ПОИСК
Політика

Нина карпачева: «экипаж корабля «фаина» стал заложником не только пиратов, но и… Спецгруза военной техники»

0:00 31 жовтня 2008
Уполномоченный по правам человека побывала в Кении и пообщалась по телефону с украинскими моряками, которых более месяца держат в плену сомалийские корсары

Сегодня — 36-й день плена, в котором в прибрежных водах Сомали оказался корабль «Фаина». Как известно, на его борту находятся семнадцать наших соотечественников, трое россиян и один гражданин Латвии. Их жизнь контролируют местные «солдаты удачи». Недавно в соседней с Сомали Кении (куда, собственно, и направлялась «Фаина» с грузом военной техники) побывала Уполномоченный Верховной Рады по правам человека Нина Карпачева.

«Пять дипломатов, работавших в Сомали под эгидой ООН, были убиты в этом году»

 — Нина Ивановна, знаете, как шутят о США? Говорят, если где-то обижают их гражданина, то в ближайшем к месту происшествия колодце всплывает подводная лодка ВМС США…

 — В Украине осталось немного военных кораблей, и, к сожалению, ни один из них не был откомандирован в район конфликта. Но я настроена оптимистично! Помню, в 1998 году я принимала участие в освобождении наших моряков с судна «Дюбай Валюр», которые около года находились в плену в Нигерии. Мы тогда очень тесно сотрудничали с российскими коллегами, ведь ни консульства, ни посольства Украины в Нигерии тогда не было. А после освобождения убеленные сединами моряки пришли ко мне в кабинет в Верховной Раде и со слезами на глазах подарили огромный букет цветов… Тогда, собственно, мы показали, что ни один гражданин Украины, попавший в беду за границей, не останется без помощи. Только что у меня были родственники наших заложников на «Фаине». Мама моряка Александра Присухи, с которым мне удалось пообщаться, находясь в Кении, плакала, слушая запись разговора с сыном.

 — Что он вам сказал? Как себя чувствуют наши моряки?

 — Александр сообщил, что на судне все нормально, только моряки очень переживают из-за того, что за них никто не вносит выкуп и нет информации о переговорах с пиратами. Сказал, что на «Фаине» закончилось топливо и им пришлось использовать топливо аварийного генератора, которого хватит на 30 часов. Некоторые СМИ сообщили о том, что и. о. капита-на Виктора Никольского якобы вывозили с корабля, однако мне он сказал, что все время находился на капитанском мостике. А Евгений Григорьев из Латвии просто крикнул в телефонную трубку: «Передайте семье, что я жив!»

 — Говорят, вы не только с моряками, но и с пиратами пообщались, за что кое-кто стал вам пенять, мол, омбудсмен вмешивается в переговорный процесс…

 — Откровенная ложь и чьи-то сознательные инсинуации! Я через свои контакты в Кении «пробила» разговор с экипажем, о чем меня просили родные моряков. Кенийцы связывались с каким-то центром на берегу, а тот, в свою очередь, организовал связь с судном. Пираты предупредили экипаж о готовящемся разговоре с омбудсменом, на который следует делегировать троих — украинца, россиянина и латыша. И вскоре такой разговор состоялся. Первым к телефону пригласили Александра Присуху. А с пиратами я не говорила. Тем более что из них только двое, ведущих переговоры с судовладельцем «Фаины», знают английский язык. Остальные говорят на суахили и немножко по-арабски. В конце разговора с членами экипажа я попросила передать «асанти сана» (большое спасибо.  — Авт. ) народу Сомали. Не пиратам, а народу Сомали. А то корсары очень обижаются, когда их называют пиратами. Говорят, что они — солдаты Сомали!

Хочу подчеркнуть, что все денежные вопросы — исключительная сфера ответственности судовладельцев, отправителей или получателей груза. К тому же на пиратов ни у кого нет выхода! Они ведут переговоры только с владельцем «Фаины» Вадимом Альпериным или его представителем. Иногда для решения подобных вопросов нанимают переговорщиков. Так, к примеру, было с супружеской парой из Германии, яхту которой захватили пираты. Заложников удерживали высоко в горах. Тогда посол Сомали в Кении Мухамед Али Нур помогал своему немецкому коллеге проводить операцию по доставке выкупа.

 — В Кении вы встречались с руководством этой страны. Не звучал ли во время переговоров вопрос: «Доколе»? Ведь чуть ли не каждый месяц у берегов Сомали происходит какой-то инцидент…

 — Там действует черный пиратский рынок! Морской терроризм, каковым давно стало пиратство. Своего рода криминальная политика. Впрочем, о какой политике может идти речь? В Сомали разрушены все государственные структуры, не работают школы, институты, больницы, суды, правительственные учреждения, кругом тотальная нищета. Если в соседней Кении половина населения живет на один доллар в день, то в Сомали — и того меньше. Это не государство, а территория, разделенная на четыре района, находящихся под контролем нескольких криминально-племенных структур. Пять дипломатов, работавших в Сомали под эгидой ООН, были убиты в этом году. Двое находятся в плену — их похитили с целью получения выкупа и до сих пор этот вопрос не урегулирован. Первыми от действий местного криминалитета пострадали французы и немцы. Оказывается, им мстили за то, что именно Франция и ФРГ использовали силовой вариант против пиратов! Вендетта! Европейских дипломатов на этой территории практически не осталось.

Гуманитарные грузы, поступающие в Сомали по линии всемирной продовольственной программы, до людей, как правило, не доходят.

220 тысяч сомалийцев сейчас находятся в кенийском лагере для беженцев. В Сомали сейчас засуха, люди пытаются спасаться в других странах. Даже у нас в Украине в Винницкой области есть беженцы из Сомали, около двухсот человек. Сомалийская молодежь не представляет себе иного будущего, кроме как с оружием в руках. Два поколения молодых людей выросли в таких условиях.

10 ноября в столице Кении Найроби представители стран Евросоюза, в том числе министры обороны государств — членов ЕС, планируют обсудить возможность сделать безопасными морские маршруты, пролегающие возле побережья Сомали. А буквально через несколько дней там же должен начаться саммит морских государств Восточной Африки, на котором будет разрабатываться план совместных действий. Но я уверена, что этих усилий недостаточно. Тут уже нужно думать о том, как спасать целое государство.

«Сейчас у берегов Сомали под контролем пиратов находятся двенадцать кораблей и более 200 членов экипажей»

 — А пока заинтересованным лицам не мешало бы, по крайней мере, озаботиться охраной кораблей…

 — Судовладельцы, зарабатывающие на транспортировке грузов через Аденский залив, экономят на жизнях членов экипажей, допуская их захват пиратами. Почему? Тонна груза, провозимого через Аденский залив, обходится владельцам суден в 80 долларов. Если же идти в обход этой опасной для плавания территории, то сумма возрастает до180 долларов. Вот вам и цена жизни людей!

Сейчас в Аденском заливе под контролем у пиратов находится двенадцать кораблей и более

200 членов экипажей. В том числе и гражданин Украины Александр Заворотнюк. Он находится на греческом судне «Капитан Стефанос», который попал в плен за четыре дня до того, как пираты захватили «Фаину». Во время своего пребывания в Кении мне удалось связаться с Александром. Насколько я поняла, греческий судовладелец ведет активные переговоры с захватчиками и в течение нескольких недель вопрос с выкупом будет решен. Александр сказал, что воды и продуктов экипажу пока хватает…

 — В отличие от «Фаины»… Нина Ивановна, а где сейчас находится тело умершего капитана корабля?

 — 28 октября на судно была доставлена тонна дизельного топлива. А это значит, что в условиях

50-градусной жары наконец-то заработали кондиционеры, холодильник, в котором находится тело капитана. Экипаж делает все возможное, чтобы сохранить его и передать родственникам, а не предать пучине по морскому обычаю. Почему его не забрали? Понять трудно. Российский посол в Кении Валерий Егошкин рассказал мне, что они обратились и в Международный комитет Красного Креста к американцам с просьбой помочь забрать тело капитана. Ответ был таков: пираты выдвинули неприемлемые условия. Какие? Дипломатам об этом ничего не известно — вся информация находится у американских военных, ведущих со своего корабля постоянное наблюдение за «Фаиной».

 — Как вы думаете, с чем связано постоянное изменение суммы выкупа?

 — Посол Сомали в Кении Мухамед Али Нур рассказал, что самому младшему из пиратов — 14 лет, а старшему — 27. Единственное, что знают и умеют эти ребята, — носить оружие. На счету у пиратов, захвативших «Фаину», уже был один захват. И, как говорится, у них случилось головокружение от успеха. А тут еще попалось судно с танками и зенитными установками! Естественно, внутри группы начались споры по поводу выкупа. Кстати, сомалийцы, захватившие «Фаину», хорошо вооружены. У них не только автоматы, но и РПГ-7 — ручные противотанковые гранатометы (разработан в 1960 году в СССР.  — Авт. ), пробивающие любую броню…

 — Интересно, кто поставляет это оружие… Нина Ивановна, а откуда появилась опровергнутая впоследствии информация о том, что пираты убьют экипаж, если немедленно не получат выкуп?

 — Мне это совершенно непонятно. И причем такая информация появлялась неоднократно! Прилетаю в Кению и узнаю, что известная украинская газета сообщила о том, что, мол, завтра всех моряков расстреляют! Я тут же связалась с родственниками заложников, успокоила их. А то после подобных публикаций у отца одного из матросов инфаркт случился! Ну нельзя же так поступать с сердцами отцов и матерей! Помню, капитан «Панагии» Владимир Шабанов (три года назад судно было захвачено в том же Аденском заливе, моряки пробыли в плену семь месяцев.  — Авт. ), вернувшись в Киев, в одном из интервью сказал: «По информации СМИ меня должны были три раза расстрелять. Но не пытались ни разу». Мохамед Али Нур заверил меня в том, что еще не было случая, чтобы пираты причиняли вред команде или захватывали груз. Их интересует лишь выкуп.

 — Кстати, по поводу груза. Как кенийский журналист Эндрю Мвангура, первым поведавший миру о находящихся на борту «Фаины» танках Т-72, гранатометах, зенитных установках и боеприпасах, узнал об этом?

 — Я встречалась с этим мужественным человеком. Узнав о том, что я нахожусь в Кении, журналист специально приехал в Найроби. Откуда узнал? Трудно сказать… Насколько я поняла, то ли с танком что-то произошло, то ли поломалась платформа и рабочие-железно-дорожники увидели это. Якобы все налаживали русскоговорящие специалисты. Что это было? Где это происходило? На эти вопросы ничего вам ответить не могу. Знаю только, что танки были сделаны во времена СССР и не в Украине. Но, честно говоря, меня мало интересуют эти военно-политические вопросы. Есть те, кто должен этим заниматься. «Укрспецэкспорт», например. Или министерство обороны Кении, которому будто бы этот груз предназначался.

Кстати, кенийский министр обороны Юсуф Мохамед Хаджи на мой вопрос относительно получателя этого спецгруза дословно ответил: «Груз на «Фаине» принадлежит Кении так же, как костюм, который сейчас на мне, принадлежит мне».

 — То есть возможны варианты?

 — … А наш министр обороны Юрий Ехануров что сказал? Что контракт прозрачный! Куда бы ни шли эти танки, я думаю, что кенийцы их уже закопать готовы (смеется)! Если есть желающие разбираться в этом вопросе, Бог в помощь. А моя задача — спасти наших ребят, чем я, собственно, и занимаюсь.

 

333

Читайте нас у Telegram-каналі, Facebook та Twitter

Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів