Здоровье и медицина

Прорыв в борьбе с COVID-19? — ученые решили, чем лечить пациентов с коронавирусом

15:03 27 мая 2020
лаборатория — ученый

Во вторник, 26 мая, министр здравоохранения Великобритании Мэтт Хэнкок выступил с заявлением, в котором объявил препарат ремдесивир «самым большим шагом вперед» в лечении COVID-19. Он сообщил, что правительство одобрило широкое использование этого лекарства британскими медиками. По сути, ремдесивир стал первым препаратом, получившим в Британии такой статус.

Ранее президент США Дональд Трамп заявил в ходе одного из своих ежедневных брифингов, посвященных пандемии нового коронавируса, что ежедневно принимает гидроксихлорохин в качестве профилактики. Затем он привел данные (кстати, никем не подтвержденные), что якобы данный противомалярийный препарат помог американским медикам вылечить 91% больных с коронавирусом.

Напомним, что в апреле в Украине гидроксихлорохин и ремдесивир были включены в список лекарств и продуктов питания, над которыми установлен государственный ценовой контроль, что говорит об их высокой востребованности и популярности в нашей стране.

Однако научные исследования, к сожалению, показывают, что указанные препараты не оправдывают возлагаемых на них надежд. Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) уже отреагировала на полученные результаты и распорядилась остановить клинические испытания гидроксихлорохина и подобных ему препаратов.

Эти очевидные противоречия вызывают полное замешательство в обществе. Простые люди, которые и без того растеряны и напуганы в связи со всей этой затянувшейся пандемией и неопределенностью, хотят понять, нужно ли использовать данные лекарства?

В понедельник, 25 мая, швейцарская газета Tages-Anzeiger опубликовала большую статью, которая, как показалось «ФАКТАМ», дает ответ на этот важный вопрос. Поэтому мы подготовили полный перевод резонансной публикации.

«Из изначальных фаворитов сегодня остался только один медикамент»

«В начале так называемого «коронакризиса» большие надежды возлагались на средства против малярии, ВИЧ и лихорадки Эбола. Теперь все они выбыли из гонки — кроме одного.

Список препаратов, использование которых представлялось возможным при лечении больных с коронавирусом, был огромен. Ставка делалась на медицинские средства, которые уже получили разрешение в связи с лечением других болезней или хотя бы находились на стадии клинических испытаний. Это логично: получить одобрение на их использование сейчас можно значительно быстрее, чем на новые разработки.

Уже в начале пандемии в большом списке появились фавориты. Они попали в рекомендации, например, Швейцарского общества по лечению инфекционных болезней и Всемирной организации здравоохранения. Это лопинавир совместно с ритонавиром («Калетра»), средства против малярии и ревматоидного артрита хлорохин и гидроксихлорохин, а также ремдесивир, разрабатывавшийся для борьбы с лихорадкой Эбола.

Из изначальных фаворитов сегодня остался только один медикамент — ремдесивир. Его производит компания Gilead. Он создавался для борьбы с лихорадкой Эбола, но не показал положительного эффекта в исследованиях. Однако в случае с коронавирусом результаты выглядели лучше. Доклад, опубликованный в минувшие выходные в научном издании New England Journal of Medicine, дает настоящую надежду. Так заявил Мануэль Баттегай, ведущий специалист по инфекционным заболеваниям и больничной гигиене клиники Университета Базеля.

Читайте также: Поможет ингалятор: разработан инновационный способ лечения COVID-19

В исследовании, в котором приняли участие около тысячи человек, ремдесивир сопоставили с плацебо. Применение препарата привело к тому, что пациенты покидали госпиталь в среднем спустя 11 дней вместо 15. В количестве смертельных случаев в целом не было зарегистрировано значительной разницы. Но смертность среди пациентов с умеренным течением болезни (получавших дополнительный кислород, но не подключенных к аппаратам ИВЛ) при лечении ремдесивиром была в четыре раза меньше, чем среди пациентов из группы, принимавшей плацебо. Каков действительный уровень смертности, пока еще не установлено. В исследовании снижение смертности в сравнении с плацебо колебалось между 40% и 90%.

Использование ремдесивира не дало никакого результата в лечении госпитализированных пациентов с относительно слабым течением болезни (без дополнительного кислорода), а также в тяжелых случаях, когда больные нуждались в искусственной вентиляции легких. «Когда мы даем препарат в подходящий момент подходящему пациенту, он, очевидно, дает положительный эффект», — говорит Мануэль Баттегай.

«У нас по-прежнему нет абсолютного способа лечения»

На раннем этапе пандемии врачи ожидали большего от ремдесивира. Тем не менее исследование, результаты которого опубликованы в New England Journal of Medicine, можно считать положительным, заявил заместитель директора Клиники инфекционных заболеваний и больничной гигиены Университета Цюриха Гюльдрих Гюнтхард. «Мы ожидали публикации этого отчета так долго, что я уже стал бояться, что там что-то не так с данными», — отметил он.

Три недели назад Национальный институт здравоохранения США (NIH) провел пресс-конференцию, в ходе которой огласил положительные результаты применения препарата. «Они сделали это в самый разгар пандемии. Мне показались их выводы поспешными, а полученные результаты недостаточно тщательно проанализированными. И это всё потом начали широко обсуждать в прессе», — говорит Гюнтхард.

Инфекционист принимает участие в широком международном исследовании ремдесивира, в котором задействовано гораздо больше пациентов. «Я полагаю, что положительный эффект применения препарата наблюдается у больных COVID-19, состояние которых можно назвать средним», — говорит Гюнтхард. Он надеется, что использование ремдесивира при лечении случаев умеренной тяжести на ранних этапах помогает победить болезнь.

«Ремдесивир не суперпрепарат. Но мы хотя бы видим, что он демонстрирует активность», — подводит итог Гюнтхард. С ним согласен Баттегай. «Одного ремдесивира недостаточно, чтобы вылечить COVID-19. У нас по-прежнему нет абсолютного способа лечения. Слишком много больных продолжает умирать, особенно — тяжелых больных», — объясняет свою точку зрения Баттегай.

Читайте также: Никакого аспирина или анальгина: врач из больницы Путина сделала важное предупреждение для заболевших COVID-19

Ожидания от других препаратов в свою очередь тоже невелики. Отсутствие эффекта медикамента «Калетра» против ВИЧ было доказано уже в конце марта в рамках рандомизированного исследования в Китае на 200 пациентах. Изначально предположение, что средство все-таки может быть эффективным при приеме на ранних стадиях заболевания, не подтвердилось.

Столь же плохи дела и у хлорохина и его аналога гидроксихлорохина, который так активно рекламирует на протяжении длительного времени президент США Дональд Трамп. Оба этих препарата используются при лечении малярии и ревматоидного артрита. Многочисленные исследования указывают на отрицательное соотношение пользы и вреда при его использовании в лечении COVID-19. ВОЗ также предостерегает от применения этих препаратов вне исследований. Тем временем в Швейцарии многие продолжают заказывать эти препараты частным образом через интернет. Об этом свидетельствуют данные Swissmedic.

Еще больше развеяла иллюзии относительно хлорохина и гидроксихлорохина статья, опубликованная в научном журнале The Lancet 22 мая. Ее авторы провели исследование и изучили эффективность обоих препаратов с помощью базы данных Surgical Outcomes Collaborative, объединяющей информацию из 671 клиники по всему миру. При сравнении 15 тысяч пациентов с COVID-19, принимавших гидроксихлорохин или хлорохин, с 80 тысячами пациентов, получавших другое лечение, выяснилось, что при лечении средством от малярии умирало даже больше людей, чем в контрольной группе. Кроме того, значительно чаще встречалась аритмия, что тоже очень важно.

«Сначала я лично возлагал большие надежды на гидроксихлорохин и хлорохин. Мне казалось, что они способны помочь нам. Но теперь все исследования показали очень плохие результаты», — подчеркивает Баттегай. Он также особо предупреждает, что эти препараты нельзя принимать здоровым людям в профилактических целых, как это делает американский президент. Инфекционист согласен с выводами коллег из журнала The Lancet, которые заявили, что противомалярийные препараты бесполезны для больных с коронавирусом, чье состояние оценивается как среднее и тяжелое. «После такого отчета вообще встает вопрос об этическом аспекте продолжения дальнейших исследований в этом направлении», — говорит Баттегай.

«Ни один из сегодняшних кандидатов не меняет ситуацию в корне», — говорит Гюнтхард. Однако, по мнению инфекциониста из Цюриха, это могут сделать созданные моноклональные антитела, способные бороться с новым коронавирусом. «Они могут блокировать размножение вируса. Однако крупные клинические исследования, вероятно, можно будет начать не раньше 2021 года», — считает Гюнтхард.

Он и его коллега Баттегай выделяют из данной группы препарат «Актемра» (Actemra), активным компонентом которого является иммунодепрессор тоцилизумаб (в настоящее время используется главным образом для лечения ревматоидного артрита и тяжелой формы артрита у детей. — Ред.). Препарат активизирует иммунную систему и может предотвратить распространение коронавируса в организме, что наблюдается в тяжелых случаях COVID-19. «Препарат помогает, если его ввести в нужный момент», — утверждает Гюнтхард".

Ранее «ФАКТЫ» рассказывали, что немецкие биохимики и вирусологи заявили о том, что хорошо известный во многих странах мира препарат рибавирин способен замедлять и даже останавливать размножение вируса SARS-CoV-2.

Перевод Игоря КОЗЛОВА, «ФАКТЫ» (оригинал Felix Straumann, Tages-Anzeiger)

4438

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter
    Введите вашу жалобу
Читайте также
Новости партнеров