ПОИСК
Інтерв'ю

«Сегодня любые старания не приведут ни к чему, если потеряешь здоровье», — композитор Геннадий Татарченко

9:31 5 січня 2021
«Без музыки жизнь была бы ошибкой», — писал известный немецкий философ Ницше. И с ним трудно не согласиться. А помимо музыки, невозможно представить нашу жизнь без живописи, книг, спорта и многих других вещей, которые стали привычными.

«ФАКТЫ» продолжают проект «Мир после пандемии» — серию интервью с известными людьми и лидерами отраслей о том, какими им видятся новые реалии жизни. Ранее мыслями по этому поводу поделились Андрей Курков, Андрей Макаревич, Элина Свитолина, Лариса Кадочникова, Ольга Сумская, Борис Барский, Андре Тан, Дима Борисов…

Сегодня наш собеседник — известный композитор Геннадий Татарченко, создавший в тандеме с легендарным украинским поэтом Юрием Рыбчинским первую украинскую рок-оперу «Белая ворона».

«Заказав песню на юбилей, могут по бартеру рассчитаться хорошим спиртным»

— Геннадий Петрович, знаменитый итальянский незрячий певец Андреа Бочелли выпустил к Рождеству четырнадцатый альбом — «Believe» и анонсировал рождественский онлайн-концерт, на котором обещал исполнить композиции из этого альбома. Предполагаю, что и вы на карантине зря времени не теряли…

— Сейчас заканчиваю обновленный клавир рок-оперы на стихи Александра Вратарева «Мистер Сковорода». Это будет спектакль с новыми красками. Он — о шоу-бизнесе и философии Григория Сковороды. Так что пандемия не дает расслабляться. Многие деятели искусства погружены в творчество и ищут способы транслировать его для своих слушателей и зрителей. Несмотря на испытания и полную неизвестность того, что ждет нас впереди, останавливаться нельзя. Что касается гениального Андреа Бочелли, думаю, его аудитория — целый мир.

— Да, он не может не восхищать. И мне кажется, что в сложные времена такие сильные духом люди становятся еще сильнее.

— Это правда. Незрячие Стиви Уандер, Хосе Фелисиано, уже ушедший Рэй Чарльз — эти люди в самых кошмарных условиях своего существования, творческого в том числе, все равно находили пути, чтобы преодолевать кризисы и успешно выруливать на самый высокий уровень. Все они звезды первого мирового эшелона. Их будет слушать еще не одно поколение. Что касается талантливых людей, и у нас их море. И я надеюсь, что никакая экстремальная ситуация не остановит тех, кто хочет себя отразить себя в том, что называется искусством.

— Сегодня в плане заработков певцам и артистам приходится несладко. Тем более трудно представить, как выживают композиторы и поэты.

— Действительно, сейчас всем непросто, поэтому все стараются становиться блогерами и популяризировать таким образом свое творчество.

— В период пандемии песни заказывают реже?

— Заказы есть, но их намного меньше, чем до того, как в нашу жизнь вторгся коронавирус.

— Цены изменились?

— Стоимость песни определяется известностью авторов. Если их творчество известно не только в Украине, но, скажем, и в Европе, то цены выше. Никто не отменял и расчет по бартеру. Если можешь написать для человека песню, а он может рассчитаться не деньгами, а чем-то другим, интересным для жизни, то в этом тоже нет ничего плохого.

— Чем же, например?

— Допустим, за рекламную песню для магазина музыкальных инструментов могут презентовать прекрасный усилитель для гитары. А заказав песню на юбилей, могут по бартеру рассчитаться дорогим спиртным — хорошим виски, шампанским…

«В США предложили делать на тему нашей с Юрием Рыбчинским рок-оперы „Белая ворона“ компьютерную игру»

— А что за история о том, как вам предложили рекламировать гробы?

— У меня есть друзья, которые работают в сфере ритуальных услуг. И вот один из них как-то пригласил меня на их специализированную выставку. Я поехал. Там были навороченные гробы за баснословные деньги- с позолоченными ручками, открывающимися крышками, даже с лифтами! Мне сказали: мол, если кому-то вдруг надо, могу сработать в качестве рекламного агента.

— То есть получить процент от продажи?

— Ну, наверное. Реклама же всегда идет впереди реализации товара. Правда, среди моих знакомых нет таких, кто мог бы позволить себе подобную роскошь.

— К тому же, согласитесь, творчеством зарабатывать куда приятнее.

— Несомненно. Творческий заработок сегодня, несмотря на непростые реалии жизни, есть. Наша с Юрием Рыбчинским рок-опера «Белая ворона» идет в пяти театрах Украины в Киеве, Николаеве, Мариуполе, Виннице и Ровно. Конечно, из-за необходимости соблюдать дистанцию в зале, зрителей приходит меньше. Но хорошо уже то, что театры вообще работают. Кроме того, у меня есть продюсерский проект с певицей Анна Конда, с которой мы сформировали альбом и собираемся его ротировать по интернету, социальным сетям.

— Читала, что отдельным видом искусства становится музыка к компьютерным играм. Не хотите попробовать себя в новом амплуа?

— В США предложили делать на тему нашей с Юрием Рыбчинским рок-оперы «Белая ворона» компьютерную игру. Но из-за пандемии решение этого вопроса пока отложено.

«Трендом времени становится избирательность»

— Жизнь меняется на глазах. Все меньше людей сегодня ездит на работу в офис. Общение уходит в онлайн-формат… Во что все это выльется со временем, трудно представить. А какой вы видите жизнь в новых реалиях?

— Сложно сказать. Одна из тенденций — отгораживаться от мира. Главный месседж такого образа жизни: «Будь счастлив один!» Очень много психологов и психоаналитиков являются сторонниками этой концепции. Могу сказать о себе. Если раньше, на заре украинского шоу-бизнеса, я ходил по редакциям, много общался с журналистами и редакторами, сейчас этого уже не делаю и при этом себя нормально чувствую.

— С вашим бэкграундом можно себе позволить. Но как быть тем, кто еще в начале жизненного и творческого пути? Порой ведь именно новые контакты открывают в жизни двери возможностей.

— Скажу банальную вещь, но очень актуальную. Сегодня любые потуги и старания не приведут ни к чему, если потеряешь здоровье. Смысл жизни-то в чем? Чтобы жить, а не, образно говоря, суицидом заниматься, пусть даже во имя высоких целей.

— Риск заразиться коронавирусом действительно заставляет взвесить каждый выход из дому, каждый контакт.

— Есть такая пословица: семь раз отмерь, один — отрежь. Так сейчас нужно мерить не семь, а тысячу раз. Сегодня нужно уметь ждать, чтобы принять какое-то решение. Если раньше превалировали спринтерские варианты — обгонять друг друга, бороться локтями, сейчас — нет. Лучший лидер — неформальный, самый здоровый человек — тот, который самоизолируется. Трендом времени становится избирательность. Мир стремится к камерности.

— Вы смотрите в будущее с оптимизмом?

— Конечно! В онлайн-жизни даже есть некая интрига. Можно общаться с человеком, не видя его! А если есть интрига, это всегда интересно.

— Сможем ли мы, с вашей точки зрения, в будущем путешествовать, как раньше?

— Думаю, поездки будут, но с очень большими ограничениями. Когда-то в аэропорту «Борисполь» был эпидемиологический пункт, там работала моя мама. Думаю, такие пункты возобновятся и пассажиров там будут проверять на наличие тех инфекционных болячек, которые могут препятствовать путешествиям.

— Что бы вы пожелали читателям «ФАКТОВ» в столь непростое время?

— Крепкого здоровья и, конечно, оптимизма! Сегодня и то, и другое всем нам необходимо.

Фото из альбома Геннадия Татарченко

1667

Читайте нас у Telegram-каналі, Facebook та Twitter

Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів
 

© 1997—2021 «Факти та коментарі®»

Усі права на матеріали сайту охороняються у відповідності до законодавства України.

Матеріали під рубриками «Офіційно», «Новини компаній», «На замітку споживачу», «Ініціатива», «Реклама», «Пресреліз», «Новини галузі» а також позначені символом публікуються у якості реклами та мають інформаційно-комерційний характер.