Житейские истории

«Я на передовой помогал раненым бойцам»: военврач из Ирака добровольцем пошел в ВСУ

19:02 1 октября 2018   953
Аус Сулейман
Дмитрий НИКОЛЕНКО, специально для «ФАКТОВ»

Три года назад вступил в силу закон, по которому иностранцы и лица без гражданства могут легально служить в Вооруженных Силах Украины. В ООС ныне участвуют сотни граждан других стран, чей правовой статус закреплен законом. Благодаря ему получила развязку и одна из самых болезненных проблем: легализация иностранцев, воюющих на Донбассе. Закон предусматривает два способа: получение украинского гражданства или разрешение на службу в ВСУ. Сын иракского генерала Аус Сулейман, военный врач, который по зову сердца пошел на фронт, рассказал корреспонденту «ФАКТОВ», как решил эту проблему для себя.

Аус Сулейман — коренной житель Ирака, из династии местных военных медиков и сам военный врач. Волей судьбы он обрел вторую родину в Украине. Впервые о необычном военвраче узнали после репортажа наших коллег с передовых позиций под оккупированным Докучаевском на Донетчине в октябре прошлого года. А сегодня доктор Сулейман проходит службу в учебном центре ВСУ «Десна».

— Он служит как гражданин другой страны, со статусом беженца, — рассказали «ФАКТАМ» о своем однополчанине бойцы 169-го учебного центра Вооруженных Сил Украины. — Сержант — инструктор взвода, принимал участие в антитеррористической операции. Служит в ВСУ с 2014 года. Характеризуется очень позитивно. Отличный боец и специалист. Его жизненная история заслуживает большого уважения.


* В октябре 2017 года Аус Сулейман помогал раненым на передовой под Докучаевском. Тележурналисты сняли о нем сюжет

— Я родился в Ираке, в городе Мосул, 25 июля 1990 года, — рассказывает Аус Сулейман. — Всего в семье нас семеро — двое старших братьев, две сестры, я — самый младший, отец и мать. Мой отец был кардиохирургом. Еще во время войны Ирака с Ираном начал службу, прошел путь от лейтенанта до генерала медицинской службы. Служил в армии при Саддаме Хусейне. Остальные родные и близкие — тоже медики.

После окончания школы я мог поехать учиться в Малайзию, Китай, Индию, Грецию, Канаду, а также Украину. Я выбрал Украину. Родной брат моей мамы уже долгое время живет в Киеве, вот я и подумал, что приятно было бы с ним встретиться и учиться в украинской столице. Но судьба привела в Харьков. В 2010 году я стал студентом Харьковского медицинского университета. Учеба нравилась, город тоже. Я был старостой группы.

Тем временем на мою страну обрушилась страшная беда… Еще юношей я видел трагедию терактов 11 сентября, войну в Афганистане. Молился, чтобы с моим родным Ираком не случилось то же, что и с Афганистаном. Но все произошло именно так. Домой я уже вернуться не смог. Так и остался в Украине, которая стала мне вторым домом. Окончил университет, официально получил статус беженца.

— Что случилось с вашей семьей? Она осталась в Ираке?

— Вы же знаете, что происходило в Ираке в начале 2000-х годов (в 2003 году произошло вторжение в Ирак американских войск и их союзников с целью свержения диктатуры Саддама Хусейна, в стране началась война. Вторжение иностранных войск привело к дестабилизации ситуации в стране и к возникновению военной группировки ИГИЛ. — Авт.). В 2014 году мой родной город был захвачен боевиками ИГИЛ и стал их столицей. Семья оказалась в оккупации. Сначала я еще поддерживал с ними связь — по спутниковому телефону, Интернету. Помню, как мать и родственники говорили мне, что вот-вот собираются выехать. Не успели… Потом боевики стали отбирать у людей средства связи. О судьбе своей семьи я больше так ничего и не узнал. Слышал только, что старший брат был в Мосуле начальником местного морга и бюро судмедэкспертизы. Террористы жестоко прессовали его, чтобы скрыть следы своих злодеяний, заставляли подделывать документы и свидетельства о смерти людей, которые погибли от рук боевиков. Чтобы считалось, будто они умерли своей смертью, а не во время террора. Он отказался.

Наш дом был недалеко от мечети, которая стала штабом боевиков. И вот один из наших родственников в Канаде рассказал мне, что во время боев и бомбежек ракета, выпущенная с боевого самолета по позициям террористов, упала рядом с нашим домом. И все. Больше никакой достоверной информации у меня и наших родственников о судьбе моей семьи до сих пор нет. Кстати, мне сообщили эту страшную новость, когда я уже был на фронте и защищал Украину. Невыносимая боль в душе и сердце на всю жизнь.

Читайте также: Выходец из Судана, боец ВСУ «Ахмед»: «Мы искали в Украине мир, а пришла война»

— Вы ведь тоже оказались на войне, хотя, по сути, спасались от нее в Украине…

Когда начался Майдан, я был в Киеве. И вновь молился, чтобы Бог не позволил войне прийти в Украину. Но я чувствовал, что беда уже рядом. Как огонь пожирает все живое, так война пожирала жизни. Но я ведь прежде всего врач. Моя задача — спасать жизни. Поэтому во время Майдана я стал волонтером Красного Креста. Поставили палатку и помогали людям. Скромно, без пиара и пафоса. Я даже не смог прийти на экзамен по хирургии в университете, когда был на Майдане. Так и сказал об этом преподавателям. Они отнеслись с пониманием и пошли навстречу.


* Аус Сулейман: «Я прежде всего врач и моя задача — спасать жизни». Фото газеты «Думская»

— После окончания учебы я жил в Харькове, — продолжает собеседник. — Зарабатывал на жизнь продажами в Интернете довольно неплохо. Но все равно чего-то в душе и сердце не хватало. И вот в один день в дверь моей квартиры на восьмом этаже постучала пожилая женщина. Тогда еще лифт не работал. Я открыл дверь. На пороге стояла женщина, сказавшая низким голосом: «Сынок, дай мне, пожалуйста, воды. Ты первый человек, который сегодня открыл мне дверь». Хотя был уже полдень. Как оказалась бабушка в моем доме, не знаю. Но точно это было не просто так. Я впустил ее в квартиру. Женщина со слезами на глазах рассказала, что она из Донецка, сбежала от войны. Показала мне документы, что она переселенка. Муж диабетик. Было двое сыновей, но они пропали без вести. Как их найти — не знает. Мурашки по коже от этих слов.

Я предложил женщине поесть и протянул ей 500 гривен. Женщина в слезах сказала, что деньги ей не нужны. Лишь бы что-то поесть — муки, каши, сладостей, а также чистую одежду. Взяла только двести гривен. Вот такой был знак свыше! И после этого подумалось: «Я же врач, почему сижу дома? Я ведь могу и должен помогать людям. Или нужно ждать, пока Украину постигнет судьба Ирака или Сирии? Вы знаете, как с лица Земли практически стерли сирийский город Алеппо. А я ведь был там до войны. Чудесный, красивый город. Не дай Бог, чтобы такое случилось с Киевом или Харьковом.

И я пошел в военкомат. Честно скажу, что еще три-четыре часа ходил по улице и думал, сомневался, стоит ли делать такой выбор. Так что наступил уже вечер. И вновь мне был подан знак. Я встретил на улице знакомого по университету. Он служил военным хирургом в харьковской 92-й отдельной бригаде. Был очень рад, узнав, что я хочу помогать украинским воинам. Вот так я стал бойцом благодаря указу президента Украины о том, что иностранцы могут защищать Украину в рядах армии. Я принял присягу на верность народу Украины. Сначала находился в учебном центре «Десна», где мне очень понравилось. Потом меня временно перевели в 28-ю отдельную механизированную бригаду. Так я и попал на фронт.

Читайте также: Именем погибшего в зоне АТО грузинского добровольца Гиорги Саралидзе назвали звезду в созвездии Девы

— Расскажите о вашем участии в антитеррористической операции, о боях под Докучаевском.

— Поскольку у меня нет гражданства Украины, офицером стать не мог. Считался бойцом-врачом. Был и на передовой, где обо мне сняли репортаж. Оказывал помощь и раненым, и после травм, порезов, лечил болезни, простуды. Не забуду страшный случай, когда во время обстрела погиб наш боец, другие ребята получили ранения. Погиб мой хороший друг старшина Александр Попов. (Попов родился в 1977 году в селе Кобзарцы Снегиревского района Николаевской области. Прослужил 15 лет в Вооруженных Силах Украины. Был участником АТО с 2014 года. — Авт.). Александр служил в миротворческом контингенте в моем родном Ираке. Все обещал мне привезти флаг Ирака — его подарок еще с миротворческой миссии… Я был на месте трагедии, помогал раненым ребятам.

На фронте научился водить боевую бронемашину МТЛБ. Тогда наш механик-водитель был в отпуске, вот я и подумал: не дай Бог, беда, надо будет срочно выехать за ранеными на передний край, кто поведет машину? Часто помогал и местным жителям, ведь только у украинских военных можно было получить квалифицированную помощь.


* Аус Сулейман служит в ВСУ с 2014 года, товарищи говорят, что он прекрасный боец и специалист

— Местные жители не удивлялись, увидев столь необычного для них врача?

Очень удивлялись. Думаю, за глаза говорили много нехорошего в мой адрес. Но за медицинской помощью все-таки приходили и улыбались, просили. Неприятно. Словно цвет кожи влияет на то, человек ты или нет. Было еще много нехороших моментов. Но я ни в коем случае не жалею, что был на фронте. Ведь просто выполнял свой долг как боец и как врач. Хотя, честно говоря, после пребывания на фронте был счастлив вернуться в родную мне «Десну». Очень благодарен командиру учебного центра полковнику Виктору Николюку. Этот мужественный, честный, добрый и отзывчивый человек очень многим помог и помогает мне в жизни.

Сейчас я служу в гарнизонном военном госпитале, исполняю обязанности врача приемного отделения. И параллельно заканчиваю обучение в университете. Возможно, буду дальше учиться на военного медика. Думаю, вскоре получу долгожданное гражданство Украины. Тогда уже стану офицером медицинской службы. Как и отец. Весьма признателен и начальнику 205-го центра тактической медицины подполковнику Сергею Ильченко, командиру воинской части А 4302 Александру Корнете, нашему начмеду Валентину Киливнику, Максиму Мартинюку, офицерам, друзьям по службе.

Усиленно изучаю украинский язык. Пока штудирую его по детским учебникам. Надеюсь, вскоре свободно буду говорить на нем. Я уверенно владею арабским, английским, французским и русским языками. Но как быть гражданином Украины и не знать язык своей страны?

А еще я нашел в Украине свое семейное счастье. Мою будущую жену зовут Анастасия, мы служим в одном военном госпитале. Ожидаем пополнения. Очень благодарен отцу и матери своей избранницы, добрым и хорошим людям. К сожалению, я потерял семью дома. Но я нашел семью в Украине.

Как сообщали «ФАКТЫ» ранее, Верховная Рада уравняла в правах военнослужаших-иностранцев с остальными военными. Напомним, на данный момент десятки иностранцев помогают перевести украинскую армию на новые стандарты.

Фото предоставлено Аусом Сулейманом

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров

— Знаете, в детстве я боялся темноты. Теперь же, когда вижу свой счет за электроэнергию, я боюсь света!..

Киев
+4

Ветер: 4 м/с  С-З
Давление: 744 мм