ПОИСК
Події

Напоили, избили до смерти и отняли квартиру: мошенники, провернувшие преступную схему, найдены, но на свободе

10:29 3 лютого 2019
Когда киевлянин Александр Спижевый приехал в Переяслав-Хмельницкий Киевской области, чтобы похоронить внезапно умершего отца, он обнаружил в квартире покойного незнакомых людей. Мужчина и две женщины, которых Александр видел впервые в жизни, заявили, что похоронами занимаются они — как «близкие друзья преставившегося Николая Ильича». Эти же «близкие друзья» не стали отрицать, что забрали из квартиры покойного все его деньги, драгоценности и документы. Да и саму квартиру, как оказалось, тоже забрали. «Теперь все это наше, — заявили родным Николая Ильича незнакомцы. — А вы здесь никто и ничего не докажете». Дальнейшие события напоминают остросюжетный детектив: с кражей покойника, погоней, подпольными похоронами и тщательно продуманной мошенниками криминальной схемой.

Подробности этой истории «ФАКТАМ» рассказала родная сестра покойного Вера Ильинична Огрыза. Она много лет вела дела брата по доверенности, а сейчас помогает добиваться справедливости его единственному сыну.

— Брат был обеспеченным человеком, — говорит Вера Ильинична. — Одно время жил в Киеве, потом в России, где участвовал в строительстве нефтепровода «Дружба». А вернувшись в Украину, продал свою недвижимость в Киеве и Сургуте и поселился на малой родине — в Переяслав-Хмельницком. Купил там дачу и двухкомнатную квартиру в центре города (дом, где проживал Николай Спижевый, на фото взаголовке. — Авт.). Сын, с которым у него были близкие отношения, жил в Киеве.

После возвращения в Украину брат начал выпивать. Но Николай никогда не пил на людях. Только дома, где никто не мог его увидеть. Бывало, начинал пить и не останавливался до тех пор, пока его не забирали на капельницы. Местные врачи были в курсе этой проблемы. Иногда мы из Киева вызывали ему бригаду из частных клиник «Борис» или «Медиком». Со временем такие запои стали происходить все чаще.

О том, что на брата положили глаз мошенники, мы с Колиным сыном тогда даже не догадывались. Однажды он, правда, рассказал, что к нему набиваются в друзья какие-то люди. Мол, появилась семья, которая очень хочет с ним дружить, напрашивается в гости. Теперь уже знаю, что речь шла о продавщице из магазина возле его дома. Эта продавщица заметила, что Коля регулярно заходит в магазин за дорогим коньяком. Начала с ним общаться. Потом, как рассказывали соседи, стала бегать к нему во время обеденного перерыва — опять-таки с бутылкой. Вскоре в дом брата зачастила не только она сама, но и ее мать и брат. Однажды во время очередного Колиного запоя к нему заглянул муж его племянницы. И обнаружил у него дома незнакомую женщину (как выяснилось, мать той самой продавщицы). Она стояла на кухне и что-то подливала в бутылку со спиртным. Сам Коля лежал в комнате в бессознательном состоянии.

Муж Колиной племянницы хотел поговорить с ним об этих странных людях, но не успел. Запои стали случаться все чаще. А 6 февраля 2015 года племяннице позвонила Колина соседка и сообщила: «Николай Ильич умер. Тут такое происходит… Быстрее приходите». Племянница с мужем тут же побежали к нему. Приходят, а дверь заперта, в квартире темно. По словам соседки, ей о смерти Николая Ильича рассказали те самые люди, которые в последнее время к нему захаживали: продавщица из магазина и ее родственники. Они почему-то находились в квартире Николая.

В квартиру племянница с мужем так и не попали. Решив, что Николая наверняка забрали в морг, они обзвонили всех родных. Утром следующего дня и я, и Колин сын, и другие родственники уже были в Переяславе.

Читайте также: Квартиру участника АТО продали, пока он воевал на фронте, — история одной аферы

Дверь квартиры покойного, по словам Веры Ильиничны, в этот раз была открыта.

— Там стоял жуткий запах, — рассказывает женщина. — Брат лежал на диване в грязном дешевом костюме. У него никогда не было таких вещей — Коля всегда одевался дорого и представительно. А тут лежал как бомж. На столе недопитая бутылка коньяка и клофелин. Рядом — мать той самой продавщицы из магазина. «Кто вы такая? — спросили мы с Колиным сыном. — Почему он не в морге?» «У нас есть справка, что тут нет насильственной смерти, и нам разрешили его хоронить», — безапелляционно заявила женщина. «Кто вы ему и что вы здесь делаете?!» — настаивали мы, но не получили ответа. Я бросилась к шкафу, где брат хранил документы на квартиру, деньги и драгоценности. Шкаф оказался пуст. Я спросила, где документы. «У Павла (имя изменено. — Авт.), — заявила женщина. — Это мой сын. Он теперь здесь хозяин».

В этот момент в квартиру зашли тот самый Павел и дочь этой женщины — продавщица из соседнего магазина. Павел не стал скрывать, что Колины драгоценности и деньги тоже у него. «Я все забрал», — сказал он. Павел заявил, что они с Николаем якобы были друзьями и что квартира теперь принадлежит ему. «Еще с июня 2014-го, — сказал Павел. — Он мне ее подарил, но оформили как покупку».

Этот разговор слышали все наши родственники. Я сказала Колиному сыну немедленно идти в загс и попросить ни в коем случае не выдавать этим людям свидетельство о смерти Коли. Колин сын так и сделал. Но заведующая загсом даже не стала его слушать. Колина племянница тем временем побежала в поликлинику, где должны были выдать справку о причине смерти. И выяснила, что такую справку еще никому не выдавали.

* Много лет Николай Спижевый жил в квартире один

— Понятно, что без справки и свидетельства о смерти похоронить человека невозможно, — продолжает Вера Ильинична. — Но только не в нашем случае. Пока Колин сын и племянники бегали по инстанциям, новый «хозяин» Павел привел в квартиру шестерых молодчиков, которые завернули брата в простынь, быстро вынесли из дома и бросили в подъехавший к подъезду катафалк. Мы — за ними. Хорошо, что все были на машинах. Оказалось, они увезли Колю на Андрушевское кладбище, где для него уже была выкопана яма. Таких похорон я еще не видела. Никому из родных даже не дали с ним попрощаться. Тело просто опустили в яму и быстро закопали. Тогда же я услышала, как этому Павлу сказала его мать: «Заедь в поликлинику. Может, справка о смерти уже будет готова». То есть Колю похоронили без единого документа!

Когда я потребовала, чтобы Павел отдал мне документы брата, он сказал: «У меня в Переяславе все схвачено: и прокуратура, и милиция. Ты ничего не добьешься. А будешь спорить, так не доедешь до Переяслава». Потом подошла его сестра, продавщица из магазина. Она не выбирала выражений: «Су…а, я тебя сейчас возьму за патлы и об пол, об пол!» Это слышали наши родственники.

После всех этих событий мы с Колиным сыном, естественно, обратились в правоохранительные органы (тогда еще милицию). Выяснилось, что с июня 2014 года Колина квартира действительно принадлежала Павлу. Якобы 24 июня брат продал ему квартиру. Но я точно знаю, что в эти дни Коля был в запое. А в периоды запоя брат ничего не понимал, не узнавал людей. В июне 2014 года мы с братом планировали пойти на встречу одноклассников. Но, приехав в Переяслав, я застала его в ужасном состоянии: он был сильно пьян, никого не узнавал. Чтобы вывести его из этого состояния, местная медсестра приходила ставить ему капельницы. Это было именно в двадцатых числах июня 2014 года.

Забегая немного вперед, стоит сказать, что потом на суде медсестра это подтвердила. Она рассказала о регулярных запоях Николая Ильича, о том, как часто оказывала ему медицинскую помощь, и о событиях, произошедших в июне 2014 года.

«19 июня ко мне обратился племянник Николая Ильича с просьбой в очередной раз оказать помощь его дяде, который находился в запое, — рассказала на суде женщина (показания зафиксированы в решении Переяслав-Хмельницкого горрайонного суда). — С 22 по 27 июня я два раза в день ставила ему капельницы, но он выходил из запоя очень тяжело. Во время запоя был неадекватным, агрессивным, не узнавал людей, мог без причины бегать по квартире, пытался выпрыгнуть в окно».

Еще медсестра рассказала, что Николай Ильич жил один. Но с его слов она знала, что какая-то семья «набивается ему в друзья».

— Эта семья — тот самый Павел, его сестра и мать, — объясняет Вера Ильинична. — Соседи видели, как в периоды, когда Коля сам не выходил из дому, к нему захаживала эта троица. От местных мы узнали, что мать и отец Павла раньше работали в районном управлении милиции. Сам Павел занимается мелким бизнесом, возит какой-то товар. Муж его сестры (той самой продавщицы из магазина) любит выпить. Однажды он напился и при Колиных соседях стал рассказывать о том, что у их семьи на Николая Ильича «большие планы». «Мы этого богатого буратино не упустим», — сказал.

На следующий же день после похорон эти люди выбросили из квартиры Колины вещи. Еще раньше они поменяли там замки. Павел тут же прописался в квартире. Хотя в тот момент мы с Колиным сыном уже добились открытия уголовного производства.

Кстати, в милиции у нас сначала даже не хотели принимать заявление. Но все же вынуждены были это сделать. Несмотря на явное сопротивление следователя, мы через три с половиной месяца после смерти Николая добились эксгумации.

Результаты судмедэкспертизы есть в распоряжении «ФАКТОВ». У покойного Николая Спижевого обнаружили следующие травмы: кровоизлияние в мозг, гематомы на голове и спине, множественные переломы ребер, «возникшие при жизни и после смерти от прямого действия травмирующего тупого предмета».

— Эксгумация показала, что брата явно пытали, — рассказывает Вера Ильинична. — Результаты вскрытия кардинально расходятся с тем, что написано в справке о причине смерти, которую выдали в местной поликлинике уже после похорон. В этой справке было сказано, что Коля умер от ишемической болезни сердца.

— Вскрытие тогда никто не делал, а это еще одно нарушение закона — статьи «Осмотр трупа» Уголовно-процессуального кодекса, — объяснил «ФАКТАМ» правозащитник Сергей Горбаченко, помогавший Вере Ильиничне в судах. — Раз квартирой Николая Ильича по документам еще с июня 2014 года владел некий Павел, получилось, что умер он не в своей квартире. А в таком случае его однозначно должны были направить на вскрытие. Но этого никто не сделал.

— Не проводя вскрытия, начальник Переяслав-Хмельницкого райотдела милиции тем не менее выдал документ — «вывод о ненасильственной смерти человека», — говорит Вера Ильинична. — Но, что интересно, этот документ выдан 6 февраля 2015 года. А в нем, делая вывод о ненасильственной смерти, милиция ссылается на справку о причине смерти, выданную 7 февраля 2015 года! Как можно было сослаться на документ, которого в тот момент еще не существовало? К тому же врач, подписавшая вывод о причине смерти, позже на допросе сказала, что сделала это по просьбе участкового, не видя трупа.

Доказать, что покойного похоронили незаконно, родным Николая Ильича удалось в суде, когда его сын подал иск к коммунальному предприятию «Переяслав-Хмельницкое производственное управление коммунального хозяйства» (проще говоря, к кладбищу, где было совершено захоронение). Переяслав-Хмельницким горрайсудом было признано, что «смотритель кладбища выделила место для захоронения Спижевого с нарушениями законодательства, без свидетельства о смерти покойного».

Читайте также: Через 4 месяца после покупки жилья я узнала, что стала стала жертвой «черных риелторов», — киевлянка

Следующим шагом со стороны сына покойного была подача иска о признании договора купли-продажи квартиры недействительным.

Кроме соседей и медсестры, которые знали, что покойный злоупотреблял алкоголем и в период с 22 по 27 июня 2014 года находился в запое, на суде давали показания врачи и фельдшеры. Например, врач скорой помощи подтвердил, что Николай Ильич в двадцатых числах июня находился в очередном запое и врач сам назначал ему капельницы. То, что покойного и раньше часто приходилось выводить из запоя, подтвердили многочисленные выписки из государственных и частных больниц. А соседи покойного рассказали на суде, как в 2014 году Павел и его семья часто заходили к Николаю Ильичу со спиртными напитками.

Сам же Павел и его родня — мать и сестра — озвучили другую версию. Они утверждали, что покойный вообще не употреблял алкоголь («максимум шампанское по праздникам») и что якобы еще с 2007 года жил с матерью Павла в гражданском браке. В доказательство своих слов принесли фотографии, где Николай Ильич сидел за столом вместе с их семьей. Правда, дат на этих фотографиях не было. Более того, в материалах дела обнаружился документ, который полностью опроверг эту версию.

— Это заявление, написанное якобы моим братом в день продажи квартиры — 24 июня 2014 года, — продолжает Вера Ильинична. — В этом заявлении Николай Ильич подтверждал, что «ни с кем в браке не состоит, одной семьей ни с кем не проживает». Такое заявление понадобилось им для того, чтобы оформить договор. И в суде сыграло против них же!

Кроме того, в рамках судебного процесса были проведены две судебно-психиатрические экспертизы. Обе доказали, что в момент подписания договора купли-продажи покойный не мог давать отчет своим действиям (к слову, нотариуса, который удостоверял сделку, тоже допрашивали. Он сказал, что никаких странностей в поведении продавца квартиры не заметил).

На основании всех перечисленных показаний и доказательств договор купли-продажи признали недействительным. Павел подал апелляцию, которую тоже проиграл. Право собственности на квартиру вернулось к покойному Николаю Спижевому, а теперь принадлежит его единственному сыну, вступившему в права наследования. Тем не менее выселяться из квартиры Павел не спешит.


* «Люди, завладевшие квартирой моего покойного брата, не хотят выселяться», — говорит Вера Ильинична

— Понятно, что добровольно он этого не сделает, — говорит Вера Ильинична. — Сейчас там живут квартиранты. Колин сын уже обратился в исполнительную службу. Теперь он — единственный законный владелец этой квартиры. Нам удалось доказать, что Павел и его родня завладели квартирой брата незаконно. Напоили его, очевидно, заставили подписать договор. А эксгумация показала, что Колю перед смертью еще и избили. Все эти факты уже доказаны. Тем не менее полиция так никому и не объявила о подозрении! Уголовное производство открыто сразу по четырем статьям: «Умышленное убийство», «Мошенничество», «Подделка документов» и «Кража чужого имущества». Но в деле до сих пор нет подозреваемых. Неужели так сложно их установить? Ведь мы с этими людьми несколько лет судились! Они ни от кого не прячутся, спокойно ходят по городу. И, очевидно, уверены в своей безнаказанности. Мы настаиваем, чтобы дело было переквалифицировано по статье «Умышленное убийство с целью скрыть другое преступление» (а именно мошенничество с квартирой, которое было доказано судом, а не полицией). Но прокуратура почему-то этого не делает.

После многочисленных обращений в прокуратуру родным покойного Николая Ильича удалось добиться, чтобы дело передали в другой район. Теперь его расследует Бориспольский райотдел полиции. Но и там дело почему-то не продвигается. В распоряжении «ФАКТОВ» есть письмо из прокуратуры Киевской области, в котором сказано, что «следственный отдел Бориспольского райотдела ненадлежаще исполняет требования УПК и допустил затягивание производства».

Читайте также: Афера или бездушие чиновников: у пенсионеров отобрали квартиру

Почему в деле до сих пор нет подозреваемых? «ФАКТЫ» обратились с этим вопросом в пресс-службу полиции Киевской области. Там нам дали короткий ответ:

«Идет досудебное расследование. Прокуратура истребовала для изучения уголовное производство. После чего даст соответствующие указания, и мы будем дальше их исполнять».

«ФАКТЫ» попытались взять комментарии у того самого Павла, который до сих пор не выселил квартирантов из чужой квартиры. Он сказал:

— Суды еще не закончились. Мы подали в Верховный суд.

— Как Николай Ильич мог продать вам квартиру, находясь в запое? То, что он с 22 по 27 июня был в состоянии сильного алкогольного опьянения, подтверждают даже медики.

— Это все неправда, все надуманно.

— А как же официальное подтверждение от врачей скорой помощи?

— Говорю вам, неправда все это. Извините, я не буду с вами разговаривать.

Сейчас Вера Ильинична и сын покойного в очередной раз обратились в прокуратуру. «ФАКТЫ» будут следить за развитием событий.

Ранее «ФАКТЫ» рассказывали о злоумышленниках, которые во Львове похищали одиноких пенсионеров и завладевали их жильем, а также о том, как жертвой аферистов стал известный народный депутат, лишившийся элитной квартиры в центре Киева.

*Фото Сергея ТУШИНСКОГО, «ФАКТЫ»

5027

Читайте нас у Telegram-каналі, Facebook та Instagram

Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів