БОЛЬШЕ НОВОСТЕЙ  >>
Мир

Беларусь будет обходиться России еще дороже, чем Крым, — российский политолог

9:11 26 января 2019 6977
Лукашенко и Путин

Взаимоотношения России с ее соседями становятся довольно натянутыми. И это касается не только Украины, у которой РФ аннексировала Крым и с которой ведет войну на Донбассе. Москва имеет территориальные притязания и по отношению к другим соседним государствам. Кремль пытается воплотить свой план по «собиранию русских земель», присоединив Украину, Беларусь и Казахстан. Вот только подобные планы могут иметь катастрофические последствия для Путина, считает советник президента Украины Владимир Горбулин.

Насколько реальны планы РФ по «собиранию земель русских»? Чего ожидать от Путина по отношению к Украине накануне президентских выборов? Ответы на эти и многие другие вопросы дал известный российский политический обозреватель Дмитрий Галкин во второй части интервью «ФАКТАМ». Первую часть интервью с экспертом читайте здесь.

— Ни для кого не секрет, что отношения между Украиной и Россией в последнее время стали довольно натянутыми, в том числе из-за аннексии Крыма и войны на Донбассе. Стоит ли ожидать изменений и что может повлиять на ситуацию?

— Прежде всего влияние может оказать решение украинской проблемы. Ведь российская элита убедилась, что главного — снятия санкций — не будет до тех пор, пока не решится украинский вопрос. Пока не будет снята проблема Донбасса и Крыма. Поэтому, конечно же, любой переворот или любая трансформация власти в России так или иначе будут связаны с решением этих проблем. Ясно, что никто Россию в угол не загоняет и время еще есть. Но главное, что в Москве уже поняли: все равно эти проблемы придется решать.

Во власти уже произошло осознание того, что нельзя будет использовать задержку времени и при помощи раскола США и Евросоюза или же с помощью игры в Сирии заставить Запад пойти на уступки без решения украинской проблемы. У них есть ясное понимание: какими бы ни были успехи на Ближнем Востоке, как бы ни была прочна Россия в Северной Африке, все равно санкции снимать не будут. А пока их не отменили, нет доступа к финансовым ресурсам, нет доступа к технологиям. И это для экономической элиты большие проблемы. Поэтому они понимают, что украинский вопрос надо решать. А как решать? Нужно договариваться по Донбассу и предлагать какой-то сценарий решения крымской проблемы, который устроил бы Киев.

— Готов ли Кремль сейчас пойти на эскалацию конфликта на Донбассе, чтобы привести к власти на президентских выборах выгодного Путину кандидата? Какие методы будут применяться, кроме военных?

— Эскалация конфликта на Донбассе — это гарантированная победа Порошенко. Порошенко на протяжении всего периода с 2014 года полностью устраивал Кремль. Это связано с тем, что конфликт на Донбассе и аннексия Крыма позволили Кремлю без помех пережить первые два года экономического кризиса. То есть когда уровень жизни рухнул в два раза, люди не вышли на улицы, не стали что-то требовать от власти, потому что по телевизору день и ночь показывали картинки боев на Донбассе. При этом там говорили, что вот украинская власть уничтожает русскоязычных граждан и сейчас надо поддержать руководство страны, а не протестовать против него. Ведь у нас зарплата упала в два раза, а там людей убивают и давят танками. Это, конечно же, поспособствовало стабилизации политической ситуации в России.

Но сейчас этот ресурс полностью исчерпан. Ныне Донбасс неинтересен, и никакого желания ему помогать нет. Наоборот, уже есть определенная усталость от него. Поэтому конфликт в данном регионе по всем параметрам становится обузой для российской власти. В связи с этим нужен президент, с которым можно было бы договариваться. С Порошенко на эту тему договариваться бессмысленно, поскольку он по политическим соображениям не может пойти на уступки.

— Получается, что теперь Порошенко не устраивает Кремль и там хотят его смены?

— Да. Я уверен, что они (Кремль. — Авт.) не хотят, чтобы Порошенко оставался у власти. На это указывает даже то, что такая простая и выгодная тема, как ситуация с православной церковью Московского патриархата, не сильно используется. Сейчас по этой теме есть какие-то дежурные заявления: рассказывают, как Патриарх Варфоломей расколол православие, про козни украинского режима. Но каких-либо призывов, требований или сбора денег пострадавшим священникам и мирянам, как это было с Донбассом, нет. Нет попыток всерьез использовать эту благодатную тему. Это означает, что российские власти не хотят подыгрывать Порошенко.

Но мы не видим, чтобы они поддерживали Бойко или Тимошенко. По крайней мере внешних признаков этого нет. В том числе не проходит такой сигнал и по российским медиа. Это означает только одно: они абсолютно не понимают, что надо делать. Видимо, дожидаются результатов выборов, чтобы попытаться договориться. Если останется Порошенко, будет попытка переиграть как-то всю ситуацию на парламентских выборах. Я думаю, что привести своего ставленника они не хотят, поскольку не понимают, кто их ставленник. А договариваться они будут. Ведь санкции очень мешают развитию российской экономики.

— На что пойдет Путин по истечении срока «управления» Россией — станет переписывать Конституцию или объединяться с Беларусью?

— Этого никто не знает. Это и есть основная проблема. Почему сейчас, как я уже говорил, идут кампании, направленные против Медведева как возможного преемника Путина. Никто не знает, что делать, и в данный момент проблема остается нерешаемой. Легко было в 2007—2008 годах, когда у Путина был такой высокий рейтинг доверия на фоне экономического роста, что Медведев не мог его снять с поста премьера. Но теперь подобный сценарий не подходит, так как Путин утратил свою популярность. И если он займет пост премьера, через два года его могут снять. Это для него большой риск. Все это понимают. Ведь вместе с Путиным может уйти огромное количество людей, главной гарантией безопасности и обогащения которых является их близость к Путину. Не уверен, что Тимченко, Ротенберг, Ковальчуки и многие другие сохранят свои позиции, если не будет Путина. Поэтому вариант с премьерством не подходит.

Если вариант с премьерством не подходит, то возникает вопрос: что тогда? Переписывать Конституцию и вводить какую-то новую властную структуру или передавать дополнительные полномочия правительству, Госсовету и туда отправлять Путина? Это такая игра, которая их тоже не устраивает. А те, кто ставят на Медведева, получается, окажутся у разбитого корыта.

— Тогда, может, выход в объединении с Беларусью?

— Создание союзного государства с Беларусью тоже не выход, поскольку это слишком дорого. Всем понятно, что Беларусь будет обходиться России еще дороже, чем Крым. Тем более что там, в отличие от Крыма, нет никаких настроений в пользу присоединения к России.

То есть сейчас ситуация очень запутанна. И как она будет решаться, мы предсказать не можем. Ясно одно — массовое недовольство будет расти. Это создаст почву для политической игры, направленной на перераспределение властных полномочий. А вот в чью пользу они станут перераспределяться — это уже вопрос.

— К слову, о Беларуси. Последнее обострение между Минском и Москвой, по вашему мнению, это обычная словесная риторика или что-то посерьезнее?

— Между этими странами растет напряжение. Оно связано с тем, что Россия больше не хочет предоставлять Беларуси нефть для переработки на прежних условиях, что является ее основным инструментом. Кроме того, Россия намерена запретить экспорт нефтепродуктов в Украину, а для Беларуси это большая потеря, так как около трети топлива она экспортирует именно в Украину. И это может оказаться критическим для белорусского бюджета.

В этой ситуации очень сложно понять, чего хочет российская власть. Может, чтобы нефтеперерабатывающие заводы продали российским корпорациям, а может, чего-то другого. И всё обставляется какими-то политическими требованиями вроде углубления интеграции или требованиями в оборонной сфере. Но это просто прикрытие для жесткой экономической политики. Российская власть хочет вводить жесткую экономическую политику в отношении Беларуси. А поскольку РФ не может сказать, что теперь мы разговариваем только на коммерческой основе, то вынуждена прикрывать все это политическими требованиями. Словом, реальное напряжение создает Минску серьезные проблемы.

— Во что оно может вылиться?

— Пока неизвестно. Уже был конфликт в газовой сфере в 2006 году, который удалось разрешить. Возможно, и сейчас найдется решение. Но какие-то уступки Россия таки потребует.

— В этом же ключе что можно сказать о будущем Казахстана? В России неоднократно высказывали свои территориальные претензии к этой стране?

— Россия никогда не высказывала территориальных претензий к Казахстану. Правда, она никогда не предъявляла подобных претензий и к Украине. Думаю, будущее Казахстана более или менее обеспечено тем, что он, в отличие от Украины, пользуется безусловной поддержкой США. Для США Украина не представляет большого геополитического интереса, а тем более внешнеэкономического. А вот Казахстан для США представляет серьезный геополитический интерес, поскольку является площадкой для противостояния с Китаем. Да и самому Китаю не понравится, если Россия попытается отхватить кусок страны, которая со временем может оказаться в сфере его влияния. Поэтому Казахстан в этом плане чувствует себя более уверенно.

— Переговоры по Курилам дали повод для слухов о возможном обмене Кремлем этих островов на Крым? Это реально?

— Нет. По моему мнению, там все упирается в технологии и деньги. Японию не поддержат, если она обратится к другим странам с подобным предложением — признать Крым российским в обмен на Курилы. Поймите, нельзя признать аннексию в Европе. Это как раз и была стратегическая ошибка России, которая не понимала простой вещи: никто аннексию территории в Европе никогда не признает. Ведь это ставит под угрозу безопасность всей Европы, поскольку там практически у всех стран есть старые территориальные претензии друг к другу, которые и привели ко Второй мировой войне. Никто не хочет повторения этого «концерта».

Япония с подобным предложением будет просто «задвинута» без всяких обсуждений. Полагаю, переговоры о возврате Курил упираются в деньги и в технологии. Если Россия их получит, тогда, конечно, это даст ей возможность пережить западные санкции без особого ущерба и острота крымской проблемы снимется.

Ранее «ФАКТЫ» рассказывали, что, по мнению белорусского аналитика, эксперта «Украинского института будущего» Игоря Тышкевича, 2019-й и 2020 годы будут опасными для Беларуси. «В 2019-м и 2020 годах пики по выплатам внешнего долга… Значительная часть суммы — выплаты РФ, поэтому Москва на этом может играть», — заявил Тышкевич.

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров