БОЛЬШЕ НОВОСТЕЙ  >>
Происшествия

«когда закладывали фундамент киевского дома моделей, я сняла с себя ожерелье и бросила его в котлован. Это старинное грузинское украшение мне подарил сергей параджанов»

0:00 15 сентября 2006   2745
«когда закладывали фундамент киевского дома моделей, я сняла с себя ожерелье и бросила его в котлован. Это старинное грузинское украшение мне подарил сергей параджанов»
Ольга СМЕТАНСКАЯ «ФАКТЫ»

О моде социалистического прошлого и знаменитых клиентах киевского Дома моделей «ФАКТАМ» рассказала его бывший директор Светлана Титова Модники и модницы Украины в ожидании очередных сезонных показов. Чем порадуют нас украинские дизайнеры в новом сезоне, пока загадка. Однако нет сомнений: на показы непременно придут знаменитые певцы и артисты, политики и спортсмены, бизнес-леди… Одеваться от отечественных дизайнеров нынче престижно. Но и раньше, еще в советские времена у украинских модельеров заказывали себе наряды первые модницы Советского Союза — Валентина Терешкова, Нани Брегвадзе… Не говоря уже о модницах украинских — Раде Щербицкой и Евгении Мирошниченко, Клавдии Ляшко и Марии Орлик, Ираиде Шелест и Нине Бажан.

«Модницей никогда не была. А вот без бус еще ни разу не вышла из дому»

С бывшим директором киевского Дома моделей Светланой Титовой, возглавлявшей его на протяжении 16 лет, мы беседуем в ее квартире, которая находится в самом сердце Киева — на Крещатике. Светлана Сергеевна уже давно на пенсии. Но за модой по-прежнему следит очень внимательно. На столе в гостиной лежит газета со статьей о Пако Рабане. На диване — журналы мод.

- Киевский Дом моделей был создан в 1944 году, — рассказывает Светлана Титова.  — Парадокс: война, ну какая тут, кажется, мода может быть? Но люди надеялись на лучшее, мечтали о хорошей красивой жизни… Война ведь причесала всех под одну гребенку: гимнастерки да телогрейки. В Дом моделей пригласили специалистов по моделированию и конструированию одежды, была создана текстильная лаборатория. А в начале 50-х годов мы уже участвовали в международных ярмарках и выставках моды. Я пришла в киевский Дом моделей в 1956 году, а возглавила его в 1977-ом. Первый Дом моделей находился на улице Горького, 26 и занимал всего три комнаты. Портные устраивались на работу со своими угольными утюгами и швейными машинками…

- А правда, что при закладке нового фундамента здания Дома моделей по улице Шота Руставели, 16 вы бросили на место будущего строения какие-то очень дорогие бусы?

- Да, это интересная история. Под новый Дом моделей отводилось 7 тысяч квадратных метров — целых семь этажей! Это казалось невероятным счастьем! Когда закладывали фундамент Дома моделей, я на радостях сняла с себя ожерелье и бросила его в котлован. Это было очень дорогое старинное грузинское ожерелье ручной работы. Его мне подарил Сергей Параджанов. Когда я бросила ожерелье, помню, женщины все, как одна, ахнули.

- Не жалко было?

- Абсолютно! Впереди ждали такие перспективы! Чтобы их приблизить, 40-50 часов каждый сотрудник должен был отработать на стройке. В том числе и я, директор. Что-то грузила, подносила… И еще много лет спустя сотрудники подтрунивали надо мной: мол, скажите, где это было, — мы откопаем украшение…

- Вы, наверное, слыли тогда первой модницей?

- Нет, модницей я не была никогда. Одежду носила простую, классического покроя. Но вот украшения очень люблю. Я была просто помешана на бусах. У меня до сих пор их целая коллекция…

Светлана Сергеевна достает из шкафа огромных размеров шкатулку и продолжает:

- Сейчас вы не найдете таких бус в продаже. Практически все я покупала у прикарпатского антиквара. Вот, например, эти из венецианской смальты. Каждую бусину, расписанную вручную, я покупала за пять рублей — в те времена немалые деньги.

Всего же бусин в ожерелье около полусотни.

Очень дорожу и этими коралловыми бусами. Им лет триста, не меньше. Несколько нитей подарила невестке. А вот это серебряное ожерелье очень напоминает то, которое подарил мне Сергей Параджанов — из черненого серебра с ромбовидными подвесками и старинными монетами. Он знал толк в вещах и если дарил, то стоящее. Я очень люблю это украшение. Признаюсь вам: без бус или ожерелья еще ни разу в своей жизни не вышла из дому.

«Рада Щербицкая предпочитала в одежде классику, а Ираида Шелест стремилась к экстравагантности»

15s28 Karden copy.jpg (14685 bytes)Показы мод в советские времена, по словам Светланы Сергеевны, проходили каждую неделю. Билеты на эти мероприятия распространялись в различного рода учреждениях. Зал, вмещающий 300 человек, был всегда полон.

- Слышала, вы одевали всю украинскую элиту. Во всяком случае, женскую ее половину…

- Это правда. Нашими заказчицами были Рада Гавриловна Щербицкая, супруги первых секретарей ЦК Компартии Украины, Ираида Павловна Шелест, заместитель Председателя Совета министров Украины Мария Андреевна Орлик, оперная звезда Евгения Семеновна Мирошниченко. Рада Гавриловна Щербицкая отдавала предпочтение классике, она ведь работала учительницей. Ираида Павловна Шелест всегда стремилась к экстравагантности — уникальные фасоны, вышивки, кружева… Мария Андреевна Орлик предпочитала в одежде украинские мотивы. Недавно видела ее, так она призналась, что многие наряды того времени носит до сих пор — переделывает, корректирует немного и надевает с большим удовольствием. Сегодня такие вещи стоят очень дорого! Евгения Семеновна Мирошниченко заказывала у нас концертные платья. Помню одно из них: на него пошло больше 20 метров шифона телесного цвета. Украшено платье было изумительными цветами дизайнерской работы!

Наряды были великолепными, и первые леди государства, и знаменитости всего мира, бывая в Киеве, непременно заходили к нам. Пожаловала как-то жена австрийского канцлера. Посмотрела нашу коллекцию и ахнула. И вдруг заявляет: хочу купить у вас серебряное трикотажное платье. Это было платье работы художника Лидии Авдеевой. А мы ей: «Вещи из коллекций не продаются!» Но она оказалась настойчивой дамочкой: «Скажите, сколько это стоит? Я плачу любые деньги!» и достает валюту. Меня бросило в жар: за валютные операции ведь была статья в уголовном кодексе! «Спрячьте, пожалуйста, — говорю ей.  — Я вас очень прошу».

- А она?

- А что она? Говорит: я, мол, клиентка самых известных домов моды в мире, но такого в своей жизни еще не видела. И ставит ультиматум: не уйду без покупки! К счастью, ее сопровождали зампред Киевсовета Галина Менжерес и главный протоколист МИДа Галина Науменко. И они нашли выход — позвонили министру легкой промышленности Олегу Касьяненко, и он дал разрешение на покупку. Правда, не за валюту. Чтобы приобрести платье, пришлось лезть в свои кошельки и складываться… Платье стоило 130 рублей.

- Как изменились времена! Сейчас модельеры и дизайн-студии, наоборот, заинтересованы в продажах, часть дизайнерских вещей раскупают сразу после показов.

- Тогда все было по-другому. Помню, как некоторые вещи из наших коллекций приглянулись Татьяне Дорониной и Нани Брегвадзе. Но художник Дома моделей Герц Мепен был принципиален: из коллекций ничего не продавать! По нынешним временам он мог стать миллионером. За одно его пальто с кожаной отделкой, помню, канадцы предлагали сумасшедшие деньги — пять тысяч долларов! Не отдал. А между тем пять лет назад талантливый мастер умер в одиночестве практически нищим. В его доме оказалось всего 68 копеек…

- Что вы говорите?!

- Да. Замечательный был человек. Когда Богдан Ступка вживался в образ Тевье-молочника, подолгу общался с Мепеном. По словам артиста, «евреестее еврея» в Киеве найти было трудно. Это был портной с большой буквы. Никого и ничего не боялся. Мог отказать в заказе Нине Хрущевой, Раде Щербицкой и Ираиде Шелест. Несмотря на это, Ираида Шелест оставила в книге отзывов Дома моделей такие строки: «Милый, славный Герц. Крепкого здоровья и процветания. Спасибо таланту гения. Люблю и целую. Ираида».

Герц Мепен был очень строгим. Если работница, например, шла в туалет, он… засекал время. Но был строг и к себе. В нем трудно было узнать человека, занимающего хорошую должность. Старая куртка, потертый фартук, в котором непременно были большие ножницы, штанины его брюк, достающие пола. Он работал, не давая поблажки ни себе, ни другим. И за всю жизнь не сшил жене ни одной вещи: «Не было времени»…

- А что заказывала у вас Раиса Максимовна Горбачева?

- Она не заказывала. Ей очень понравились украинские шелка, и она попросила… сделать ей подарок. Ну как откажешь первой леди СССР? Раз просит, значит, «нуждается», — улыбается Светлана Сергеевна.  — А поскольку Раису Максимовну сопровождали Рада Гавриловна Щербицкая и Галина Николаевна Менжерес, мы решили дать по отрезу всем троим. Я распорядилась вынести материю на блюдах известной украинской художницы-керамистки Ольги Рапай. Вышли три манекенщицы, у каждой блюдо в руках. Но миссию выполнить не успели: Раиса Максимовна подошла к нам вплотную, сложила все отрезы на одно блюдо и отдала порученцу. Дальше была немая сцена…

«Пьер Карден попросил подарить ему… два граненых стакана»

- Да уж… А у манекенщиц в СССР как и у нынешних моделей, были такие же размеры — 90-60-90?

- Нет. Манекенщицы у нас были от 44-го до 54-го размера. Кстати, моделей 54-го не было ни в одной стране! Это сейчас мода на девушек 40-го-44-го, а в те годы и не вспомню, кто из наших клиенток носил 44-й размер. Мария Орлик носила 46-й и считалась самой худенькой, Рада Щербицкая, Нани Брегвадзе — 48-й, Татьяна Доронина — 52-й, Ираида Шелест — 54-й. Да и возраста манекенщицы тоже были самого разного. Были среди них и женщины за сорок.

- Получали манекенщицы много?

- Около ста рублей — как рабочий 5-го разряда. Это была обычная профессия. Ну разве что в отличие от других девушек манекенщицы имели больше шансов выйти замуж за иностранцев. Те влюблялись в наших женщин, видя их на показах, и нередко предлагали руку и сердце.

- Раз уж заговорили о загранице, скажите, кто из знаменитых зарубежных модельеров первым ступил на землю украинскую?

- Пьер Карден. Он приехал в Украину в начале 90-х. Я его провела по нашему Дому моделей, показала лучшие коллекции. Провела по всем семи этажам. Он вдруг остановился и спросил: «Мадам, это все ваше?» Дом моды в Париже занимал всего один этаж…

- Что вам подарил Карден и что — вы ему?

- Он — ничего. Мы же ему… Когда он попробовал артемовское розовое шампанское, попросил подарить ему две бутылки и… два граненых стакана.

- Два стакана?!

- Да, они его, оказывается, просто поразили. Карден признался, что такого дизайна еще не видел. Дело было так. В моем кабинете в честь встречи мы подняли бокалы шампанского. Конечно, готовились к приезду важного гостя, и сервировка стола была очень хорошей. Но вдруг Карден где-то на подоконнике увидел злосчастный граненый стакан. И жизнь без него для французского модельера потеряла смысл (смеется). Карден пояснил, что у него в Париже ресторан, и он хочет привезти «это чудо» для его декора…

- Знаю, вы очень дружили с Вячеславом Зайцевым.

- Со Славочкой? Конечно! Он часто приезжал в Киев в командировки. Много раз и я бывала у него дома. Тогда он жил в обычной двухкомнатной квартире. Нас к нему всегда человек пять-шесть приезжало. А у Славы и сесть-то было негде. Он быстро делал потрясающие бутерброды с зеленью и красной рыбой. Мы доставали украинскую колбасу и горилку. Слава — очень радушный хозяин. В то время сын его, Егор, заканчивал школу, а жена работала художником в цирке. Правда, потом он с ней развелся и женился на конструкторе, которая работала в Доме моделей трикотажных изделий.

- Вы и сейчас общаетесь с Зайцевым?

- Конечно. Правда, намного реже.

- А на «Сезоны моды» пойдете?

- «Сезоны» я не пропустила еще ни разу. Знаете, профессия подарила мне счастье. И это счастье продолжается…

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров
Киев
-1

Ветер: 2 м/с  В
Давление: 757 мм

- Милая, я летел к тебе на крыльях любви! - Три дня?! - Так ведь ветром все время сносило...