ПОИСК
Події

«после проведенной ночи я попросил у девушки телефон, а она бросила в ответ: «вот 300 долларов — гонорар за твою работу». Сначала я обиделся, а потом подумал: это хороший способ заработать»,

0:00 11 квітня 2008
 — говорит 27-летний Амар Алессандро, работающий мужчиной по вызову. Однако от своей девушки, киевлянки Кати, он свою профессию тщательно скрывает

Слово «жиголо» появилось во Франции. В начале прошлого века так называли платных танцоров, которых богатые дамы нанимали для приватных танцев. Позже симпатичных, вежливых и обаятельных юношей, живущих за счет обеспеченных любовниц, стали называть альфонсами. Сегодня в зависимости от респектабельности, уровня и гонорара жиголо делятся на мальчиков по вызову и эскорт. Если последние предпочитают работать с элитными агентствами и далеко не всегда вступают в интимные отношения с клиенткой, обеспечивая ей в первую очередь престиж на светских раутах и в деловых поездках, то о работе первых, то есть мужчин по вызову, известно только, что они зарабатывают деньги собственным телом. В отличие от своих коллег женского пола, на панель не выходят, во всяком случае, в нашей относительно пуританской стране. Телефоны их по справке не узнаешь. Светиться жиголо не любят.

«ФАКТАМ» удалось поговорить с одним из представителей… м-да, древнейшей профессии. Аккуратный, улыбчивый, модно одетый и прекрасно воспитанный брюнет представился Амаром Алессандро. Час своей откровенной беседы он оценил в 50 долларов, объяснив это так: «Вдруг во время беседы мне позвонят и предложат работу? Неудобно будет встать и оставить вас, но я потеряю свои деньги. А так все будет по-честному».

«Бывает, девушка разуться не дает — с порога на меня набрасывается»

 — Амар Алессандро придуман как красивый псевдоним для обольщения женщин?

 — Я чистокровный грек, — говорит с небольшим восточным акцентом Амар.  — Отец работал на заводе, мама — домохозяйка. В детстве я прогуливал школу, стрелял из рогатки по птицам. Отец за это ставил в угол, и я плакал. Мечтал стать каратистом, как Жан-Клод ван Дамм. Потом уже ни о чем не мечтал. Кое-как закончил физкультурный университет, отслужил в танковых войсках и поехал в Турцию. Работал там переводчиком в гостинице. Русский выучил еще дома, благодаря соседям-евреям. А вскоре попал в Москву.

РЕКЛАМА

 — Каким образом?

 — А, — отмахивается.  — Барышня пригласила, Юля. Познакомился с ней в Турции. Она москвичка, хорошо зарабатывала. Но ревновала очень.

РЕКЛАМА

 — Неудивительно. Учитывая ваш род деятельности…

 — Да нет, это потом я стал мужчиной по вызову. Уже после того, как мы с ней разошлись. Кстати, случилось это совершенно случайно. Я сидел в питерском клубе, увидел, что девушка за соседним столиком стала строить мне глазки, кокетничать. Начали с ней играть в «гляделки». В конце концов, она опустила глаза, и я выиграл. Тогда она пригласила меня к себе за столик. Разговорились о живописи. Я люблю картины, а у нее дома — целая коллекция. Пригласила посмотреть. Конечно, до живописи дело не дошло… Когда утром собирался уходить, попросил ее телефон: хотел встретиться еще. Она же сказала: «На трюмо — твой гонорар. Больше меня не беспокой». Я, конечно, эти 300 долларов взял. Но было обидно. И унизительно. Ведь думал, что это обоюдное удовольствие. А потом поразмыслил и понял: это хороший способ заработать!

РЕКЛАМА

 — И что, расклеили объявления, и клиентки повалили косяком?

 — Нет. Я стал зондировать почву. Посмотрел форумы, почитал, что люди пишут. И дал объявление в интернете. Ну и все, клиентура пошла.

 — Как оказались в Киеве?

 — В Москве стало страшно, — серьезно заметил Амар.  — Там много националистов, угрожают, преследуют. После десяти вечера на улицу страшно выйти. Да и дорого: если в кармане нет пятидесяти долларов — из дому можешь не выходить. Решил переехать в Киев — спокойный тихий городок. По интернету нашел девушку Катю. Написал, что мимо ее красоты пройти невозможно. Сейчас мы вместе. Но и в Украине я продолжаю работать мужчиной по вызову.

 — Сколько стоят ваши услуги?

 — Для тех, кто в первый раз, — 150-200 долларов в час. Ночь — 300. Ну а на два часа, например, договариваемся. Я же не буду время засекать. Но, чтобы остаться на ночь, женщина должна мне нравиться. Если я не знаю ее или человек не симпатичен, оставаться не стану. Деньги я беру наперед. Когда начинают торговаться, это уже подозрительно, напрягает. Значит, у человека финансовые проблемы. Ведь мужчине по вызову отдают не последние деньги…

 — А вдруг так припекло?

 — Да, бывает, девушка разуться не дает — с порога на меня набрасывается. Я больше люблю, когда сначала пообщаемся, выпьем чаю, а потом уже занимаемся сексом. А вообще, даже если женщине невтерпеж и клиентка отдает последние копейки, она ни за что в этом не сознается. Вы, женщины, гордые и очень сильные.

 — Среди ваших клиенток больше молоденьких девушек или зрелых женщин?

 — В основном женщин среднего возраста. Чаще всего ко мне обращаются бизнес-леди. У них есть деньги, но не хватает времени на личную жизнь, тем более на семью. Я даю им сексуальную разрядку. Молоденьких девушек — по 18-19 лет — у меня не бывает. Они еще не зарабатывают столько, чтобы оплачивать мои услуги. Когда звонят малолетки, балуются, говорят пошлости, я просто кладу трубку.

«Я силы берегу: максимум четыре женщины в день»

 — Принимаете меры предосторожности? Ведь работа небезопасная: можно нарваться на кого угодно, в частности, на сумасшедших.

 — В большинстве случаев клиентки передают меня «из рук в руки» — советуют подругам. Когда же звонят незнакомые, я сначала разузнаю их адрес, домашний телефон. Да и по голосу слышно, насколько человек адекватный. Иногда приезжаешь к клиентке — а она пьяная или матерится. Это неприятно. Я могу уехать. А бывает, что женщина передумала. Открывает двери и говорит: «Мне ваши услуги уже не требуются». Тогда она должна заплатить около 200 гривен — на такси туда и обратно.

 — А если женщина вам категорически не нравится?

 — Ну, во-первых, клиентки, которые платят мне деньги, как минимум, ухоженные. Во-вторых, если уж совсем что-то не нравится, могу выпить коньяку или покурить траву. В-третьих, некрасивых женщин не бывает…

 — … Бывает мало водки?

 — Да ну, я на работу всегда иду трезвым. Когда от мужчины несет перегаром, это неприятно. Да и некультурно как-то. А по поводу женской красоты: в каждой можно найти изюминку, свой шарм. У меня лично нет какого-то определенного типа красавицы: к примеру, только высокая брюнетка или пышногрудая блондинка. Мне нравятся всякие. Но женщина должна быть нежной и скромной, даже немного робкой. Тогда она возбуждает желание. Хотя бывает и наоборот. Например, клиентка требует: «Бей меня, обзывай проституткой!» Я, конечно, делаю это, такая у меня работа. Но иногда с трудом сдерживаю смех.

 — Для вас есть какие-то табу в постели?

 — Что, простите? Табу? — переспросил незнакомое слово грек.  — А, запреты! Да. Это оральный секс: занятие совершенно не для меня. Я брезглив. И, конечно, мужчины. Хотя предложения поступают. Между тем от групповых встреч не отказываюсь. Правда, стоит это дороже.

 — Как вам только здоровья хватает?

 — Я силы берегу. Максимум четыре женщины в день. Если вам кто-то скажет, что у него по семь или восемь — не верьте. Это невозможно. Во всяком случае, без виагры. Я таблеток не пью: восточный мужчина, темпераментный.

 — Справку из венерического диспансера клиентки не просят?

 — Было как-то. Я сразу отказался от работы. Ведь в Украине любую справку можно купить у врача за 30-40 долларов. Требовать бумажку — глупо. И оскорбляет мужчину. На самом деле я хожу к доктору, как минимум, два раза в месяц. Конечно, использую и средства контрацепции. Но даже от поцелуя можно подхватить заразу. Берегу себя. Да и не всегда ведь мужчину заказывают для секса. Многим просто нужно выговориться, пожаловаться, чтобы им посочувствовали. Это тоже отбирает и время, и силы.

«Жену надо уважать. Поэтому изменять ей буду тайком, чтобы не обиделась»

 — А для своей девушки энергии и нежности остается?

 — Конечно. Мы с Катей не живем вместе, только встречаемся. Она мне очень нравится. Но, конечно, никакая женщина не потерпит, чтобы мужчина зарабатывал таким способом, как я. Поэтому говорю Кате, что у меня свой маленький бизнес. По сути, так оно и есть, — хитро улыбается мой собеседник.  — А родителям я сказал, что продаю обувь на базаре.

 — О семье не задумывались?

 — Конечно, хочу, чтобы была жена. И детишки. Но это попозже, через пару лет.

 — При этом работу менять не собираетесь?

 — Придется, наверное, — с сожалением говорит Амар.

 — А что вы умеете, кроме секса?

 — Пока ничего особого делать не умею, — улыбается.  — Но в будущем мечтаю открыть ресторан или кафе. Только на это так просто денег не насобираешь. Надо будет подумать. Или жениться на богатой женщине. Лучше, конечно, по любви.

 — Неужели вам знакомо это чувство?

 — Конечно, — немного обиделся Амар.  — Только это давно было.

 — Милиция вами не интересуется?

 — Нет, и я ее не боюсь. Ведь не работаю на агентство, в борделе или на сутенера. Мое тело — что хочу, то и делаю.

 — Не думали уехать в Голландию, где проституция легальна? Там можно трудоустроиться, платить налоги, открыть счет в банке…

 — Да, конечно, Европа — дело хорошее. Мысли уехать были. Но пока Киев не надоел и не превратился в сумасшедшую Москву, побуду здесь.

 — Жену из киевлянок будете подбирать?

 — Пока не знаю. Очень люблю, как украинки готовят красный борщ. И плов тоже обожаю. Но уверен в одном: изменять я все равно буду. Хотя к жене, ясное дело, нужно, кроме любви, испытывать уважение. Поэтому ходить налево буду тайком. Все мы, мужики, такие. Что поделаешь?!

 — А если супруга тоже станет изменять вам?

 — Нет, это неправильно, — со значением поднял вверх палец Амар.  — Ведь, если мужчина изменяет, он берет кого-то, и семья приобретает. А если женщина гуляет, она отдает, и семья теряет. Такую жену терпеть нельзя.

879

Читайте нас у Facebook

РЕКЛАМА
Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів