История современности Разбор полетов

«После взрыва кабина «Руслана» наполнилась то ли пылью, то ли туманом»

14:17 25 апреля 2018   1935
Ан-124 «Руслан»
Владимир ШУНЕВИЧ, «ФАКТЫ»

На прошлой неделе «ФАКТЫ» писали о том, как в небе над США у пассажирского «Боинга-737"взорвался двигатель. Оторвавшаяся лопатка турбины разбила один из иллюминаторов. Вследствие резкого перепада давления потоком воздуха, вырвавшимся из самолета, сидевшую возле иллюминатора пассажирку наполовину вытащило наружу. От полученных травм женщина погибла. Самолет совершил экстренную посадку. Остальные 142 пассажира, а также пятеро членов экипажа не пострадали… Эта печальная история напомнила мне о случае, происшедшем много лет назад в небе Украины с транспортным самолетом Ан-124 «Руслан». Вот что рассказали корреспонденту «ФАКТОВ» директор авиакомпании «Авиалинии Антонова» заслуженный работник транспорта Украины летчик-испытатель Михаил Харченко и участник той истории, бортинженер-испытатель Владимир Чепиль.

— Это было в начале 1990-х годов, вскоре после распада Советского Союза, — вспоминает Михаил Харченко. — В Закавказье шла война между Арменией и Азербайджаном за Нагорный Карабах. Наши самолеты возили в Армению продукты питания, а оттуда в Украину — искусственный каучук для Белоцерковского шинного комбината и комплектующие для украинских заводов. Из Азербайджана же везли в Киев на ремонт подбитые армянами танки. К нам в Гостомель для решения вопросов прилетали представители обеих враждующих республик. Встречи с каждым из них мы старались организовывать в разные дни. Чтобы, не дай Бог, встретившись, горячие кавказцы не сцепились друг с другом.

— В тот день мы вылетели на «Руслане» в Ереван, — рассказывает Владимир Чепиль. - Командиром был заслуженный летчик-испытатель СССР Анатолий Моисеев (ныне покойный), штурманом — заслуженный штурман-испытатель Олег Коршунов, вторым бортинженером-испытателем — Сергей Жовнир. Везли продукты питания. Перед этим, помню, на «Антее» (Ан-22) возили в Армению 50 тонн сливочного масла, а назад — каучук в бочках.

Погода была отличная, ясная, начало осени. Мы взлетели и пошли, набирая высоту, вдоль Днепра. Вдруг, где-то минут через двадцать, примерно в районе Канева, на высоте 3400 — 3600 метров позади кабины пилотов на борту раздался взрыв. Кабина наполнилась то ли пылью, то ли туманом. Конечно, мы испугались. Но вскоре пыль ушла. Приборы, двигатели — все работало нормально, самолет спокойно продолжал полет.

Я решил посмотреть, что произошло. Открываю дверь кабины пилотов, выглядываю в техотсек, за которым расположена комната отдыха сменного экипажа. А там, по правому борту, нет аварийной двери! И ветер гудит… «Сиди!» — крикнул мне командир. До меня не сразу дошло, что исчезли упаковки с надувными спасательными плотиками, наши сумки с личными вещами, портфели с документами и деньгами. Только аварийный канат, скрученный в бухту, болтался между предкрылком и крылом. Хорошо, что не попал в двигатель!

— Куда же делась дверь?

— Улетела! Ее сорвало с замков и петель… А дверь была увесистая — примерно метр двадцать на восемьдесят. Тоже хорошо, что не попала в двигатель. В критической ситуации летчики покидают самолет через аварийную шахту, а сидящие сзади них члены экипажа — через эту дверь.

Если бы она была неплотно прикрыта, сработала бы сигнализация. Но никаких сигналов не было, мы летали на этой машине уже не первый год.

Эту дверь потом так и не нашли. Может, упала в Днепр или прибрежные заросли. Может, кто-то из местных жителей оказался «хазяйською дитиною»… Хотя какие-то то ли грибники, то ли лесники нашли и вернули летную книжку Сережи Жовнира. А все остальные вещи и документы пропали.

* На фото (слева направо) бортинженер-испытатель Владимир Чепиль, заслуженный штурман-испытатель Олег Коршунов и бывший ведущий инженер по летным испытаниям «Руслана», а ныне директор «Авиалиний Антонова» заслуженный работник транспорта Украины Михаил Харченко. Фото из личного архива В.М. Чепиля

— Как чувствовали себя члены экипажа, ведь произошла разгерметизация кабины?

— Высота была еще небольшая, кислородные маски не пришлось надевать, — рассказывает Владимир Чепиль. - Но на больших высотах взрывная разгерметизация опасна тем, что люди могут не только потерять сознание, но и заработать кессонную болезнь — азот, который вместе с воздухом поступает в кровь, закипает и блокирует сосуды. Возможен даже летальный исход. Погибшую на американском «Боинге» пассажирку наполовину высосало наружу. Возможно, она своим телом как бы запломбировала разбитый иллюминатор, это замедлило процесс разгерметизации салона самолета и позволило остальным пассажирам и членам экипажа успеть надеть кислородные маски. А командир экипажа «Боинга» Тамми Джо Шультс (кстати, бывшая летчик-истребитель) не позволила машине свалиться в штопор, резко ушла с большой высоты и приземлилась на одном двигателе.

— Слава Богу, у вас тогда все обошлось. Что же было дальше?

— Командир доложил в Гостомель, мы срочно вернулись, благополучно приземлились. Причиной аварии занялись специалисты. Рабочие быстро починили поврежденные крепления и установили новую дверь. На следующее утро мы продолжили прерванный рейс. Уже без приключений.

— Причину ЧП установили?

Да. Во время подъема на высоте приблизительно 2800 метров из-за того, что за бортом атмосферное давление становится все ниже, а в кабине остается прежним, самолет как бы надувается, словно футбольный мяч. Давление изнутри на двери, иллюминаторы, внутреннюю обшивку увеличивается. Вот дверь и выдавило. Будь надежнее замки — этого не случилось бы. Хорошо, конечно, что в этот момент никому из членов экипажа не вздумалось по какой-то надобности выйти в техотсек. А то улетел бы вместе с вещами.

В итоге систему замков и креплений на дверях усовершенствовали.

Я более двадцати лет отдал испытательным полетам. Но ни до, ни после этого ничего подобного на антоновских самолетах не случалось.

— А ведь был и трагический случай в небе Украины…

— Да, в ноябре 1977 года во время вылета из Борисполя пассажирского лайнера Ту-154 экипаж услышал громкий удар, раздавшийся в салоне. Бортинженер пошел выяснить причину разгерметизации и обнаружил, что аварийной двери нет. Командир Владимир Самусев (ныне пенсионер, живет в Буче под Киевом) тут же принял решение вернуться.

Уже на земле обнаружили, что на борту нет двух бортпроводников! Через некоторое время в Борисполь позвонила милиция из Яготинского района Киевской области: изувеченные тела парня и девушки обнаружили в поле вблизи одного из сел (из которого родом, по иронии судьбы, была эта стюардесса).

Как показало расследование, за считанные минуты до полета парень и девушка в нарушение всех инструкций решили покурить на борту самолета. Чтобы выбросить окурки на перрон и проветрить отсек, они приоткрыли аварийную дверь. Потом как следует не закрыли (обычно это делает бортинженер) и не пристегнулись. Из-за несовершенства датчика «открытие/закрытие дверей» на табло «двери/люки» информация о том, что дверь закрыта не полностью, не высветилась. Во время подъема на высоту давление внутри самолета стало превышать давление забортного воздуха и вырвало плохо закрытую дверь вместе с бортпроводниками, находившимися рядом. После этого на всех самолетах Ту-154 была выполнена необходимая доработка аварийных дверей.

Читайте также
Новости партнеров

На одесском рынке: — Молодой человек, зачем было забивать такого маленького кролика?! В нем же почти нет мяса! — Я его забил?! Здрасьте! Он сам умер!