ПОИСК
Події

«Окажись в эту секунду я или дети в одной из комнат, нас бы уже не было в живых! "

0:00 19 жовтня 2007
Інф. «ФАКТІВ»
Наталья Искра и ее трое ребятишек, жившие на девятом этаже рухнувшего в Днепропетровске дома, уцелели только чудом: от их квартиры осталась лишь висящая над провалом кухня. В момент взрыва мама как раз кормила там старшего сына и маленьких близнецов

Взрыв газа в днепропетровской десятиэтажке уже признан самой страшной за последние годы трагедией в Украине. Но ведя сегодня счет погибших, раненых и пропавших без вести людей, многие, наверное, не осознают, что реальный список жертв гораздо больший. Ведь для каждой из 120 живших здесь семей, даже если все домочадцы остались живы, случившееся — своя трагедия…

37-летняя Наталья Искра внешне выглядит спокойной: ее одели, накормили, поселили вместе с мужем и тремя детьми в просторный номер гостиницы «Днепропетровск». Поскольку ребятишки так и не отошли пока от испуга, в их присутствии мама держится молодцом. Но в школе, где расположен штаб по ликвидации аварии и напряжение людей, ожидающих решения своей участи, достигает наивысшего предела, Наташа потеряла вчера сознание. Когда пришла в себя, первой мыслью было: «Хорошо, что дети этого не видели. Они бы опять испугались… «

«Я выключила конфорку, но газ продолжал гореть»

В то субботнее утро двухлетние близняшки Саша и Настя, как всегда, проснулись рано. Одев их и покормив, около десяти часов Наташа пошла будить старшего, 14-летнего Диму: «Сынуля, хватит спать! Завтрак уже готов!» Выйдя из спальни, мальчишка повел носом: «Мам, а почему газом пахнет?» Наталья бросилась к плите: неужто малыши краник открыли? В последнее время шкодница Настя повадилась снимать ручки с плиты, но на этот раз все было в порядке.

Включив горелку на минимум, чтобы немного прогреть холодную кухню, где завтракали дети, Наташа отправилась в большую комнату застилать постели. Накрыла две кроватки, в которых спали младшие, и подошла к разложенному дивану, когда Димка опять крикнул: «Мама, в прихожей конкретно пахнет газом!» С мыслью, что ребятишки опять балуются с плитой, Наташа побежала к детям. Те сидели смирно, зато включенная на минимум горелка пылала высоким и ярким пламенем. Все еще не понимая, что происходит, мама отчитала малышей: «Чтобы я вас возле плиты не видела!» И выключила конфорку. Но газ продолжал гореть. Оценить ситуацию женщина просто не успела: в следующую секунду прозвучал страшный взрыв.

РЕКЛАМА

- Я очнулась от Димкиного крика, — голос Наташи дрожит. — «Мама, что это?! Мама, мы спим, это нам снится?» На мне лежали навесные шкафы, по лицу текла кровь, из волос торчали стеклянные осколки, страшно болела нога. Димка был цел, но тоже порезан битым стеклом, а Настю с Сашей я даже сначала не увидела. Малыши лежали под рухнувшими со стен кухонными шкафчиками. Когда мы с Димой их убрали, я увидела, что дети без сознания. У Насти была разбита головушка и порезано лицо, вся кофточка пропиталась кровью, а у Сашеньки лицо и шея покрыты ожогами.

Пока приводила их в чувство, заливала перекисью Настину рану (благо, флакончик был в холодильнике), в голове одна мысль билась: «Это газ взорвался в квартире, как же мы теперь ее отремонтируем?» Потом подумала, что надо принести из комнаты детские вещи и бинт, чтобы переодеть близнецов, забинтовать головку Насте. И кинулась в прихожую…

РЕКЛАМА

Буквально на пороге Наташу остановил отчаянный Димкин крик: «Мама, не ходи!» До этого она была в каком-то шоке, а тут, наконец, очнулась и огляделась. Одна стена кухни перекошена, в зияющем оконном проеме нет даже рамы, а за дверью — какая-то бетонная плита перегораживает прихожую. И — небо!!! «Мама, там полдома снесло, — в ужасе прошептал Димка, заглянув в щель возле этой плиты… «

Сколько прошло времени с минуты взрыва, Наталья не знала. Но Дима, который все это время оставался в сознании, утверждал, что минут двадцать.

РЕКЛАМА

- Когда рвануло, меня отбросило к стене, где была антресоль, и сверху на голову оттуда посыпались стеклянные банки с консервацией, — Дима пытается восстановить картину происшедшего. — Я руками закрыл голову, а они все сыпались и сыпались: мама к зиме хорошо подготовилась. Напротив было выбитое окно, а за ним, на улице, как в замедленной съемке, тоже летали какие-то вещи, доски, москитные сетки. Только когда мама собралась бежать в комнату за одеждой малышей, я увидел, что наша кухня просто висит в воздухе. Но младших все равно следовало переодеть: было очень холодно, а у Насти кофточка вся намокла от крови. И тут я вспомнил, что в ванной сушились какие-то их вещички. Буквально на цыпочках дотянулся из кухни до ванной, где все качалось и скрипело, сдернул с батареи двое колготок и кофточки.

«Когда услышал, что наш дом взорвался, у меня чуть сердце не остановилось»

Пока Наташа одевала малышей, Дима решил действовать. Пробравшись по сваленным в кучу шкафчикам к окну, он стал звать на помощь: «Помогите, у нас двое маленьких детей, у одного голова разбита… «

- Из других окон тоже кричали люди, что-то продолжало падать, и шум стоял такой, что вряд ли меня слышали, — вздыхает Димка. — Я кричу, а Настя, сидя на полу, повторяет: «Кто-нибудь, помогите… «

«Дима, ты помнишь номер папиного мобильного? — вдруг осенило Наташу. — Кричи его громче — может быть, в доме напротив услышат и позвонят. Папа нам поможет».

Димкиного голоса никто так и не услышал. Но к счастью, минут через пять к дому подъехали пожарные машины и начали выдвигать лестницы. Кухонное окно, из которого свешивался Дима, выходит в небольшой скверик между двумя многоэтажками, в котором жильцы посадили деревья и разбили клумбы. Из-за этих деревьев да еще громоздящихся обломков машины так и не смогли подъехать к дому вплотную. Протянутая на девятый этаж лестница зависла метрах в полутора от Димкиной руки. Пока спасатели расчищали дорогу, из-за дома выбежал Димин папа.

Инженер-строитель Юрий Искра по субботам работает. Но в этот день освободился рано, часов в одиннадцать утра. По дороге домой решил зайти в супермаркет — купить ребятишкам что-нибудь вкусненькое. И в дверях столкнулся с соседкой Ирой: «Юра, беда какая! — бросилась она к нему. — Твои живы?!»

- Я ее даже не понял сначала, — вспоминает Юрий. — Когда же Ира сказала, что наш дом взорвался, у меня чуть сердце не остановилось. Бегу напрямик через палисадники и не могу поверить, что такое могло случиться. Но когда увидел выбитые окна (рухнувшего подъезда с той стороны видно не было) и в одном из проемов — Диму, тогда мгновенно все осознал.

Машины с пожарными лестницами были уже там, но не могли подъехать. И мы вместе со спасателями стали ломать деревья и разбирать завалы. Вы знаете, я раньше думал, что все сейчас только за деньги делается. Но эти ребята, которые просто жилы рвали, чтобы освободить дорогу, меня потрясли…

Вторая попытка добраться до девятого этажа увенчалась успехом — стрела лестницы четко уперлась в подоконник 115-й квартиры, в которой жила семья Искры.

- Димка — молодец: он все время стоял в окне, и спасателям, благодаря этому, было легче ориентироваться, — хвалил сына папа. — Проемы-то все одинаково черные, без рам, попробуй-ка найти нужное окно. Сын даже меня успокаивал сверху: «Папа, все живы, все хорошо».

«Главное сейчас — подлечить малышей: после пережитого они плачут по любому поводу»

Едва спасатель в каске ступил в разгромленную кухню, ему подали Настю. Малышка даже не заплакала, когда незнакомый человек, расстегнув куртку, словно котенка, спрятал ее на груди, — только крепко обхватила ручками его за шею. Второй спасатель забрал с маминых рук Сашу — вот тот заревел во весь голос. Наташа следом за ними стала быстро спускаться по лестнице, стараясь не смотреть вниз.

- Я так спешила за Сашенькой, — сквозь слезы улыбается женщина, — что чуть не наступила спасателю на голову. Он даже прикрикнул: «Женщина, не так быстро, у меня же ребенок на руках».

Последним из разрушенной квартиры ушел Димка. Как рачительный хозяин, он даже пытался прихватить с собой какие-то вещи, но мама велела ему ничего не брать, чтобы руки были свободными…

- Первый вопрос, который Юра мне задал: «Почему ты босая?» — вспоминает Наталья. — Только тогда я увидела, что действительно в одних носках — так и пошла под проливным дождем по лужам и грязи, благо, хоть курточку на плечи накинул кто-то.

Мы жутко замерзли за этот час, но холода я не чувствовала. Была только одна мысль: «Мы все живы». А когда узнала, сколько моих соседей погибло и серьезно пострадало, поставила Богу свечку за то, что мы остались в живых. Окажись в эту секунду я или дети в одной из комнат, нас бы уже не было…

Друзья семьи, Лена и Сережа Латаковы, первым делом отвезли Наташу с детьми в больницу, где Насте наложили швы на головку, а ее маме — на разрезанную до кости ногу. Уже после того отогрели, накормили, одели. Узнав о трагедии, приехали и другие друзья — Наташа и Леня Суходольские. А ЛЁнин приятель Женя бросился собирать по знакомым и родственникам детские вещи и уже к вечеру привез ребятишкам целый мешок одежек.

- Я в Днепропетровске не так давно живу, — рассказывает Наташа. — Юра перед распадом Союза служил в моем родном Череповце, где мы и познакомились. Мама и брат до сих пор там живут. В первые дни после случившейся с нашим домом трагедии я им не звонила: не хотела волновать. Но, оказалось, мама по телевизору все увидела. Брат ее успокаивал: мол, в Днепропетровске тысячи многоэтажек, не может быть, чтобы именно Наташин дом взорвался. А она: «Я чувствую… «

Незадолго до этого Наталья и Юрий решили расширяться: близнецы подрастают, а комнаты для них нет. Несколько лет семья копила средства. Чтобы помочь дочери, Тамара Алексеевна выслала ей все свои сбережения. И все равно пришлось в долги влезть, но нужную сумму таки собрали. Уже и трехкомнатную квартиру подыскали, а в конце октября должны были получить в БТИ документы на продажу своей «двушки»… Теперь нет ни квартиры, ни денег, которые рухнули вместе со всем добром в провал. На то, что в этой груде обломков пакет с деньгами можно отыскать, семья даже не надеется.

- Главное — ребятишек сейчас подлечить, — вздыхает Наташа. — От пережитого стресса Саша почему-то стал бояться воды. Раньше с таким удовольствием в ванне купался, а теперь — не затащишь. Может, потому, что дождь в тот день шел и лужи везде были? Настя тоже вся издерганная, нервная, к бывшему дому даже подходить не хочет, кричит: «Там горячо!» И вообще, плачет по любому поводу. Только Димка у нас молодчина: не унывает. «Мама, — спрашивает, — а из-за того, что мы теперь пострадавшие, меня могут в 9-А перевести?» Это его самая заветная мечта. Их класс в прошлом году расформировали — все друзья в «А» попали, а он — в «Б» и страдает…

Семья Искры живет сейчас в гостинице, и хотя со дня на день им обещают выплатить компенсацию за утраченные жилье и имущество, 40-летнего Юрия это мало радует. Надежду на трехкомнатную квартиру придется теперь оставить в прошлой жизни: дай Бог с долгами расплатиться да быт с нуля наладить. Юра и раньше во всем рассчитывал только на себя — и когда еще в советские времена зарабатывал на кооперативную квартиру, и когда заботился об увеличившейся семье. «Обеспечу и теперь», — невесело говорит он мне. А вот светловолосая, голубоглазая, похожая на подростка Наташа верит в чудо: «А вдруг найдутся наши деньги? Или кто-то поможет?»

И нам почему-то верится, что этой дружной семье действительно помогут. Что Саша с Настей будут здоровы, что Димка перейдет учиться в желанный 9-А, что Наташа с Юрой купят-таки трехкомнатную квартиру. Для тех, кто хочет им помочь, «ФАКТЫ» публикуют банковский счет.

«Приватбанк» ОКПО 14360570

МФО 305299

р/с 29244825509100

№ карты: 6762462030353970

получатель Искра Наталья Ивановна

623

Читайте нас у Facebook

РЕКЛАМА
Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів