ПОИСК
Житейские истории

«Из банка исчезли 300 тысяч гривен, выданные государством после гибели моего сына на фронте»

7:42 24 октября 2020
Дмитрий Кваша

У отца погибшего на Донбассе военнослужащего украли 300 тысяч гривен. Эти деньги еще в 2015 году мужчине выплатило государство после смерти сына. С тех пор они лежали на банковском счету. О том, что деньги исчезли, 71-летний Дмитрий Кваша (на фото в заголовке) узнал случайно — когда обратился в банк за перевыпуском карточки.

— Тогда же и выяснилось, что счет пуст, — рассказала «ФАКТАМ» жена Дмитрия Ольга Кваша. — В банке сказали, что деньги забрала государственная исполнительная служба. На каком основании, ответить никто не мог. Позже выяснилось, что деньги забрали по решению суда, которого… на самом деле не было.

«ФАКТЫ» узнали все подробности этой шокирующей истории. И выяснили, что жертвой подобной аферы может стать каждый, кто хранит деньги на банковском счету.

Деньги, уже несколько лет лежавшие на счету, мужчина планировал оставить внукам

Сын Дмитрия и Ольги Алексей Кваша погиб 7 июля 2015 года под Дебальцево. Он получил смертельное ранение, спасая сослуживца. Алексею Кваше было 38 лет, в родном Николаеве его знали как художника и детского поэта. Незадолго до мобилизации Алексей издал детскую книгу под названием «Прекрасні тварини нашої країни». На фронт ушел в 2014 году.

— Зная, как за него волнуются родители, Алексей долго не говорил, что находится на Донбассе, — сообщил «ФАКТАМ» брат Алексея Кваши Владимир. — Рассказывал, что проходит учения в «Десне». А на самом деле уже был в зоне боевых действий… У брата были проблемы со здоровьем, и он мог не идти на фронт. Но поехал сразу же, как только получил повестку. Хотел защищать свою страну. Он был очень добрым и ответственным человеком. Обожал детей. Приехав из зоны АТО в короткий отпуск, презентовал свою книгу в городской детской библиотеке. А когда уезжал обратно на восток, мне показалось, что он с нами прощался… В его блиндаж прилетела мина, и в последнюю секунду Алексей успел накрыть собой боевого товарища — спас ему жизнь. Все осколки брат принял на себя. Он погиб мгновенно.

Для нашей семьи его гибель стала страшным ударом. С тех пор прошло уже шесть лет, а нам до сих пор сложно об этом говорить.

Алексей Кваша погиб 7 июля 2015 года под Дебальцево. Ему было 38 лет. Фото из Facebook

Родители Алексея Кваши после смерти сына получили от государства по 300 тысяч гривен. Свои деньги Дмитрий Кваша не трогал — они несколько лет лежали у него на счету в «ПриватБанке». Мужчина говорит, что планировал оставить их внукам. Но когда обратился в банк за перевыпуском карты, выяснил, что средств на счету уже нет, причем давно.

— Оказалось, их у меня забрали еще в декабре 2018 года! — говорит Дмитрий Кваша. — Сделала это исполнительная служба Заводского района — только не Николаева, где мы проживаем, а Заводского района Каменского Днепропетровской области. Я там даже никогда не был. Деньги изъяли по решению суда о каком-то ДТП, в котором якобы я был виноват. Но только у меня даже машины никогда не было!

Читайте также: Мошенники похитили 230 тысяч гривен, перечисленные на лечение обгоревшего бойца АТО

— Позже выяснилось, что и ДТП на самом деле не было. И что это не ошибка, а самая настоящая афера, — продолжает Владимир Кваша. — Оказалось, что в декабре 2018 года в исполнительную службу Заводского района в городе Каменское пришла женщина, представившаяся Марией Пискун (сейчас мы уже понимаем, что это имя, вероятнее всего, не настоящее). Она принесла исполнительный лист с реквизитами, где было указано, что по решению суда (был, естественно, и номер этого решения) мой отец Дмитрий Кваша должен выплатить ей 270 тысяч гривен. Исполнительная служба перечислила деньги. Но отец-то точно знал, что никаких судебных решений в отношении него не было!

В исполнительной службе Николаева, куда отец обратился за консультацией, нам сначала пытались доказать, что это не так, и решение было. Но когда cотрудники службы зашли в соответствующие реестры, выяснилось следующее: решение под таким номером действительно было, но только касалось оно совершенно других людей и даже предмет спора был другой. Начальник исполнительной службы сказал, что сам очень удивлен. Посоветовал папе обратиться к адвокату.

«Даже звучит абсурдно, но полиция не увидела в произошедшем состава преступления»

Дмитрий Кваша так и сделал. Обратился к адвокату и тут же подал заявление в полицию, но следователь уголовное производство через год закрыл и дело сдал в архив.

— Даже звучит абсурдно, но полиция не увидела в произошедшем состава преступления, — недоумевает Владимир. — То есть аферисты принесли в исполнительную службу поддельный исполнительный лист, с его помощью завладели деньгами моего отца — и это не преступление?! Через суд мы добились возобновления расследования. Формально уголовное производство открыто, вот только никто его не расследует. В деле до сих пор нет подозреваемых. Следователь даже не удосужился поискать ту самую Марию Пискун, на счет которой ушли деньги отца. В исполнительном листе был указан ее адрес. Но когда мы по нему приехали, обнаружили, что дома с таким номером вообще нет. На его месте — пустырь. Никто из жителей села никакой Марии Пискун не знает. Что еще раз доказывает, что, скорее всего, такого человека не существует.

Читайте также: Денис Гойко: «С маминой карточки мошенники украли 71 тысячу гривен, собранные мне на лечение»

Неужели любой человек с улицы может принести в государственную исполнительную службу поддельный исполнительный лист и так просто получить по нему деньги другого человека? Выходит, что да. Сотрудники исполнительной службы говорят, что проверять подлинность исполнительных листов не обязаны.

«Это социальные выплаты, и исполнительная служба не имела права их взыскивать»

— Там (в исполнительном листе. — Авт.) был четко указан счет должника. Документ был с мокрой печатью, «живыми» подписями. Никаких признаков подделки. А мы не имеем ни законных оснований, ни полномочий проверять легитимность документа, — прокомментировал ситуацию начальник Заводского отдела Государственной исполнительной службы Каменского Александр Кузнецов.

— Хотя если бы сотрудники исполнительной службы просто заглянули в реестр судебных решений, сразу стало бы ясно, что документ поддельный, — убежден Владимир Кваша. — Но, оказывается, даже такую простую проверку никто не обязан проводить. Получается, что стоит мошенникам узнать, что у вас на счету находится крупная сумма, они могут провернуть аналогичную махинацию — достаточно одного поддельного документа.

Читайте также: Вернувшись домой, боец АТО обнаружил, что его с отцом жилье в Киеве им больше не принадлежит

— Интересно, что женщина, которая назвалась Марией Пискун, приходила в исполнительную службу Заводского района города Каменское дважды, — сообщил «ФАКТАМ» адвокат Дмитрия Кваши Евгений Федоров. — Сначала принесла исполнительный лист, а потом еще вносила уточнения в свои банковские реквизиты. Вероятнее всего, у преступников есть сообщники в банке. С их помощью мошенники могли получить точные данные Дмитрия Кваши — имя, отчество, идентификационный код, номер его счета. И узнать, что владелец счета в течение нескольких лет не трогал эти деньги. Если бы по счету Дмитрия Кваши были движения (то есть если бы он активно пользовался этими деньгами), возможно, преступники и не решились бы на такую дерзкую аферу. Но тут они явно знали, что эти 300 тысяч гривен лежат на счету уже несколько лет и их исчезновения сразу никто не заметит. Так и получилось — о том, что денег нет, Дмитрий Кваша узнал намного позже, когда обратился в банк по другому поводу. Аферисты же все рассчитали до копейки: 270 тысяч было переведено на счет неизвестной нам женщины, еще 27 тысяч — в доход государства, в виде исполнительного сбора.

— Сотрудники исполнительной службы действительно не должны были проверять подлинность исполнительного листа?

Если идет речь о печати суда на исполнительном документе, то это действительно так. Если нет подозрений, что это подделка, исполнитель не обязан каждый раз проводить экспертизу на предмет подлинности документа. Но согласно судебной практике Верховного суда перед тем, как производить взыскание, государственный исполнитель должен был убедиться в том, что должник об этом надлежащим образом извещен. То есть Дмитрий Кваша должен был хотя бы получить соответствующее уведомление, но этого не произошло. Ответ на вопрос, почему исполнительные действия произошли втайне от «должника», должны дать правоохранительные органы. И есть еще один важный момент: 300 тысяч гривен, о которых идет речь, Дмитрий получил за гибель своего сына на Донбассе. Это социальные выплаты, и исполнительная служба не имела права их взыскивать. Это как алименты или пособие по инвалидности. Поэтому в действиях сотрудников исполнительной службы однозначно есть грубые нарушения закона. Ведь даже если бы исполнительный лист был настоящим, они не имели права трогать социальные деньги. Исполнитель сначала должен был запросить информацию о происхождении этих средств.

Сейчас представители исполнительной службы сами обратились в полицию и заявили, что тоже стали жертвами обмана. Ведь им принесли фальшивый документ. Они называют себя пострадавшими и даже согласились вернуть на счет Дмитрия Кваши 27 тысяч гривен, которые при перечислении денег на счет некой Марии Пискун пошли в доход государства. Вот только в суде представитель исполнительной службы почему-то возражает против наших исковых требований.

В своем иске Дмитрий Кваша требует признать действия государственного исполнителя незаконными и вернуть ему украденные деньги. В качестве третьего лица к судебному процессу привлечено Госказначейство Днепропетровской области. Наши требования просты: пускай государство вернет пенсионеру деньги, которые у него незаконно забрал государственный орган, после чего уже разбирается с мошенниками. Представитель исполнительной службы согласен с тем, что это афера и деньги у Дмитрия Кваши забрали незаконно. Но при этом возражает против наших требований, ссылаясь на то, что пенсионер пропустил процессуальные сроки для обращения в суд. Но что значит пропустил, если он долгое время даже не догадывался об афере? Учитывая обстоятельства, суд нам эти сроки восстановил. Между тем представитель исполнительной службы стоит на своем. На прошлом судебном заседании он заявил, что «вернуть деньги отцу погибшего участника АТО — это дело чести», но «если сроки пропущены, значит, дело нужно закрыть». Остается надеяться, что суд будет объективен.

Читайте также: Вернувшись из зоны АТО, житель Николаева обнаружил, что его квартира принадлежит другим людям

А вот на эффективное расследование, по словам адвоката, надежды мало:

— Дело находится на контроле в Министерстве по делам ветеранов Украины и уже были написаны десятки соответствующих запросов, но подозрение никому не предъявлено, и лица, которые могут быть причастны к афере, не установлены. Эта дикая история подрывает доверие к банковской системе и ко всему Департаменту государственной исполнительной службы Минюста. Да и к правоохранительным органам, безусловно, тоже.

В полиции говорят, что раз уголовное производство не закрыто, значит оно расследуется. Почему так долго и неэффективно, не объясняют. «Сейчас мы сотрудничаем с коллегами из Днепропетровской области, устанавливаем лица, причастные к этому преступлению», — заявил исполняющий обязанности следственного отдела Заводского отдела полиции Николаева Сергей Биличенко. Будут ли эти лица в конце концов установлены?

«ФАКТЫ» следят за развитием событий.

Как сообщали ранее «ФАКТЫ», на Прикарпатье мошенники украли с карточки тяжелобольного ребенка крупную сумму, а в Днепропетровской области аферист с помощью хитрой схемы похитил со счетов украинцев более миллиона гривен.

3388

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter
    Введите вашу жалобу
Следующий материал
Читайте также
Новости партнеров

© 1997—2020 «Факты и комментарии®»

Все права на материалы сайта охраняются в соответствии с законодательством Украины

Материалы под рубриками "Официально", "Новости компаний", "На заметку потребителю", "Инициатива", "Реклама", "Пресс-релиз", "Новости отрасли" а также помеченные значком публикуются на правах рекламы и носят информационно-коммерческий характер