ПОИСК
Житейские истории

Решив, что сбитый им ребенок не выживет, водитель оставил предсмертную записку и покончил с собой

8:54 11 октября 2020
Денис с родителями
Лариса КРУПИНА, специально для «ФАКТОВ»

Вечером Наташа налила себе чашку чая. Набрала сына (они созванивались каждый день). «Вот чертенок, не откликается! — подумала с нежностью. — Наверное, уснул».

Уезжая в Чехию на заработки, Наталья чувствовала тревожный холодок. Хотя, казалось, чего бояться? С 15-летним Денисом в Киеве остался муж. Сын умница, самостоятельный, дисциплинированный. Спортсмен. Играет в детском футбольном клубе «Локомотив». «Да я и еду-то всего на пару месяцев…» — успокаивала сама себя Наталья. И все же тревога за единственного ребенка нет-нет да и колола ее острой иголкой.

— А в тот вечер я была совершенно спокойной, ничего не чувствовала, — признается Наташа. — Когда сын не ответил на мой звонок, начала листать ленту в Facebook. И вдруг увидела в группе сообщение: «Денис Пустовойт попал в аварию. В тяжелом состоянии находится в больнице».

Дрожащими руками Наташа стала набирать номер мужа Александра. Телефон не отвечал.

Увидев сына, отец потерял сознание

Деня старался не пропустить ни одного футбольного мероприятия. Вот и 17 ноября 2018 года отправился на открытую тренировку на базу «Динамо» в Конча-Заспу. Хотел взять автографы у «бело-синих». Он должен был поехать с друзьями, но тем что-то помешало.

«Может, и ты дома останешься?» — спросил, словно, что-то предчувствуя, отец Дениса. «Нет, папа, поеду. Я уже настроился».

Влюбленный в спорт подросток старался не пропустить ни одного футбольного мероприятия

Приехав в Конча-Заспу, подросток стал переходить дорогу.

— В ноябре в 16:50 практически темно, — говорит Наталья. — А там очень опасный пешеходный переход. Машины не притормаживают, летят с большой скоростью. Да еще и знак стоит прямо возле самого перехода. Водители его замечают в последний момент.

Сын шел по пешеходному переходу в наушниках. Как и большинство попавших под машину детей-подростков. Прямо на него, не затормозив, налетела машина. Полторы тонны металла и пятьдесят килограммов веса Дени… Удар был такой силы, что ребенок перелетел через машину и ударился головой об асфальт. По счастливой случайности проезжавший мимо мужчина оказался врачом. У него с собой была капельница. Он поставил ее лежавшему на земле Денису и стоял с этой капельницей до приезда скорой. Женщина с мальчиком, ехавшие мимо в другом авто, тоже остановились и побежали на базу «Динамо» звать врача. Но его в это время уже не было. Водитель машины, сбившей сына, в шоковом состоянии сидел за рулем. Ждал приезда полиции…

Когда отцу Дениса сообщили о трагедии, мужчина помчался в Охматдет, куда скорая увезла пострадавшего. Увидев сына, он съехал по стене и потерял сознание. В этот момент и звонила ему из Чехии жена, узнавшая о случившемся из соцсетей.

Читайте также: «За 37 дней комы Ваня потерял 50 килограммов. Он никого не узнавал, не мог ходить, говорить и ел с ложечки»

— Самое страшное — неизвестность, — вздыхает Наташа. — Эти несколько минут, пока муж не отвечал, не забуду никогда. Именно в тот момент вспомнила, что накануне мне приснилась моя покойная бабушка Анна. Как будто мы с Денисом пришли к ней в гости, и я ушла, а сын остался…

«Сыночек, пожалуйста, только не уходи!» — шептала Наташа, лихорадочно бросая вещи в чемодан. В тот вечер выехать из Чехии в Украину она не смогла. Удалось только на следующий день.

— Будь моя воля, я побежала бы по шпалам, — признается женщина.

«Почему люди так беспечны? Куда они летят?»

Тяжелая черепно-мозговая травма, из-за которой правая сторона была парализована и отсутствовала речь, перелом левой голени, изуродованный левый локоть, перелом таза… Мальчик находился в коме, дышал через трубку в горле.

— Врачи ничего не обещали, — вспоминает Наталья. — Полиция возбудила уголовное дело. Водитель, сбивший сына, переживал, приходил в больницу, приносил лекарства, но в очень небольшом количестве. «Что ж вы покупаете по ампуле? — говорила ему. — Берите сразу целую упаковку». «Откуда у меня такие деньги?» — спрашивал он. «А у нас?» — отвечала я ему со слезами на глазах…

Мы ведь жили скромно. Ютились и продолжаем ютиться втроем в общаге, 12 метров комнатушка… Ждала я водителя на следующий раз с лекарствами. А позже его жена сообщила, что он покончил с собой. Наверное, подумал, что мой сын не выживет, испугался, не знаю… Супруга сказала, что оставил предсмертную записку, его нашли только на второй день в парке. Отравился какой-то жидкостью. Потом, правда, перестала говорить о самоубийстве, мол, просто не выдержало сердце. А я думала: «Боже мой! Почему люди так неосторожны? Так беспечны? Куда они летят? Неужели не понимают, что спешка может натворить столько беды? Мой сын искалечен. А водитель в могиле…»

Читайте также: О разбившемся на Буковеле 33-летнем лыжнике врачи сказали: «Это будет овощ, и его придется кормить годами»

Денис продолжал находиться в коме. Семье ребенка выплатили страховку. Помогли также футболисты «Шахтера», «Динамо», «Ворсклы», «Локомотива», «Черноморца», которые откликнулись на беду. Собирали деньги и одноклассники Дениса, и друзья-спортсмены. Детско-юношеская лига футболистов Украины частично взяла на себя лечение парня. Тренер Дениса принял большое участие в лечении воспитанника.

— Финансово также очень помог Золотухин Валерий Васильевич из Федерации футбола, — рассказывает Наталья. — Он организовал аукцион продажи футболок известных спортсменов для лечения Дениса. Я благодарна всем, кто нам тогда помог и продолжает помогать.

Выйдя через 20 дней из комы, Денис остался в вегетативном состоянии. Ни на что не реагировал. Пациенту прочили паралич и полное отсутствие сознания. Для дальнейшей реабилитации один из тренеров посоветовал обратиться к известному украинскому врачу-неврологу Сергею Камилову, который не единожды вылечивал подобных больных.

— Больной находился в вегетативном состоянии, — рассказал «ФАКТАМ» невролог-реабилитолог Центральной районной поликлиники Днепровского района Киева Сергей Камилов. — Если говорить просто, это растительное состояние мозга, когда есть только сон и бодрствование. Пациент нас не понимает, команды не выполняет, повернуться не может… Но может моргать, иногда глотать, поворачивать глаза за движущимся предметом, издавать звуки, похожие на смех, крик. Мозг отключен, но угрозы для жизни при качественном уходе нет.

Я стал лечить мальчика по своим авторским методикам, на которые выданы три патента-открытия. Их было нелегко написать, отстоять и получить.

Сергей Камилов: «Я лечил мальчика по своим авторским методикам, на которые выданы патенты». Фото со страницы Сергея КАМИЛОВА в Facebook

Неважно, что привело к вегетативному состоянию: инсульт, травма головы, отравление, остановка сердца или другое, — основные принципы лечения одинаковы, — продолжает Сергей Анварович. — Кроме сильной черепно-мозговой травмы, ребенок получил повреждения костей таза, конечностей. Справа — четко выраженный паралич из-за повреждения мозга, слева паралич слабее, но рука и нога сломаны.

Было упущено время для начала лечения. У парня наблюдалась выраженная спастика — скованные напряженные мышцы в конечностях, что не давало разогнуть пальцы и локоть, сделать мало-мальское движение правой ногой. То есть ситуация критичная для реабилитации. Но мы решили бороться.

«Через два месяца упорного лечения Денис сказал: «Хочу iPhone!»

— После применения препарата ботулотоксина — ботокса — мышцы через неделю расслабились, — рассказывает доктор Камилов. — Спастика ушла, руки разогнулись в локтях, стало возможно работать с ногами.

— Но ведь ботокс — препарат для косметических процедур.

Он был создан и используется во всем мире для лечения паралича уже долгие годы. Относится к жизненно важным препаратам, и цена на него и за рубежом, и у нас регулируется государством! А устранение морщин стоит на десятом месте.

Читайте также: 43-летний киевлянин, впавший в кому после тяжелого ранения на охоте, начал ходить!

С введением ботулотоксина и, соответственно, как можно более ранней реабилитацией тянуть не стоит, иначе возникнут необратимые изменения в мышцах, связках, суставах — вплоть до их полного сращения. К сожалению, я вижу эти явления часто. Причина — безграмотность и неинформированность врачей, пациентов и их родственников, незнание того, что ботокс нужно начинать вводить как можно скорее. Инъекции делают специально обученные на курсах специалисты: неврологи, травматологи.

После введения препарата я подобрал комплекс упражнений из комбинации моих авторских методик. Их суть — не просто дать таблетку (такая стратегия не работает), а установить психоэмоциональный контакт с больным, вытянуть его из зоны комфорта. Этим методикам нужно было обучить родственников мальчика. Но как это сделать в крошечной комнатке общежития? Чтобы положить парня на пол или поставить возле шведской стенки, приходилось передвигать половину мебели, а кого-то из родителей сажать на подоконник, ведь все в комнате не помещались…

Родители обучались, как разрабатывать конечности, усаживать, кормить больного. Как «влезть» ему в голову, чтобы вытянуть «с того мира». Комплекс упражнений они должны были делать каждый день — два-три раза по два часа. Кроме всего прочего, еще и ухаживать за лежачим больным.

Через месяц упорного лечения на дому стали проявляться признаки сознания: больной четко выполнял команды, хватал вытянутые на расстояние предметы. А на пятый месяц с того рокового дня, когда Денис попал в ДТП, мы все поняли, что он не останется «растением». Сколько было радости! Через два месяца произнес первые слова: «мама», «папа», «да», «нет». А потом выдал: «Хочу iPhone!»…

«Даже доктору не нужен айфон, а зачем он нужен тебе?» — засмеялся я. «Хочу iPhone X!!!» — упорствовал Денис. Все были счастливы. Это ведь было его первое самостоятельно составленное предложение.

Читайте также: «Имея повреждение 80% мозга, Евгений не должен двигаться, говорить, чувствовать. Но он все это делает!»

— Мама Дениса рассказывала, что вы заставляли его ходить в лыжных ботинках. Любопытный метод.

— Надо было поставить стопы, чтобы они не подгибались. Для этого есть ортезы-тутторы, но пока дождешься, когда их сделают — уйдут месяцы. Да и качество работ не всегда такое, как нужно. Родители купили лыжные ботинки б/у, на три размера больше. Мы прорезали отверстия для контроля положения пальцев и приступили к работе. Был большой риск не суметь разработать суставы или при разработке поломать полусросшиеся, хрупкие от длительного лежания кости (в учебниках риск суммарно оценивался в 20—30 процентов). К счастью, обошлось без патологических переломов.

— Сын уже «ходит» с папой в магазин, — радуется Наталья. — Правда, на коляске. Денис перенес шесть операций. Предстоит еще одна. Будут повторно вводить ботокс, нужно дорогое качественное питание, санатории, список можно продолжать бесконечно. Еще нам надо заняться зубами. От удара машиной у него выбиты все зубы. Предстоит научиться самостоятельно стоять, ходить, четко говорить, вспомнить прошлую жизнь. Но ничего, мы справимся.

«Сын уже «ходит» с папой в магазин, — радуется Наталья. — Правда, пока на коляске» (на фото Денис с родителями). Фото из семейного альбома

Сценаристы любят возвращать своих героев из длительной комы. Но вот доктор Камилов говорит, что согласно мировой статистике из комы выходят единицы на сотню человек, а к полноценной жизни вообще возвращаются считанные доли процента. И когда по сюжету фильма героиня, пролежав год, а то и несколько лет в коме, неожиданно приходит в себя и вскакивает с больничной койки, Камилов только смеется: как далеко это от правды! А где кормление через зонд? А где трубки, через которые больной дышит? А где, извините, подгузники? А где каторжный труд реабилитологов, других врачей и родственников пациента? Час за часом, день за днем, год за годом? И гордится тем, что у него из хронического вегетативного состояния выходят 30—50 процентов пациентов.

Читайте также: «Мозг Ярослава напоминал сплошное месиво. Но через десять месяцев он… вышел из комы»

— Сколько времени Денис будет возвращаться к полноценной жизни?

— Четыре-пять лет минимум, — отвечает доктор. — А это значит, что родителям надо будет продолжать пахать по пять-шесть часов в день все эти годы.

Доктор вспоминает, что поначалу семье было очень тяжело. Родители прилагали массу усилий, а сдвигов не было. Когда Сергей Анварович увидел, что мама с папой находятся в крайней степени выгорания и вот-вот опустят руки, он рассказал им истории выздоровления своих пациентов, которые находились в таком же состоянии. Дал номера их телефонов, чтобы родители поняли, что победа возможна. И разместил в Facebook пост.

Много лет назад в горах Ашхабада ему, будущему врачу, захотелось взобраться на гору и посмотреть в полукилометровую пропасть. Горы там скалистые, но одновременно покрыты глинистой почвой. Сергей полдня поднимался на гору. До обрыва оставалась сотня метров.

Внезапно испортилась погода, хлынул ливень. Глина под ногами стала скользкой, и парня с ускорением понесло к пропасти.

«Наверное, в последние секунды у кого-то пролетает перед глазами прошедшая жизнь, я же подумал, что, перед тем как умереть, разбившись о скалы, я полечу как птица. Это был восторг и одновременно парализующий ужас!

Отчаянно хотелось жить. У меня в кармане был нож. Я понимал: единственный шанс удержаться на этой проклятой горе — воткнуть нож в глину и постепенно, меняя угол наклона ножа, остановиться. Шанс на выживание был минимальный. Действовать надо было решительно и одновременно очень аккуратно, чтобы не поломать нож, чтобы он не вылетел из рук.

Я попробовал. В двадцати метрах от обрыва я остановился, лежа на животе, ногами к пропасти, вися на ноже.

Хлестал ливень. Ту сотню метров подъема вверх я — втыкая нож в глину, подтягиваясь, вгрызаясь зубами, ломая ногти и пальцы — запомнил на всю свою жизнь. В реальности подъем длился час, но казалось — вечность…

Поэтому, когда просят прийти посмотреть больного, которого все врачи списали на тот свет, я вспоминаю опыт гор. Мне (нам с родственниками тяжелого больного) нужно быть решительным, не сомневаться и в то же время понимать — может не получиться.

Все делать уверенно, взвешенно, аккуратно, но понимая, что можно проиграть.

Так и в работе с больным — вгрызаешься зубами в жизнь, ломая ногти, выбивая из суставов пальцы — и это видят родные больного, и это чувствует он сам. И тоже подключаются.

Жить. Жить. Жить! А дальше разберемся, в пропасть мы всегда успеем заглянуть…

Благодаря сумасшедшей работе родственников больного, которые слушались меня беспрекословно, мой пациент Денис пришел в сознание! Я верю: он многое преодолеет".

После этого поста доктору написали и позвонили многие. Отчаявшиеся, опустошенные, потерявшие надежду на благополучный исход больные и их родственники поверили в себя.

— Говорю сыну: «Если уж доктор висел ногами к пропасти и выбрался, то мы выберемся точно», — улыбается Наташа.

— А он что в ответ?

Слушал этот рассказ, слушал. А однажды нечетко так, но понятно произнес: «Мама, купи мяч!» Вот тогда я подумала: «Ну точно идем на поправку…» (Смеется.)

Читайте также: Сергей Камилов: «Оказавшись парализованным, я испытал свои методики на себе»

Ранее во время прямой линии «ФАКТОВ» доктор Сергей Камилов рассказал, каких ошибок важно избежать, ухаживая за человеком, перенесшим тяжелый инсульт, и что поможет вернуть его к полноценной жизни.

8178

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter
    Введите вашу жалобу
Читайте также
Новости партнеров

© 1997—2020 «Факты и комментарии®»

Все права на материалы сайта охраняются в соответствии с законодательством Украины

Материалы под рубриками "Официально", "Новости компаний", "На заметку потребителю", "Инициатива", "Реклама", "Пресс-релиз", "Новости отрасли" а также помеченные значком публикуются на правах рекламы и носят информационно-коммерческий характер