ПОИСК
Житейские истории

«В моем дендропарке есть даже мамонтовое дерево»: пенсионер выращивает на своем участке экзотические растения

12:05 5 сентября 2020
Виктор Ганущин

— Обычно маршруты своих путешествий планирую сам, прокладываю их так, чтобы увидеть, как растут интересующие меня растения, но в поездку в Намибию отправился с туристической группой, — говорит дипломированный биолог из Ужгорода Виктор Ганущин, создавший частный дендропарк, в котором сейчас растут более 500 видов экзотических для Украины растений. — В один из дней мы остановились лагерем километрах в 30 от заповедника, где, как я знал, растет удивительное растение — вельвичия. Ученые до сих пор спорят: это дерево, кустарник или трава. Для ботаника увидеть вельвичию своими глазами в природе — это как для истового христианина побывать в храме Гроба Господня в Иерусалиме. Поэтому я хотел во что бы то ни стало попасть в заповедник. Нужно было убедить несколько человек из нашей группы поехать со мной, наняв для этого небольшой грузовичок. Уговорил трех заядлых фотографов — им захотелось сделать снимки уникального растения. Однако они были разочарованы, когда увидели его. В воображении им рисовалось нечто невиданное, экзотическое, величиной с пальму. В действительности вельвичия — скромного вида растение высотой около 10 сантиметров. И все же на обратном пути в лагерь мои новые друзья признались, что поездка понравилась. Им доставило удовольствие наблюдать и фотографировать, с каким азартом я ползал вокруг вельвичии, рассматривая мельчайшие детали, разыскивая на земле ее семена.

Ранее «ФАКТЫ» рассказывали об удивительном по красоте Клесовском дендропарке на Ровенщине, который создал один человек — бывший лесничий Алексей Ворон.

«Туристы удивлялись: все идут на море, а я — в горы искать редкие растения»

— Больше всего из моей обширной коллекции растений горжусь мамонтовым деревом (секвоядендроном), — продолжает Виктор Ганущин. — Напомню, что секвоядендроны — самые высокие деревья в мире (отдельные экземпляры превышают 110 метров). Соответственно, их стволы очень широкие — больше 10 метров в поперечнике. Многие видели снимок одного из мамонтовых деревьев с тоннелем в стволе, через который запросто проезжает автомобиль. Мамонтовые деревья живут очень долго — до трех тысяч лет. Мой «мамонтенок» еще совсем маленький — ему 12 лет. Но по высоте он уже как трехэтажный дом.

Гордость дендропарка — мамонтовое дерево. Ему только 12 лет, а оно уже высотой с трехэтажный дом

Природным чудом моей коллекции растений является один из видов бука. Весной на нем появляются трехцветные листья: бордово-розово-белые. Правда, к середине лета они становятся бордово-зелеными, с розовым отливом по краям.

— Как вам пришла идея создать ботанический сад?

— Если быть точным, это не ботанический сад, а дендропарк. Разница между ними в том, что в ботсадах систематически ведется научная работа. По образованию я биолог — окончил Киевский национальный университет имени Тараса Шевченко. Много лет занимался бизнесом. В 2000-х купил участок земли в селе. Выращивать на нем картошку и другие овощи мне было не интересно, моим родным — тоже. И я решил создать дендропарк. Первые годы соседи по селу были в недоумении. У них в голове не укладывалось, как можно, имея 20 соток земли, не получать с нее урожай. Предлагали: «Виктор, мы вам поможем — сами вспашем, перекопаем, засеем». Потом я докупил еще один участок, и сейчас мой дендропарк раскинулся на площади 0,7 гектара (70 соток).

На альпийской горке дендропарка более 300 видов растений, многие из которых редкие

Поначалу ездил за саженцами и семенами в питомники соседних стран: Польши, Чехии, Словакии, Венгрии. Со временем пришло понимание, что очень важно самому увидеть, в каких условиях растет то или иное растение на его родине. Стал организовывать со своими друзьями путешествия по заранее разработанным маршрутам — вначале в Турцию, Грецию, Черногорию, а затем в Непал, Индию, Китай…

Читайте также: «Раньше мы выращивали цветы на продажу, а сейчас — лимоны»: жители Запорожья наладили успешный бизнес

Подготовка к таким экспедициям может длиться до двух лет. Нужно изучить информацию о растениях, проложить маршрут так, чтобы их увидеть — побывать в заповедниках, национальных парках, забраться в удаленные от цивилизации места. В Греции, например, туристы удивлялись: все идут на пляж, а я — в горы. Кстати, из Греции я привез семена подснежников, которые цветут на Новый год. Они успешно акклиматизировались в моем дендропарке и теперь радуют нас цветами на новогодние праздники. В моей коллекции 10 видов подснежников. Причем цветут они в разное время — с осени до середины весны.

Замечу также, что, планируя зарубежную поездку, обязательно обращаю внимание, есть ли в стране вулканы. Если есть, то, как правило, поднимаемся на них — это стало своего рода хобби.

— Привозите из дальних стран саженцы?

— Нет, это было бы слишком хлопотно. За саженцами езжу в соседние страны. А из дальних привожу семена или луковицы растений. Из семян я даже кедры вырастил (не кедровую сосну, которой много в Сибири, а настоящие ливанские кедры). Высадил в горшочках семена, 10 из них проросли, и я пересадил их в открытый грунт. В результате сурового естественного отбора выжили три, приспособившись к климатическим условиям Закарпатья.

«В дендропарк не пускаю посетителей с детьми»

— Проводите экскурсии по своему дендропарку?

— Да, но один случай заставил ввести ограничение — не пускать посетителей с детьми. Однажды я провел день открытых дверей. Приехало много семей с детьми. Я с ужасом смотрел, как ребята носились по моей альпийской горке, на которой растет более 300 видов травянистых растений, многие из которых очень редкие. Одергивать чужих детей не очень-то удобно. Попросил родителей, чтобы сделали им замечание. Помогло, но не надолго. С тех пор детвору в дендропарк не пускаю.

Читайте также: Любовь Шпигоцкая: «Экзотические фрукты, выращенные на подоконнике, намного вкуснее привозных»

Больше всего нравится проводить экскурсии коллекционерам растений — с ними интересно общаться, они понимают ценность каждого экземпляра. А еще с удовольствием принимаю группы волонтеров, ведь они хотят не просто посмотреть мою коллекцию, но и поухаживать за ней — выполнить тот или иной объем работ. Для меня это важно, поскольку не могу слишком много времени уделять дендропарку — примерно по четыре месяца в году провожу в путешествиях.

Я и в карантин не сижу дома. Недавно вернулся из экспедиции на байдарках по украинской Амазонке — участку реки Припять, где она разделяется на несколько рукавов. Эти живописнейшие места находятся в Волынской области, на территории национального природного парка «Прип'ять-Стохід». Прошел этот водный маршрут вместе с учеными-ботаниками. Они занимались научной работой, а я взял на себя решение организационных вопросов. А на майские праздники мы ездили в экспедицию на Кинбурнскую косу (находится в Николаевской области между Днепро-Бугским лиманом и Черным морем), чтобы увидеть, как цветет вторая по площади в Европе природная плантация орхидей.

— Содержание дендропарка окупает себя за счет продажи семян, отростков, саженцев?

— Я ими не торгую, ведь дендропарк для меня не бизнес, а возможность заниматься коллекционированием растений. Другое дело, что владельцы питомников платят мне небольшой процент от продажи саженцев и посевного материала, выращенных из семян и отростков, которые берут в моем дендропарке. Мне нужно ведь зарабатывать на путешествия. Кстати, чтобы они были менее затратными, авиабилеты бронирую за полгода до рейса.

— Сталкивались с проблемой кражи растений из дендропарка?

— Бывало. Подозреваю, что этим занимались местные жители. Пришлось установить системы видеонаблюдения и сигнализации. После того как несколько раз ночью срабатывала сигнализация и будила село, кражи прекратились.

«Когда садился в беседке отдохнуть, прилетал дрозд, с которым я подружился, и развлекал меня пением»

— Применяете в дендропарке агрохимикаты?

— Да, но в очень ограниченном количестве. Стараюсь использовать для защиты растений возможности, которые предоставляет природа. Вот такой пример. Селянам приходится бороться с улитками, которые уничтожают растения на их огородах. А у меня в дендропарке такой проблемы нет. В чем тут дело? В традициях местных жителей держать огороды в идеальной чистоте — выгребать с них все сорняки, траву, опавшие листья. Я тоже все это убираю, но не полностью — часть биомассы оставляю. Улиткам есть чем питаться, и они не трогают живые растения. Я и с кротами не борюсь, ведь их подземные ходы выполняют роль дренажной системы — отводят лишнюю воду.

Гоняю с территории дендропарка соседских котов: они не столько ловят мышей, сколько охотятся на птиц, защищающих растения от прожорливых насекомых. Однажды я даже подружился с одним черным дроздом. Как только он видел, что я начинал копать на делянке, прилетал ко мне, ходил следом и поедал личинок майских жуков, которые я выкапывал. Как бы в благодарность за угощение пел для меня. Когда я усаживался отдохнуть в беседке, дрозд садился на соседнюю ветку и выводил чудесные трели. А еще я оставляю на холодный сезон кучи хвороста — под ними зимуют ежики и ящерицы.

— Крестьяне перенимают у вас приемы земледелия?

— Некоторые позаимствовали у меня практику выращивания бамбука. Началось с того, что один коллекционер растений из Ужгорода, у которого на участке растет 17 видов бамбука, дал мне ростки трех видов этого злака. В Ужгороде гораздо теплее, чем в местности, где находится мой дендропарк, поэтому у меня прижился только один вид. Бамбук так разросся, что начал захватывать территорию за оградой. Соседи стали пересаживать эти ростки к себе на участки. Они используют стволы бамбука как шесты для подвязывания фасоли.

Читайте также: Владимир Гузенко: «Заросшее камышом болото я приватизировал, и теперь тут цветут водяные лилии»

— В вашей коллекции есть растения, которые существуют в Украине в единственном экземпляре?

— Да, чилийская кислица — травянистое растение с ярко-красными цветами. В Украине только у меня она растет в открытом грунте. Кстати, таким же образом выращиваю кактусы. Правда, на зиму создаю им элементарную защиту — накрываю старыми оконными рамами. За холодный сезон кактусы ссыхаются, но весной они, как губка, впитывают воду и продолжают прекрасно расти, цвести, давать плоды.

Важно понимать, что под открытым небом в условиях Закарпатья могут прижиться далеко не все тропические растения. Поэтому для дендропарка выбираю те из них, которые растут в горах — на высоте три-четыре тысячи метров. Они хорошо переносят морозы, им не нужен искусственный полив. Единственное, что их не устраивает, — слишком обильные осадки, ведь у нас в Закарпатье нередко в осенне-зимний период идут проливные дожди. Поэтому на зиму укрываю растения из горных тропических широт, как и кактусы, старыми оконными рамами.

Ранее «ФАКТЫ» рассказывали человеке, который в Николаеве стал живой легендой, ведь город зазеленел именно благодаря его усилиям: за 20 лет он высадил 21 тысячу деревьев.

Фото в заголовке со страницы Виктора Ганущина в Facebook. Виктор Ганущин: «Одним из стимулов отправиться в путешествие является желание самому увидеть, в каких условиях растут интересующие меня растения»

1566

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter
    Введите вашу жалобу
Следующий материал
Читайте также
Новости партнеров

© 1997—2020 «Факты и комментарии®»

Все права на материалы сайта охраняются в соответствии с законодательством Украины

Материалы под рубриками "Официально", "Новости компаний", "На заметку потребителю", "Инициатива", "Реклама", "Пресс-релиз", "Новости отрасли" а также помеченные значком публикуются на правах рекламы и носят информационно-коммерческий характер