Деньги

Что может произойти после июньского снижения цен на газ

8:01 19 июня 2019
цена на газ

Уже в июне стоимость газа для населения снизится. Недавно Кабинет министров Украины принял постановление об изменении механизма формирования цены на природный газ для населения и теплокоммунэнерго с целью максимально возможного снижения стоимости топлива.

В свою очередь, НАК «Нафтогаз Украины» рассчитала новую цену природного газа для нужд населения и других потребителей, поставляемого по социальным обязательствам (ПСО), которая будет действовать в июне. В соответствии с постановлением Кабмина № 485 она составит 5 553,89 грн за 1 тыс. куб. м (без учета НДС, стоимости доставки и наценки поставщика) и 6 664,67 грн за 1 тыс. куб. м (с НДС, но без стоимости доставки и наценки поставщика). Таким образом, в июне цена топлива, по которой «Нафтогаз» продает его газовым компаниям и поставляет потребителям по ПСО, уменьшится на 7,3%, или на 436,11 грн по сравнению с майским показателем. Конечная цена газа для потребителей в каждом регионе будет несколько отличаться, в зависимости от тарифа на распределение газа, установленного Национальной комиссией, осуществляющей государственное регулирование в сферах энергетики и коммунальных услуг (НКРЭКУ) для соответствующего областного или городского поставщика газа. Например, цена для бытовых потребителей в Кировоградской области — с учетом НДС, стоимости доставки и наценки поставщика — в июне составит 7 755,87 грн.

О том, как теперь будет рассчитываться стоимость газа для населения и действительно ли он станет значительно дешевле, «ФАКТАМ» рассказал экономист, финансовый аналитик Алексей Кущ.

«Сейчас сложилась парадоксальная ситуация: население платит за газ украинской добычи больше, чем предприятия за импортный»

— Как именно будет работать новая схема расчета стоимости газа?

— Это первая попытка правительства установить хотя бы элементарную модель социальной справедливости по цене на газ для населения, — говорит Алексей Кущ. — Хотя она еще далека от идеальной социально справедливой модели, но приближение уже есть.

В Украине долгое время действовал режим ПСО (поставки газа по социальным обязательствам. - Авт.), в соответствии с которым «Нафтогаз Украины» продавал газ для населения предприятиям теплокоммунэнерго. Несколько лет эта цена была ниже той, которую платила промышленность за импортный газ, но достаточно высокой для населения, а также для формирования тарифов на тепло и горячую воду. Хотя эти тарифы выросли до космических уровней. Но у чиновников и руководителей «Нафтогаза» всегда была дежурная отговорка: все равно население в Украине платит меньше, чем газ стоит на европейском рынке. Промышленность платила больше.

Однако с осени прошлого года ситуация кардинально изменилась. У нас сейчас цена на газ привязана к импортному паритету — это так называемая схема «Дюссельдорф +». Есть цена на газ на газовых хабах в Европе, потом к этой цене прибавляется стоимость входа в газотранспортную систему Украины, стоимость транспортировки, распределения, плюс налоги (НДС), и, соответственно, получается некое формульное значение, которое потом может ограничиваться отдельными решениями Кабмина. То есть Кабмин впоследствии принимает решение, какой должна быть цена, а «Нафтогаз» участвует в ее расчете.

Так вот, с осени прошлого года цена на газовых хабах Европы стала резко сокращаться — снизилась примерно до 160 долларов, а недавно — до 110−120 долларов за тысячу кубометров. В результате, если промышленность в прошлом году покупала газ, например, по 12−12,5 тысячи гривен за тысячу кубометров, сейчас приобретает его по 7−7,5 тысячи гривен за тысячу кубов. Поэтому сегодня сложилась парадоксальная ситуация: население платит за газ украинской добычи больше, чем предприятия за импортный. Получилась такая экономическая антиутопия.

Соответственно, с этой антиутопией, с таким казусом ценообразования нужно было что-то делать, потому что ситуация выглядела абсолютно ненормальной: когда импортный газ, который идет из России, проходит через всю Украину, попадает в газовые хабы Европы, а потом оттуда по системе учета якобы заходит в Украину и поступает на предприятия, получается для них дешевле, чем газ, добытый в Полтавской области и поставляемый для украинского населения.

При этом правительство оказалось в своеобразной вилке в плане договоренности с МВФ. Потому что в меморандуме с Международным валютным фондом заложено поэтапное повышение цены на газ. В мае она должна была увеличиться на 15 процентов. Поднимать цену на газ для населения в условиях, когда в Европе она падает, было бы экономическим преступлением. Поэтому Кабмин этого не стал делать, а МВФ на это закрыл глаза. Но в фонде заявили: если вы не хотите увеличивать цену в соответствии с графиком, значит, будем отменять режим ПСО — и переводите население и теплокоммунэнерго на закупки газа на рынке, то есть по рыночным ценам.

Естественно, здесь тоже есть очень существенные социальные риски. Сейчас стоимость газа низкая, а осенью она может вырасти, кроме того, не исключено, что девальвирует гривня.

Причем цену на газ для населения, приобретаемый теплокоммунэнерго, нельзя сравнивать с ценообразованием на автомобильной заправке. Ведь если нефть и бензин резко подорожали, машину можно поставить в гараж и не покупать топливо. А здесь, если осенью цена на газ будет расти и, например, девальвирует гривня, а голубое топливо для населения теплокоммунэнерго будут приобретать на рынке, то это приведет к банкротству коммунальных предприятий и к неплатежеспособности населения. Поэтому нужно сохранять этот социальный трос, такую страховочную сетку, чтобы как-то ограничивать рост цен.

Я считаю, что в данном случае применена более-менее социально адаптированная модель ценообразования. Теперь цена на газ будет определяться как минимальное значение набора из четырех показателей. Первый показатель — цена, зафиксированная при растаможке газа на западной границе, второй — средневзвешенная стоимость продажи газа на украинской энергетической бирже, третий — цена, по которой газ продавался самим «Нафтогазом» на внутреннем рынке, и четвертый — та формула расчета цены ПСО, которая заложена в постановлении Кабмина, — грубо говоря, цена импортного паритета или «Дюссельдорф +». Так вот, теперь минимальная из этих цен и будет ценой на газ для населения и предприятий теплокоммунэнерго.

«Проблема Украины в том, что у нас по Конституции недра принадлежат народу, но нет механизма реализации этого права»

— Что же получится? Сегодняшняя ситуация следующая: рыночные цены ниже, чем формульная стоимость расчета по импортному паритету, которая применялась ранее в режиме ПСО, поэтому для населения цена будет такой же, как на рынке для промышленных предприятий, то есть ниже той, по которой население покупает газ сейчас. А если, например, на рынке газ резко подорожает — за счет изменения котировок или девальвации гривни, — то минимальной станет цена в режиме ПСО. Именно по ней будут продавать газ людям. Получается, что сохраняется определенный страховочный трос для населения.

Тем не менее все равно эта модель не является оптимальной в социальном плане, потому что не решает несколько базовых задач. Проблема Украины в том, что у нас по Конституции недра принадлежат народу, но нет механизма реализации этого права. Таким косвенным правом была покупка дешевого газа и низкие тарифы на тепло и горячую воду, которые являются производными от газа: существовавшие ранее тарифы давали возможность в какой-то мере перераспределять блага в пользу населения.

Сейчас, если применить экономически обоснованный механизм ценообразования: взять затраты, которые формируют себестоимость, добавить среднюю по рынку норму рентабельности в виде прибыли, инвестиционную составляющую на разработку новых месторождений, то цена на газ для населения должна быть 4−5 тысяч гривен за тысячу кубометров. Это значительно ниже, чем сейчас, то есть у нас мегавысокие цены.

Такая модель в мире существует, но она предполагает создание национального резервного фонда, как, например, в Норвегии. Там прибыль от продажи национальных энергетических ресурсов по высокой цене накапливается в национальном резервном фонде и потом используется на благо всех граждан страны. А у нас нет ни низких цен для населения, ни национального резервного фонда, который аккумулировал бы эту прибыль. И все деньги, зарабатываемые на высоких внутренних ценах на газ, фактически растворяются в структуре операционных затрат «Нафтогаза», «Укргаздобычи». Мы не знаем, куда уходят эти деньги. Естественно, десятки миллиардов гривен перечисляются в бюджет. Фактически в таком варианте тарифы на газ и тепло становятся дополнительным инструментом налогообложения населения.

«Это очень красивый предвыборный трюк, который позволит перед парламентскими выборами в июле резко уменьшить цену на газ для населения»

— Подытожим: получается, что по новой формуле цена для населения в любом случае будет ниже ныне существующей.

— Она должна снизиться хотя бы летом. Понимаете, здесь тоже есть элемент политического цинизма. Когда цена на газ падает, тогда люди могут получать его дешевле. Но парадокс в том, что летом люди потребляют минимум газа — в основном для приготовления еды и подогрева воды, если в квартире установлена газовая колонка. А осенью и зимой, когда идет пиковый спрос на газ со стороны населения и промышленных предприятий, цена на него начинает расти на рынках, на биржах. И, соответственно, она очень быстро вернется к нынешнему высокому уровню. То есть, когда наступит отопительный сезон и надо будет платить за отопление, горячую воду, цена топлива опять станет высокой. Это очень красивый предвыборный трюк, который позволит перед парламентскими выборами в июле резко уменьшить цену на газ для населения. Но по этой же формуле, по этому же механизму цена резко вырастет осенью.

— Получается, нельзя сказать, что населению это стопроцентно выгодно?

— Будет выгодно в летние месяцы. Но сколько в это время люди потребляют газа?

— А «Нафтогазу» это выгодно? Ведь он у нас является главным поставщиком газа.

— Все зависит от того, как рассматривать «Нафтогаз». Если как государственную компанию, то она, в принципе, должна защищать общественные интересы. Если рассматривать нынешнее руководство «Нафтогаза», то, естественно, им это невыгодно, потому что их задача достаточно четкая и простая: они хотят сбросить с себя бремя поставок газа по социальным обязательствам. Они хотят весь газ украинской добычи, который добывается компанией «Укргаздобыча», продавать по рыночным ценам и кому хотят. У них стоит четкая задача этакой предпродажной подготовки всего газового комплекса страны.

На «Укргаздобычу» давно претендуют американские финансовые группы, они же присматриваются к газотранспортной системе. Для того чтобы приватизировать «Укргаздобычу», купить ее, американцам нужно, чтобы с компании были сняты эти социальные обязательства. Естественно, они не хотят приобретать компанию, которая добывает 15 миллиардов кубических метров газа, но при этом должна его продавать в соответствии с социальными обязательствами, по регулируемым тарифам, зависящим от политического лоббизма. Они хотят приобрести компанию со скважинами и потом продавать газ по рыночной цене кому угодно. А может, даже экспортировать его, например, в Европу. То есть может сложиться уникальная ситуация, когда при такой модели население через пару лет будет покупать импортный газ, а приватизированная «Укргаздобыча» будет продавать газ на внешних рынках, — подытожил Алексей Кущ.

Стоит напомнить, что недавно НКРЭКУ приняла решение ввести для компании «Укртрансгаз» тарифы на транспортировку газа, исходя из заказанной мощности. В результате больше не будет единого для всей страны тарифа на газ.

Фото Сергея ТУШИНСКОГО, «ФАКТЫ»

7513

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter
    Введите вашу жалобу
Читайте также
Новости партнеров