БОЛЬШЕ НОВОСТЕЙ  >>
Происшествия

Перепутал органы: женщина впала в кому из-за ошибки анестезиолога (фото)

9:14 13 августа 2019 18145
операция

В Киеве будут судить анестезиолога Центрального госпиталя МВД, по вине которого пациентка, поступившая на плановую операцию, впала в кому. 53-летняя Елена Бондаренко находится в таком состоянии уже девять месяцев. Экспертиза установила, что во время операции анестезиолог по ошибке ввел интубационную трубку не в трахею, а в пищевод. Это привело к кислородному голоданию и поражению центральной нервной системы, в результате чего пациентка и впала в кому. Родственники Елены до сих пор не понимают, как анестезиолог с многолетним стажем мог допустить столь грубую ошибку. Сам врач признавать вину категорически отказывается. «ФАКТЫ» выясняли подробности этой истории.

«Доктора обратили внимание, что кровь пациентки потемнела. Но анестезиолог заявил, что операцию можно продолжать»

По словам родных, в последнее время Елена Бондаренко жила во Франции с мужем-французом. В Украину приезжала навестить свою 77-летнюю маму и брата. Здесь же по рекомендации знакомых решила лечь на операцию по удалению миомы матки. Врач, к которому ей посоветовали обратиться, работал в Центральном госпитале МВД в Киеве.

— Это должна была быть обычная плановая операция, — рассказал «ФАКТАМ» брат Елены Бондаренко Артем. — Перед хирургическим вмешательством сестра сдала все необходимые анализы, ей сделали кардиограмму, которая показала, что все в порядке. Мы все, как и Лена, были уверены, что все пройдет нормально, поэтому сестра легла в больницу сама. Договорились, что, как только ее переведут из реанимации в обычную палату, она позвонит. Во вторник, 20 ноября, Лену прооперировали. На связь она не выходила. Никому из родных не позвонили ни врачи, ни она сама. О том, что во время операции Лена чуть не умерла, а теперь находится в коме, мы узнали только на следующий день, когда наша пожилая мама приехала в больницу, чтобы привезти Лене халат. Мама была уверена, что Лена уже в обычной палате. А оказалось — в реанимации, в тяжелом состоянии.

О том, что произошло в операционной, мы узнали уже со слов гинекологов и по результатам экспертизы, которые потом приобщили к материалам уголовного дела. Когда Лена поступила в больницу, ее осмотрели, затем началась подготовка к операции. Результаты анализов показали, что все в норме. 20 ноября в десять часов утра ее привезли в операционную, а в 10:10 уже началась операция.

В последнее время Елена Бондаренко жила во Франции. В Украину она приезжала, чтобы навестить маму и брата

Гинекологи обратили внимание на то, что у Лены потемнела кровь. Это заметили сразу два врача: заведующий отделением и врач-гинеколог. Они сказали об этом анестезиологу, но тот заявил, что все в порядке и можно продолжать операцию. Какие показатели в это время были на мониторе, никто не знает. Их видел только анестезиолог. Через пять минут врачи опять сказали, что им не нравится цвет крови пациентки. Кроме того, они заметили, что у Лены сильно побледнела кожа. Но анестезиолог опять сообщил: все в норме, оперируйте дальше. А еще через пять минут у Лены остановилось сердце.

Уже сейчас я знаю (а врачи это знали точно и должны были сразу понять, что происходит): темный цвет крови говорит о том, что кровь не насыщается кислородом и что-то явно идет не так. Но анестезиолог даже после замечаний со стороны двух врачей ничего не предпринял и говорил им продолжать операцию. Когда случилась остановка сердца, он, по словам гинекологов, начал делать Лене массаж сердца. Но потом почему-то перестал и побежал в соседнюю операционную, чтобы позвать на помощь заведующего анестезиологией. Это еще одна грубейшая ошибка: он не имел права покидать операционную во время операции. Позвать заведующего отделением могла бы и медсестра. А он обязан был находиться рядом с пациенткой и продолжать реанимационные мероприятия. В тот момент важна была каждая секунда. Здесь же получилось, что Лене несколько минут вообще не оказывали помощь. Гинекологи просто стояли рядом, потому что реанимационные мероприятия — это вроде как не их парафия. А анестезиолог ушел.

Читайте также: «Пьяный анестезиолог безразлично сказал: «Ваша сестра умерла. Но я не виноват — она… меня сглазила»

Когда пришел заведующий анестезиологией, он обнаружил, что у Лены нет пульса, зрачки расширены, а кожа уже вся синяя. Это было состояние клинической смерти. Заведующий сам начал делать ей непрямой массаж сердца. В этот момент он услышал нехарактерный звук изо рта пациентки. Решил перепроверить, как стоит интубационная трубка. И обнаружил, что трубка введена не в трахею, а в пищевод! Поэтому у Лены от недостатка кислорода и потемнела кровь. И поэтому в результате остановилось сердце.

Лена пробыла в состоянии клинической смерти около 20 минут. Потом сердечная деятельность восстановилась. Но 20 минут — это очень много. Кислородное голодание мозга привело к тому, что сестра впала в кому. В этом состоянии она с тех пор и находится.

«Из госпиталя МВД врача уволили»

Первые два месяца Елена Бондаренко находилась в реанимации того же Центрального госпиталя МВД. Потом ее на частном самолете перевезли во Францию

— Первое время она дышала только с помощью аппарата, — продолжает Артем. — Со временем смогла дышать самостоятельно, но из комы так и не вышла. Лена не разговаривает, ни на что не реагирует. Она открывает глаза, но ее взгляд неосознанный, невозможно понять, куда она смотрит. За шестьдесят дней, которые она провела в госпитале, не произошло никаких положительных изменений. Только появились пролежни и подскочила температура из-за развившихся в организме инфекций.

Мы просили врачей госпиталя предпринимать что-то для реабилитации, но в этом направлении никто ничего не делал. Только один раз пригласили профессора из военного госпиталя, который принес специальный аппарат для тренировки мозга. Но использовали этот аппарат всего сутки, а потом сказали, что он вроде как не сертифицирован… В результате муж Лены Франсуа настоял на ее транспортировке в Париж. Лену везли во Францию на реанимационном самолете. Сейчас сестра находится в неврологическом госпитале в Париже. Там врачам удалось справиться с инфекциями и нормализовать температуру тела. Однако, к сожалению, пока это единственная хорошая новость. Врачи опасаются давать какие-либо прогнозы. Никто не может сказать, выйдет Лена из комы или нет. И если это все же случится, то когда — через несколько месяцев или через несколько лет.

— Вы разговаривали с анестезиологом после случившегося?

— Мы сразу пытались его найти, но первые несколько дней он как будто от нас скрывался. Смогли встретиться со всеми присутствовавшими на операции врачами на третий день, когда в Киев уже прилетел Франсуа. Гинекологи рассказали о том, что их насторожил темный цвет крови пациентки. Но анестезиолог, по вине которого это и случилось, заявил, что… все сделал правильно. Ни слова не сказал о том, что ввел интубационную трубку в пищевод. Вместо этого заявил, что у Лены якобы были проблемы с сердцем, которые и стали причиной случившегося. Эти слова не выдерживают никакой критики. Проблем с сердцем у сестры никогда не было! О том, что у Лены было здоровое сердце, подтверждают и результаты кардиограммы, которую ей делали непосредственно перед операцией.

Тем не менее анестезиолог так и не признал своей вины. Из госпиталя МВД после произошедшего его уволили. Но это не помешало ему быстро найти другую работу. Насколько мне известно, сейчас он работает в киевской частной клинике.

По словам Артема Бондаренко, администрация госпиталя сообщила о случившемся в правоохранительные органы.

Читайте также: Кошмар в кабинете стоматолога: из-за ошибки врача мужчине ампутировали руки и ноги, и удалили часть рта (фото)

— В госпитале проводили внутреннее расследование, результаты которого подтвердили вину анестезиолога, — говорит Артем. — Кроме него, уволили и заведующего анестезиологией. Насколько я знаю, после этого случая в госпитале в операционных палатах установили камеры. Возможно, теперь врачи будут внимательнее… Я по-прежнему не могу понять, как анестезиолог мог допустить столько грубейших ошибок. В каком состоянии он приступал к операции, тоже не знаю, ведь я его в тот день не видел.

«Мы не дождались даже элементарных извинений»

— Уже после того, как Лену транспортировали во Францию, нашей 77-летней маме пришло из госпиталя письмо, которое едва не довело ее до сердечного приступа, — вспоминает Артем Бондаренко. — Это был счет на 66 тысяч гривен, который госпиталь требовал оплатить. Такую сумму они потребовали за операцию, анестезию (!) и 60-дневное пребывание сестры в реанимации. То есть они угробили нашу Лену, а теперь еще и хотят, чтобы мы за это заплатили?! Более того, они включили в счет анестезию, которая привела к таким последствиям. И кстати, Лена сама вносила в кассу шесть тысяч гривен еще до операции. Когда мы начали возмущаться, в госпитале вдруг об этом вспомнили и уменьшили счет до 60 тысяч. Выходит, что теперь мы еще и должны им деньги.

После случившегося в операционных палатах госпиталя установили видеокамеры

6 августа должно было состояться первое подготовительное заседание по этому делу. Но так и не пришли ни анестезиолог, ни прокурор, заседание перенесли на 10 октября. Из-за этого, считает Артем Бондаренко, суд не может применить к анестезиологу меру пресечения.

В прокуратуре Киева «ФАКТАМ» сообщили, что заранее уведомили суд о том, что прокурор не сможет присутствовать на заседании по уважительной причине, и просили перенести заседание на другую дату.

— Уголовное производство в отношении анестезиолога было открыто по статье «Ненадлежащее исполнение профессиональных обязанностей медработником, — сообщила «ФАКТАМ» пресс-секретарь прокуратуры Киева Надежда Максимец. — Досудебное расследование длилось полгода, поскольку мы ожидали результаты комиссионной судмедэкспертизы, подтвердившей вину анестезиолога. Экспертиза показала, что во время интубации трахеи врач-анестезиолог допустил в проведении процедуры критический дефект, направив интубационную трубку не в трахею, а в пищевод с дальнейшим подключением к аппарату искусственной вентиляции легких. Халатные действия врача стали причиной развития у пациентки гипоксического состояния с дальнейшим поражением центральной нервной системы. Это привело к развитию длительной комы.

Что касается меры пресечения, то на доктора как на подозреваемого закон возлагает обязанности являться в суд, а также заранее уведомлять о причинах неявки.

Сам анестезиолог во время досудебного следствия отрицал свою вину, утверждая, что все сделал правильно. Но экспертиза показала обратное. Вскоре после инцидента анестезиолог был уволен из больницы, и сейчас, как сказали в прокуратуре, он официально нигде не трудоустроен.

«ФАКТЫ» пытались связаться с анестезиологом, но он на телефонные звонки не отвечает.

— За все это время мы не дождались даже элементарных извинений, — возмущен Артем Бондаренко. — Мы очень надеемся на справедливый приговор. Главное, чтобы этот человек больше не имел никакого отношения к медицине. Из-за него обычная операция закончилась кошмаром, в котором вся наша семья живет уже девять месяцев.

«ФАКТЫ» будут следить за развитием событий.

Ранее «ФАКТЫ» сообщали о жутком случае, произошедшем в Черниговской области: там по вине врача-анестезиолога погибла роженица, а затем и ее ребенок.

«ФАКТЫ» также писали о том, что суд Стрыя Львовской области принял решение взыскать со Стрыйской центральной районной больницы компенсацию родственникам пациента, который умер из-за халатности врача-травматолога.

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров