Житейские истории чужого горя не бывает

«История с Никитой и его болезнью должна закончиться хорошо. Я в это верю!»

18:46 30 января 2018   2816
Лука и Никита
Таисия БАХАРЕВА, «ФАКТЫ»

Восьмилетний Лука Дадивадзе организовал в своей школе благотворительную ярмарку и обратился с экрана телевизора к взрослым с просьбой спасти больного лейкемией друга

Ровно три месяца восьмилетний Никита Федоренко находится в отделении химиотерапии столичного Охматдета. После рецидива, случившегося в первых числах ноября минувшего года, Никита проходит курс лечения, при котором не разрешено выходить даже за стены палаты. У Никиты, полтора года назад приехавшего на лечение из Мариуполя, обнаружили рак крови. Последнее обследование показало, что ему срочно нужна трансплантация костного мозга. «У нас осталось около двух месяцев, чтобы найти донора, — говорит мама Никины Анна, которая вместе с сыном находится в больнице. — Буквально на днях было решено, что трансплантацию сделают в университетской клинике города Быдгощ (Польша). Но главное, конечно, деньги. Лечение обойдется примерно в 130 тысяч евро».

История Никиты была рассказана на прошлой неделе в программе «ТСН» («1+1») журналистом Нелли Ковальской. Главным ее героем стал не только Никита, но и его восьмилетний друг Лука Дадивадзе, развернувший целую спецоперацию по спасению товарища. Узнав о болезни Никиты, он организовал в своей школе благотворительную ярмарку детских поделок, а теперь обратился с экрана телевизора ко всем взрослым с просьбой о помощи. Искренность Луки, его желание бороться за жизнь друга и слова «лучше бы я оказался на его месте…» были убедительнее всех комментариев докторов. Показывая свою фотографию с Никитой, где мальчишки счастливо улыбаются, Лука, взглянув в камеру своими большими глазами, произнес: «А вдруг взрослым вообще все равно то, что болеют дети…»

Через три дня на счету мамы Никиты Анны Федоренко уже был 1 миллион 50 тысяч гривен.

Лука и Никита дружат уже полтора года. С того самого момента, когда Никита вместе с мамой поселились в том же доме, где живет Лука. Мальчики сразу нашли общий язык, играя в «войнушки», лазая по деревьям и обсуждая компьютерные игры. Периодически Никита уезжал в больницу, и тогда Лука преданно ждал друга, беспокоясь о его здоровье. «Мама, ну почему доктора никак не могут вылечить Никиту?!» — часто спрашивал Лука, пока не решил начать действовать сам.

— Мы подружились с Никитой во дворе нашего дома, — рассказал Лука Дадивадзе. — Просто гуляли вместе на детской площадке. Потом подошли друг к другу, сказали: «Привет! Как тебя зовут?» — и начали вместе играть. Через несколько дней после знакомства я узнал, что Никита живет в моем доме, только этажом выше. И я стал ходить к нему домой почти каждый день. Никита очень любит собирать лего. Каждая из деталей конструктора всегда лежала на определенном месте. Никита за этим очень следил.

— Ты знал, что Никита нездоров?

— Честно говоря, сначала я не думал, что у моего друга такая страшная болезнь. Когда узнал, что у Никиты рак, меня это потрясло. Несколько дней Никита с мамой жили у нас дома. В эти дни мы с ним не расставались, играли, разговаривали. Помню, Никита признавался, что больше всего на свете хочет выздороветь и пойти в школу. И я решил провести в школе искусств, где учусь играть на пианино и петь, ярмарку. Мы продавали поделки из глины, пластилина, рисунки. Собрали около пятисот гривен и отдали маме Никиты, чтобы она купила ему лекарства.


* Луку и Никиту связывает настоящая мужская дружба

— Скучаешь по Никите?

Очень! Мы так хорошо играли, он очень надежный друг. Сейчас каждый вечер мы с Никитой разговариваем по телефону. Вернее, по «Вайберу», чтобы друг друга видеть. Я стараюсь поддержать друга, и ему это очень приятно и помогает выздоравливать. Думаю, вся эта история с Никитой и его болезнью должна закончиться хорошо. Я в это верю! И не хочу даже думать, что может быть иначе.

— Лука очень общительный парень, — рассказал папа мальчика Гоча Дадивадзе. — С Никитой они быстро подружились. Летом просто не расставались. Все время были вместе. У Луки был огромный стресс, когда он узнал, что его друг болен. Помню, пришел домой и говорил об этом сквозь слезы. Очень переживал. Первого сентября, когда Лука пошел в школу, специально пригласил Никиту, чтобы он тоже присутствовал на первом звонке. Познакомил друга со всеми своими одноклассниками. А в октябре Лука решил организовать ярмарку в поддержку друга.

— Наверное, вы ему идею подсказали?

— Нет, сын сам решил. Это было после того, как Никита с мамой вернулись из Мариуполя. Они уехали туда на несколько дней в надежде, что состояние Никиты стабилизировалось. А когда вернулись, сдали анализы, оказалось, что болезнь прогрессирует. Никиту срочно положили в больницу, и вот тогда Лука решил провести в школе искусств ярмарку. В ближайшее время он собирается снова провести такую ярмарку.

— Маленький мальчик сделал больше, чем взрослые люди.

— Дай Бог, чтобы у Никиты все было хорошо. Мы очень за него волнуемся. Теперь каждый день Лука приходит из школы, делает уроки и около половины восьмого звонит другу. Рассказывает, что произошло в школе, чем он занимается. Никита говорит, что очень скучает, мечтает поскорее выздороветь, чтобы вместе с Лукой еще успеть покататься на санках.

Уже третий Новый год Никита с мамой встречают в Киеве. Свою пятилетнюю сестричку Дарину мальчик поздравляет по телефону. Желает ей здоровья и побольше друзей. А Дарина очень тоскует по брату и каждый раз, услышав его голос, плачет и просит поскорее поправиться и вернуться.

— Я верю, что так и будет! — убедительно по телефону говорит Никита. — Мы с мамой смотрели сюжет про меня и Луку. Потом я говорил с другом и пообещал ему, что поправлюсь.

— Никита у нас боец! — говорит мама Никиты Анна Федоренко. — Он стойко переносит все испытания, которые выпали на его судьбу. Знаете, мне порой даже кажется, что не каждый взрослый смог бы так держаться, как мой сын.

Большая семья Федоренко жила на окраине Мариуполя. Рождения первенца ждали с нетерпением и, когда Никита появился на свет, были совершенно счастливы. Мальчик рос крепким, смышленым и веселым. Когда в 2014 году война на востоке Украины оказалась совсем близко от Мариуполя, Анна с детьми готова была уехать. Вспоминает, как снаряды летали рядом с жилыми домами, а однажды один из них попал на рынок. Но, подумав, семья все же осталась в городе. А в апреле 2015 года в семью Федоренко пришла беда. После перенесенной ветрянки у Никиты начались проблемы со здоровьем. Очередной анализ показал, что у мальчика лейкемия. Это было в середине лета, когда Никита готовился к первому классу, мечтая сесть за парту. Но поездка в Киев на обследование не только перечеркнула эти планы, но и перевернула жизнь всей семьи мальчика.

— Впервые диагноз был нам поставлен в 2015 году, — рассказала Анна. — Никита плохо себя чувствовал, мы вызвали «скорую», и нам поставили диагноз острый лейкоз. Правда, тогда он был под вопросом. Когда приехали на обследование в Киев, огласили полный диагноз: острая миелоидная лейкемия. Никите было шесть лет. С того времени мы практически безвыездно находимся в Киеве.

— Сын в школу так и не пошел?

— Никита очень хочет учиться. В прошлом учебном году он смог дистанционно закончить первый класс. Собирался во второй, но из-за рецидива это стало невозможно. За последний год мы в Мариуполе были всего пару раз. И то совсем ненадолго. Нашим домом теперь стала больничная палата. У Никиты произошел рецидив 3 ноября 2017 года. До этого момента речь о трансплантации не шла, а теперь мы должны провести эту операцию в ближайшее время. Причем в зарубежной клинике. У нас не оказалось родственного донора, иначе Никиту оперировали бы в Киеве. Мы послали запросы в несколько клиник в Польшу и Литву. Положительный ответ пришел из двух клиник, мы выбрали польскую. Стоимость операции и восстановительного периода составляет около 130 тысяч евро. Конечно, у нашей семьи таких денег нет. Огромное спасибо тем, кто уже помог нам. Очень рассчитываем на поддержку неравнодушных людей.


* Никита мечтает о том моменте, когда с мамой сможет вернуться домой — к младшей сестричке, бабушке с дедушкой. Фото из альбома семьи Федоренко

— Что вы чувствовали, когда вам сообщили диагноз сына?

— Первое — это страх. Я просто не понимала, куда бежать, что делать. Потом взяла себя в руки и поняла, что должна сама отвечать за сына.

— У вас ведь есть еще маленькая дочь?

— Когда мы с Никитой приехали в Киев, Дарине было всего два года и четыре месяца. С трех лет она видит меня в основном по «Вайберу». Бывает, часто бабушку называет мамой. Они живут в Мариуполе. Мы часто общаемся, и Дарина постоянно спрашивает: «Мамочка, когда вы вернетесь домой?!» Сердце разрывается, но что же тут поделаешь… И Никита скучает по сестричке. Бабушка рассказывала, когда Дарина увидела сюжет о Никите по телевизору, очень плакала.

— На что же вы живете?

— Я не работаю, все время нахожусь с Никитой. Получаю совсем небольшую пенсию. Муж тоже переехал в Киев, чтобы нам помогать. Спасибо фонду «Таблеточки», который снял нам квартиру в столице. Во дворе дома, где мы живем, Никита и познакомился с Лукой.

— Лука оказался замечательным другом!

— Наверное, Лука самый верный его друг. Да и где сын мог общаться, если большую часть времени проводит в больничной палате. К тому же не все хорошо реагируют, когда Никита выходит на детскую площадку с марлевой повязкой на лице. Взрослые старались не подпускать к нему детей. Обидно, конечно. Никита при этом весь аж сжимался. Потом подходил ко мне и спрашивал: «Мама, почему на меня все так смотрят?» Я говорю: «Сыночек, они же не знают, что ты больной…»

А Лука — мальчик очень общительный. Он гулял во дворе с папой и сам подошел к Никите знакомиться. Так завязалась их дружба. Мне кажется, даже взрослые иной раз не способны дружить, как эти дети. Летом играли в казаков-разбойников, по деревьям лазили. Тогда у нас еще никаких показаний к операции не было. Сын просто получал поддерживающую терапию. Мы решили, что можем на некоторое время съездить домой, в Мариуполь, повидать родных. Но как только вернулись в Киев, сдали анализы, нам сказали: «Поднимайтесь на второй этаж». Вот как поступили сюда в начале ноября, так и не выходим до сих пор.

— Вам тоже нельзя выходить на улицу?

— Только Никите нельзя. Ведь он все время подключен к специальным аппаратам. Ходить может только по палате. Даже в коридор не выходит.

— Как Никита себя чувствует?

— Он стойко держится. Правда, аппетит не очень. Хотя сын понимает, что ему нужно во что бы то ни стало поправиться. Его желание — выздороветь и отправиться домой, в Мариуполь. Никите столько пришлось выдержать, но он ни разу не заплакал. Совсем не капризничает. Разве когда хочет какую-то игрушку. Но сын понимает, что сейчас такие траты нам не по плечу. Никита очень любит собирать лего и рисовать. Все мечтает, как поправится и пойдет в школу.

Все, кто хотят помочь семье Федоренко, могут отправить деньги на карточку Анны Федоренко

ПриватБанк:

4 149 497 856 734 795 — гривня
4 149 499 340 234 051 — доллар
5 168 757 336 434 107 — евро

Читайте также
Новости партнеров

— Д-а-а-а... — сказала бабка, pассматривая женские трусики стринги на вещевом рынке. — Случись что — и опозориться некуда!