БОЛЬШЕ НОВОСТЕЙ  >>
Украина

Иван Лищина: «Захватив украинских моряков, Россия нарушила все, что только можно нарушить»

19:36 1 декабря 2018 1152
Иван Лищина

25 ноября пограничные корабли страны-агрессора напали на три украинских судна — два малых бронированных артиллерийских катера Военно-морских сил Украины «Никополь» и «Бердянск» и буксир «Яны Капу», совершавшие плановый переход из Одессы в Мариуполь. Несмотря на то, что наши военные действовали в полном соответствии со статьями 17, 38 Конвенции ООН по морскому праву и статьей 2 Договора между Украиной и Российской Федерацией о сотрудничестве в использовании Азовского моря и Керченского пролива (согласно этим документам, военные корабли Украины пользуются свободой судоходства в Керченском проливе и Азовском море, то есть могут осуществлять проход через Керченский пролив в любое время при условии соблюдения безопасности судоходства), ФСБ заявила, что корабли якобы «незаконно вошли в территориальные воды РФ».

Сначала российский пограничный корабль «Дон» протаранил «Бердянск», в результате чего были повреждены главный двигатель корабля, обшивка и леерное ограждение. Потом россияне открыли огонь на поражение. Несколько моряков получили ранения разной степени тяжести, экипажи и корабли были захвачены.
27 и 28 ноября оккупационный Киевский районный суд Симферополя отправил 24 украинцев на два месяца под арест. Вечером 29 ноября моряков вывезли из СИЗО Симферополя и отправили в московскую тюрьму «Лефортово».

Читайте также: Стреляли в международных водах: Bellingcat провел свое расследование агрессии РФ

В ночь на 29 ноября правительство Украины обратилось в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) с заявлением о том, что действия РФ противоречат нормам гуманитарного права об обращении с военнопленными, что нарушены статьи 2, 3 и 5 Европейской конвенции по защите прав человека и основных свобод.

Заместитель министра юстиции Украины — уполномоченный по вопросам Европейского суда по правам человека в Министерстве юстиции Иван Лищина рассказал «ФАКТАМ», какую работу провела его команда.

— Иван Юрьевич, борьба за освобождение захваченных украинских моряков идет, что называется, по всем фронтам. Ваше ведомство отреагировало мгновенно…

— Едва случилась эта драма, мы начали обсуждать, как срочно подготовить два документа — новое отдельное межгосударственное заявление в ЕСПЧ по поводу всех нарушений, которые допустила Российская Федерация в процессе захвата моряков, и заявление о применении к ним 39 Правила Регламента суда.

— О чем оно гласит?

— Согласно ему, Суд имеет право обязать государство принять срочные меры для защиты прав человека, которые необходимы для предотвращения непоправимого вреда правам заявителя.

Например, ЕСПЧ, применяя это правило, останавливал процесс экстрадиции какого-то лица, если было известно, что того будут пытать или убьют в той стране, куда планируют отправить. Второй вариант вмешательства суда — требовать оказания медицинской помощи заключенным, которые могут умереть, не получив ее.

Однако в последнее время Страсбург начал немного экспериментировать с этим Правилом 39 и применять его не только для защиты прав, предусмотренных второй и третьей статьями Конвенции («право на жизнь» и «свобода от пыток»), но и восьмой («право на уважение к личной жизни») и десятой («свобода публикаций и свобода слова»). А вот случаев применения Судом Правила 39 для защиты прав по пятой статье («право на личную свободу») на сегодня еще не было. Когда мы начали думать, как сформулировать заявление, чтобы реакция ЕСПЧ была максимально быстрой, то поняли, что придется действовать творчески.

В конечном итоге в ночь на 28 ноября мы написали заявление со ссылкой на статьи 2, 3 и 5 Европейской конвенции. В частности, в статье 5 сказано, в каких случаях можно лишать человека свободы: по приговору суда; пока идет следствие, если фигурант может сбежать; по медицинским показаниям. Однако в ней нет ни слова о военнопленных. С другой стороны, Третья Женевская конвенция об обращении с военнопленными гласит, что их можно содержать в определенных условиях и нельзя держать в пенитенциарных учреждениях.

Как быть? Мы сделали фляк назад и сказали: если человека захватили как военнопленного, у него есть право на особое содержание, так что Российская Федерация нарушает Женевскую конвенцию, которая как часть международного права обязательна для Российской Федерации. Поэтому содержание наших моряков в СИЗО является незаконным и, соответственно, нарушает статью 5 Конвенции. И это нарушение усиливается с каждой минутой, так как Россия все больше опутывает моряков своим уголовным преследованием.

— Но Россия же их считает уголовниками, а не военнопленными.

— На этом мы и сыграли. Мы четко показали Суду, где нарушение Женевской конвенции (в содержании как обычных преступников), и объяснили, почему они военнопленные, какие у них права, показали явные разночтения в действиях Российской Федерации и Женевской конвенции.

Еще мы написали, что Украину официально вообще не проинформировали ни о чем, что моряков содержат незаконно, что мы требуем немедленно выдать всех, прежде всего раненых. А пока их не выдали, — содержать так, как требует Женевская конвенция (она прямо запрещает содержание военнопленных в пенитенциарных учреждениях, что, собственно, делает Россия).

В Европейском суде думали сутки и прислали ответ, где сообщили о применении 54-го правила на основании нашего письма — запрос к государству о дополнительной информации. То есть они обязали Россию официально проинформировать о том, что захватили моряков и об их количестве, о том, где их содержат и как оказывают помощь раненым. Это большущий шаг со стороны ЕСПЧ.

— Мы же знаем лживость российских чиновников. Они ответят, что, например, у раненых все хорошо. Информация об их количестве разная. Их все-таки трое или шестеро?

— Не знаю! У нашего государства нет сведений. Пока известно, что к трем раненым вообще не допустили адвокатов. Может, раненых больше. Сколько их? Как им оказывают помощь? Может, кто-то, не дай Бог уже умер (были и такие слухи). У нас же полный информационный вакуум. Россия захватила наших моряков, да еще и со стрельбой на поражение, но при этом не потрудилась проинформировать об этом Украину официальным образом, не предоставила какой-либо информации об их здоровье, медицинском обслуживании, условиях содержания Это совершенно очевидное нарушение второй и третьей статьи Европейской конвенции, а также Третьей Женевской Конвенции.

Кстати, отдельный вопрос, который Европейский суд задал России, — о юридическом основании задержания моряков. То есть в Страсбурге задумались об этом.

— Какую государственную границу моряки нарушили, если Крым российским никто не признал?

— Это вопрос правильный. Но он для длинного процесса — Украина против России. Сейчас же мы говорим о людях, которых нужно вытащить из российских тюрем.

Нам нужно показать Европейскому суду, что по отношению к украинцам допущены нарушения, которые создают опасность необратимой ситуации. Суд пошел нам навстречу. У россиян есть время до понедельника, 3 декабря, чтобы дать ответы. Давайте посмотрим, что они напишут.

— Ребят переправили в Москву. Эксперты говорят, что это плохо. В чем опасность?

— На самом деле это сложная проблема. В отношении наших политзаключенных система была такой. Сначала их подвергали пыткам в Крыму, потом перевозили в «Лефортово». И там либо продолжались пытки, либо начиналась психологическая обработка, которую проводила специальная команда. Из «Лефортово» люди выходят совсем другими.
С другой стороны, в Москве находится наше консульство, то есть дипломаты могут посетить узников. В Крыму, понятно, такой возможности нет. Хотя тут палка о двух концах, ведь в симферопольском СИЗО сидят проукраинские граждане — политзаключенные, крымские татары, которые друг друга поддерживают.

— Какой худший вариант развития событий?

— Даже не хочу об этом говорить. Будем надеяться на лучшее.

Пока наша задача сделать содержание моряков максимально некомфортным для России и постоянно информировать Европейский суд обо всем, чтобы он мог задавать Министерству юстиции Российской Федерации вопросы, а то в свою очередь — ФСБ. Нужно, чтобы каждый эфэсбэшник понимал, что о каждом его движении будут доложено непосредственно в Страсбург.

В завершение скажу о неприятном моменте. Наша деятельность осложняется из-за фейковых новостей. Не знаю, каким образом, но еще до нашей официальной информации СМИ разогнали фейк, причем со ссылкой на загадочные источники в Минюсте, мол, ЕСПЧ дал указание России освободить моряков. Таким образом создан непонятный информационный фон, который Европейский суд теоретически может трактовать как форму давления украинского Минюста на него. Нерадивые журналисты нанесли делу, за которым стоят судьбы 24 человек, очень большой вред.

Ранее «ФАКТЫ» писали, что адвокаты и консулы до сих пор не смогли посетить в «Лефортово» украинских моряков, захваченных россиянами на выходе из Керченского пролива, сообщил Николай Полозов.

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров