то, в чем мне абсолютно комфортно. Это может быть и узкая, и широкая одежда, и джинсы.

26s09 kadr.jpg (21401 bytes)- А как вы относитесь к костюмам своих киногероинь?

- Всегда есть возможность посоветоваться с художником, поэтому мне в той «своей» одежде комфортно. Конечно, если взять Кисулю из «Интердевочки»… Кстати, во время работы над фильмом раздавались постоянные шутки по поводу наших костюмов. Если помните, одеты мы были очень «красочно». Однажды в перерыве между съемками Ирина Розанова, Елена Яковлева и я решили прогуляться. Дело было около Курского вокзала в Москве, средь бела дня. Люди на нас смотрели, будто мы с луны свалились… Не знали, как отреагировать на такую наглость с нашей стороны. Вряд ли кто-то догадался, что мы ненастоящие путаны.

- Как вы пополняете свой гардероб?

- Меня одевает Эммануэль Унгаро, его одежда мне очень подходит. В моей жизни был период, когда я покупала лишь черные вещи — очень практично, с чем угодно можно комбинировать. Вообще, все зависит от настроения. Могу неделю проходить в одном и том же. Меня это не раздражает.

- Кто сегодня определяет ваше отношение к моде?

- Лондонская молодежь. Они так находчивы, у них есть свой, ни с чем не сравнимый стиль.

«Я ничего не доверяю мужчинам»

- Инга, а почему вы совсем не носите украшений?

- Иногда надеваю, но только те, которые мне дороги — подарки мамы, то, что связано с сентиментальными воспоминаниями. Сама украшений почти не покупаю.

- Аксессуары вас тоже мало интересуют? Шляпки, сумочки…

- Я и сама неплохо вяжу шляпки, когда есть время, конечно. И крючком, и спицами. Этим занималась еще моя бабушка. На съемках часто что-нибудь вяжу. Читать в период работы трудно.

- Вы почти не пользуетесь косметикой… Помните, когда накрасились в первый раз?

- Мне было семнадцать лет. Я пробовалась на главную роль в фильме Баниониса-младшего «Моя маленькая жена», но меня утвердили на другую роль, совсем небольшую. Я страшно расстроилась. Героиня этого фильма — скромная, очень приличная, хорошая девочка. Я в жизни такой и была. Не красилась, у меня были какие-то скучные волосы. И когда гримерша впервые в жизни накрасила мне ресницы и подвела губы, это было событие. Я посмотрела на себя в зеркало и в первый раз подумала: «У меня есть шанс!» Это придало мне уверенности в себе, я решила, что могу даже кому-то понравиться!

- Выбор духов оставляете за собой или доверяете мужчинам?

- Фу! Нет, что вы, я ничего не доверяю мужчинам! Пользуюсь духами, которые мне нравятся и не совсем противны моему мужу.

- Спортом занимаетесь?

- Жесткого режима у меня нет. Если успеваю, бегаю по утрам. В Москве — по Чистым прудам, в Лондоне хожу в тренажерный зал. Тренироваться по-настоящему пришлось во время проекта «Ледниковый период». Это было настоящее испытание, но я рада, что устроила себе такую проверку и выдержала ее.

- У вас есть идеал женской красоты?

- Для меня самая красивая женщина — моя бабушка. Она прекрасна даже в 97 лет, время словно не властно над ней. Так случилось, что меня воспитывала в основном бабушка. Родители много ездили. Папа — дипломат, они с мамой подолгу жили в Москве. Я из Вильнюса к ним приезжала только на каникулы.

- Вас часто узнают на улицах?

- Это зависит от цвета моих волос. Меня узнают при непосредственном общении, сразу говорят: «О! Вы актриса!» Может быть, мне просто везет — люди со мной вежливы, никто пока не нагрубил, не сказал фамильярно: «Эй ты, Ингеборга!» Как ни странно, никто не пытался вмешиваться в мою жизнь. Бывает, что останавливают, попросят автограф или сфотографироваться, но это очень приятно. Правда, когда меня узнали как актрису в первый раз, я испытала жгучий стыд. Это было в Каунасе, в троллейбусе. Я — еще студентка, снялась в литовском фильме «Утопленница». Играла девушку, которая забеременела и утопилась с горя. А у нас был очень веселый курс на театральном отделении в консерватории. Сидя в автобусе или троллейбусе, спрашивали громко друг у друга: «Ты хорошо его закопал, не будет видно? Нет, надо было все-таки глубже, а то начнут ногти на руках расти, вылезут еще из-под земли». Как-то мы веселились подобным образом, и вдруг одна женщина поворачивается ко мне и говорит: «Я вчера видела вас по телевидению, как же вы меня сегодня разочаровали!»

«Джон Малкович уже десять лет за мной ухаживает!»

- Вы амбициозный человек?

- Да. Как-то я поехала в Чикаго играть спектакль на английском языке. Сумасшедшая идея, потому что его надо было выпустить за четыре недели. Причем пришлось лететь в Чикаго из Варшавы, куда я ехала поездом. Там мне должны были выдать американскую визу — все согласовано. Но пограничник заявил: «В Америку вы не попадете!» В Варшаве я побежала в американское посольство, а мне говорят: «Нам нужно подтверждение из Вашингтона, что вы не шпионка». Я звоню своим коллегам в Чикаго, бужу их, они обещают всех поставить на уши. Но подтверждения нет. И тут случается чудо, как в кино: из двери посольства выходит консул США в Литве. Я почти бросаюсь к нему на шею, и он подтверждает, что я — человек известный, вся литовская и московская пресса писала обо мне… В общем, мне все-таки выдали визу. Поздно вечером я спустилась в холл отеля с бутылкой шампанского, и мы отметили это событие вместе со старушкой-ключницей и сторожем. И главное, все это происходило накануне Нового года. Когда я ехала по Чикаго, то щипала себя за руку. Не могла поверить, что все это наяву. Больше никогда в жизни я не была в таком состоянии!

- А ради чего вы так рвались в Америку?

- Должна была играть главную роль в спектакле с Джоном Малковичем.

- Он за вами ухаживал?

- Еще бы, конечно! (Хохочет. ) Он десять лет уже ухаживает. Мне трудно говорить о нем — он мой друг. У него есть потрясающее качество — отсутствие страха. Я многому у него научилась и продолжаю учиться. Например, он всегда дает автографы. И я тоже. Только один раз отказалась дать автограф — находилась в туалете. Подумала, что это не самое лучшее место.

- На каких языках вы можете играть?

- Английском, русском, литовском. Для одной роли выучила французский. Много лет назад увлеклась венгерским, потому что собиралась играть венгерскую принцессу. Безумно трудный язык.

- Судя по всему, Новый год — ваш любимый праздник. А как отмечаете Рождество?

- Мне запомнилось одно Рождество в Литве. Тогда по телевизору кто-то предложил: «Давайте поставим в окнах свечи». Вечером я вышла на улицу, а вокруг так красиво! В Англии мы ездим к родителям мужа, потому что Рождество — это семейный праздник. Я готовлю литовский рождественский ужин, в сочельник к нам приходит много народу. Представьте себе, как здорово проснуться и обнаружить на кровати рождественский «носок» с подарками. Правда, это не носок, а чулок, и мой муж иногда, как бы невзначай, спрашивает: «У тебя нет случайно чулка, которого не жалко?»

2366

Читайте нас у Telegram-каналі, Facebook та Twitter

Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів
 

© 1997—2022 «Факти та коментарі®»

Усі права на матеріали сайту охороняються у відповідності до законодавства України.

Матеріали під рубриками «Офіційно», «Новини компаній», «На замітку споживачу», «Ініціатива», «Реклама», «Пресреліз», «Новини галузі» а також позначені символом публікуються у якості реклами та мають інформаційно-комерційний характер.