ПОИСК
Спорт

Вдова евгения кучеревского тамара: «до сих пор жду, что вот-вот откроется дверь, он войдет и весело спросит: «а где мой кофе? »

0:00 23 серпня 2007
Інф. «ФАКТІВ»
Ровно год назад легендарный футбольный тренер погиб в автокатастрофе в центре Днепропетровска

В тот роковой день, 26 августа, Евгений Кучеревский должен был приехать с дачи на игру дублирующего состава в Новомосковск Днепропетровской области. И когда его подтянутая стремительная фигура не появилась на привычном месте у края поля, все поняли: что-то случилось. Кучеревский никогда не пропускал игр родной команды — само его присутствие на тренерской скамье давало игрокам ни с чем не сравнимое ощущение надежного тыла…

Уже год скамейка пуста, но, выходя на футбольное поле, его воспитанники до сих пор поневоле бросают взгляд в эту сторону: а вдруг Мефодьич на месте…

«Муж был тренером до мозга костей, до фанатизма»

В просторной и уютной квартире Кучеревских, в которой много фотографий и наград Евгения Мефодиевича, живут теперь вдова знаменитого тренера и его верный пес Аякс.

- Никак не могу поверить, что его нет, — вздыхает Тамара Кучеревская.  — Я ужасная кофеманка и в половине одиннадцатого всегда варила кофе. Если Женя находился в городе, обязательно приезжал к этому времени. У нас был такой ритуал. Он звонил, спрашивал: «Ты кофе еще не пила? И на мою долю готовь». Самое удивительное, что после нашего разговора собака тут же садилась у двери, ожидая хозяина, даже если Женино имя и не произносилось. Как она узнавала, что он сейчас приедет?..

РЕКЛАМА

Королевского пуделя Кучеревский подарил жене на день рождения. Она назвала его в честь голландской футбольной команды, которая ей очень нравилась. Но, несмотря на то что Аякс практически все время проводил с хозяйкой, он просто фанатично был предан Евгению Мефодиевичу. «Моя человеческая собака», — гладил он пуделя, когда тот восторженно встречал его на пороге.

Страшную весть о гибели Кучеревского привез на дачу в Обуховку зять Михаил. «Нужно поехать на это место для каких-то формальностей», — сказал он Тамаре Васильевне. И она, теряя сознание, села в машину, куда вскочил и Аякс.

РЕКЛАМА

23s25 KUCHER2.jpg (19237 bytes)- Не помню, как мы доехали до улицы Ростовской, где произошло столкновение Жениного «Мерседеса» с рефрижератором, — пытается восстановить ход событий Тамара Васильевна.  — Но очнулась я от страшного воя собаки. Метров за триста до того перекрестка Аякс вдруг начал рваться из машины и скулить. Он словно понимал, куда мы едем. Объяснить это невозможно, но пес действительно чувствовал связь с Женей на каком-то не подвластном нам уровне.

Окончательно Тамара Васильевна убедилась в этом, когда они всей семьей поехали недавно на кладбище. Хотели оставить Аякса в машине, но он все-таки увязался за ними. «Просто положим цветы — он и не поймет ничего», — махнула рукой хозяйка. Но пудель все понял. Он лег на могилу и заплакал, словно человек…

РЕКЛАМА

Жена, дочь и внучка Евгения Мефодиевича — три его девочки, как он сам говорил, — чувствуют его присутствие буквально на каждом шагу. И от этого с каждым днем потеря ощущается все острее.

- Когда муж ушел с тренерской работы и стал спортивным директором «Днепра», я чувствовала, что он не понимает своей новой роли,  — вспоминает Тамара Васильевна.  — Он же тренер до мозга костей, до фанатизма, он с этой работой настолько сросся! Но Женя так решил, и сам словно пытался себя перекроить. А это плохо получалось. Когда-то мы обсуждали с ним назначение Виктора Прокопенко спортивным директором «Шахтера», и я еще сказала тогда, что не представляю его администратором: он же классный игрок, тренер. И Женя ответил: «Правильно делаешь, что не представляешь». Вот так и Женю я не могла позже представить без тренерской работы. Он, наверное, и сам не успел с этим свыкнуться.

«Мы с Женей даже ни разу за границей не были: все ему было некогда»

23s25 KUCHER.jpg (30893 bytes)В свое время главному тренеру «Днепра» журналисты задавали «провокационный» вопрос: «А как вы расслабляетесь?», на который Кучеревский неизменно отвечал «Никак!» Он на самом деле не любил расслабляться, к спиртному был абсолютно равнодушен, в отпуске дни считал до начала футбольного сезона, а в выходные выдерживал дома только до обеда, потом мчался на тренировочную базу, неловко оправдываясь перед женой: «Может, там кто-то из ребят остался?»

- Мы с ним даже ни разу за границей не были, — сетует Тамара Васильевна.  — Все ему некогда, работа на первом месте, а уже потом семья. Бывало, попрошу его поехать куда-нибудь, а он: «Любой каприз за ваши деньги, — выбирай страну, бери Иришку или Юлечку и поезжайте, а я как-нибудь потом с тобою съезжу».

В ее словах ни тени обиды или недовольства. Скорее — гордость за мужа: «Вот такой он был!» Тамара Васильевна понимала, что Кучеревский — это не просто ее Женечка, это еще и кумир миллионов болельщиков, надежда украинского футбола. И пыталась помочь ему хотя бы тем, что не мешала отдаваться работе без остатка.

- Для него футболисты были прежде всего людьми, а уже потом игроками, звездами. Он знал о них все, даже женам и родителям советовал, как создавать в семье необходимую для каждого атмосферу, — продолжает Тамара Васильевна.  — В игре человек раскрывается так, как порой не способен раскрыться даже в любви. Поэтому родные футболистов очень ценили Женины советы. Поверьте, я и сама, наблюдая за мужем во время игры, каждый раз открывала его заново. Что слова! Настоящие чувства можно прочитать только по глазам, по лицу. И за 45 лет нашей совместной жизни мы научились понимать друг друга без слов.

Скажите, вы можете привести хоть один пример, когда вратарь популярной, сильной команды перешел в провинциальный клуб ради любимой? А Кучеревский это сделал! Играя в составе херсонского «Спартака», Евгений встретил после одного из матчей, проходивших в Новой Каховке, симпатичную светловолосую студентку, спешащую с подругами на танцы. И уже не смог ее забыть. Когда они поженились, перешел играть в новокаховскую «Энергию», которую после очередного проигрыша в полном составе на три года отправили в армию.

- Когда он приехал в свой первый отпуск, нашей Ирише было уже 8 месяцев, но, увидев незнакомого мужчину, она протянула к нему руки, — впервые за наш разговор Тамара Васильевна улыбнулась.  — Такая крошка, а узнала в нем отца! Они всю жизнь были друзьями, и я этому радовалась. Потому что сама была больше папиной, чем маминой дочкой. Отец меня, а не брата, брал всегда на футбол и научил любить эту игру. Возможно, именно за это Женя меня и выбрал?..

Год назад дочь тренера Ирина Кучеревская рассказала в эксклюзивном интервью для нашей газеты, как ценил ее отец мамино мнение. Первые пятнадцать минут после матча Ира даже не звонила ему — знала, что он говорит с женой. И хотя успокаивать после пережитого волнения приходилось не главного тренера, а «главную тренершу», этот разговор стал своеобразным ритуалом: только после него Кучеревский начинал «разбор полетов» с командой. Может, воспринимая игру как бы изнутри, он хотел увидеть ее и снаружи?

«Даже на даче он все время что-то новое придумывал: то фонтанчик, то мощеные дорожки, то пруд»

- Мы, действительно, по-разному смотрели на «работу» футболистов: я — глазами болельщика, он — взглядом специалиста. И всегда спорили, когда смотрели по телевизору чемпионаты, — вспоминает Тамара Васильевна.  — Мне, допустим, нравился один бразильский игрок: такие финты показывал, просто залюбуешься! А Женя говорил: «Он же красуется перед болельщиками, а должен работать на команду, все время искать партнера, а не перетягивать игру на себя». Болельщикам хочется яркого зрелища, шоу, а тренер ждет тактики, точного расчета, даже интуиции, которая помогла бы просчитывать игру на несколько шагов вперед. Бывало, матч закончится нулевой ничьей, а Женя доволен: команда выложилась по полной. А случалось, стадион гудит от восторга, а тренер, вижу, сидит напряженный, и дымок откуда-то тянется. Я запрещала ему курить, сердце-то больное было, но в минуты особого волнения он брал сигарету и, пряча ее под коленом (знал, что я не отрываюсь от экрана), тайком затягивался. «Опять курил?» — пытаюсь его ругать вечером. «Ты что, это Валера Городов!» — смотрит он на меня честнейшими глазами.

Журналисты считали его бесстрастным, скрытным человеком, но Тамара легко прочитывала скупые эмоции, написанные на лице: за каждым дрогнувшим мускулом, легким кивком головы, напряженным взглядом скрывалась такая лавина чувств и эмоций, сдерживать которую можно было только невероятным напряжением воли. Своим внешним спокойствием он как бы настраивал команду: все нормально, все в порядке. И это всегда срабатывало.

Купленная три года назад дача в самое трудное для тренера время пришлась очень кстати. Став спортивным директором команды и с трудом осваивая новый, непривычный круг обязанностей, Евгений Мефодиевич именно в ней нашел отдушину: устроил здесь газон, как на футбольном поле, и ходил по нему только босиком. Даже заказал композицию: большой футбольный мяч на металлической подставке.

- Это новое увлечение очень ему нравилось, — продолжает Тамара Васильевна.  — Он с удовольствием выбирал елочки, кустарники, цветы для альпийской горки. Даже устроил небольшой пруд и запустил туда не каких-то экзотических рыбок, а простых карасиков. Все время что-то новое придумывал — то фонтанчик, то мощеные дорожки. Дом перестроил по собственному дизайну и оборудовал там свой кабинет. Мы с детьми даже письменный стол ему купили, весь газетный архив туда отвезли, и внучка часто говорила: «Жека, когда ты уже засядешь за мемуары? Мы тебе все условия создали». А он отвечал: «Рано, Юлечка, я свою песню еще до конца не спел. Еще повоюю… »

После 65-летнего юбилея Евгения Мефодиевича, который они отметили 6 августа минувшего года, Тамара тоже стала заводить разговор о пенсии. «Хорошо, — соглашался Кучеревский, — скоро сдам свои кубки в музей и куда-нибудь с тобой махнем!» В тот день он опять предложил ей поехать отдохнуть с подругой: «Девчонки, заказывайте любую страну, — все ваши желания исполню!» И уехал. Врачи сказали потом, что на том злосчастном перекрестке у него случился микроинфаркт, потому и соскользнула нога с автоматической коробки передач. Серый «Мерседес» Мефодьича, несколько раз дернувшись, выехал прямо наперерез тяжелому рефрижератору…

Как я ни пыталась говорить с Тамарой Васильевной только о приятных мгновениях их долгой и счастливой семейной жизни, она все равно расплакалась.

- Не могу смириться с тем, что его нет, — слезы сами катятся, — призналась.  — Только Аякс и успокаивает: запрыгнет на коленки и слезы с моих щек слизывает. Словно Женечка свою доброту в нем оставил…

 

476

Читайте нас у Facebook

РЕКЛАМА
Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів