ПОИСК
Події

«в первом классе женя положил на мой стол записку: «я вас лублу… « -

0:00 13 грудня 2006
рассказывает подруга загадочно погибшей учительницы об их бывшем ученике, 18-летнем парне, которого подозревают в совершении убийства В небольшом селе в Снегиревском районе Николаевской области была зверски убита 55-летняя учительница младших классов. Тело полураздетой женщины с проломленной головой на пороге ее собственного дома нашли соседские девочки. Рядом лежала тяжеленная чугунная крышка от «бассейна» — так местные жители называют вырытый во дворе резервуар для воды. На следующий день в преступлении сознался 18-летний сосед убитой Евгений. Его родители до сих пор не могут понять, что нашло на их доброго и отзывчивого мальчика. Соседи винят в случившемся зловещую дату. Убийство произошло в пятницу, 13-го…

«Может, это и не он убил?»

Покойная учительница Валентина Андреевна работала в сельской школе со дня ее открытия. Судьба женщины складывалась непросто: в начале 80-х трагически погиб ее муж. На руках осталась дочка Инна… и еще несколько десятков школьников. Строгую преподавательницу, несмотря на характер, уважали коллеги и любили ученики.

- Валентина Андреевна действительно была очень требовательной, но вместе с тем справедливой и честной, — рассказывает директор школы Татьяна Рудницкая.  — Она была и моей первой учительницей. Знания давала такие, что потом учиться было очень легко.

- Бывало, первоклашки бегут встречать ее, сумки помогают донести до класса, — вспоминает подругу учительница начальных классов Оксана Петровна Йосипенко.  — А какой хозяйкой Валюша была! Перед уроками успевает и за дочкой присмотреть, и двор с крыльцом замести, и обед приготовить. Второй такой аккуратной да чистой хаты в селе не было.

Несмотря на то что семья Жени жила по соседству с Валентиной Андреевной, в первый класс мальчика принимала не она, а Катерина Дидык. Пожилая учительница уже не первый год на пенсии, однако Женю помнит хорошо.

- Он рос спокойным ребенком, общительным, — вспоминает Катерина Васильевна.  — Но научить его читать, писать и считать я не могла, как ни старалась. Он и буквы-то никак не мог выучить. Не выговаривал половину слов, шепелявил, целые слоги глотал.

13s12 IMG_25111158.jpg (13249 bytes)Женя проучился в сельской школе всего год. После первого класса Катерина Васильевна объяснила родителям, что мальчик отстает по всем предметам, и порекомендовала отдать ребенка в ближайшую школу-интернат. Но и там мальчик проучился меньше года. В третьем классе его снова оформили в школу в родном селе. По словам директора, Женя все же не мог учиться, как все дети. Тогда родители попросили директора разрешить сыну посещать уроки в свободном режиме: общаться с детьми, пытаться чему-то учиться. Никаких оценок ему не ставили, и с сыном дома занималась мама.

- Даже не могу представить, почему этот мальчик мог такое совершить, — разводит руками Оксана Петровна.  — Мы никогда не видели его агрессивным или озлобленным. Он всегда хорошо общался с ребятами, был улыбчивым и скромным. То, что ему не шла наука, — так это не всем дано. А слухи, что по селу ходят, будто он на Валентину Андреевну обиделся за плохие оценки, затаил злобу и убил, — это полная чушь. У Жени не хватило бы интеллекта на такое хладнокровное преступление. Да и семья у них замечательная, воспитание не то. Отец и мать спокойные, работящие, никто в селе о них плохого слова не скажет. Старшие дети уже устроились в жизни. Может, это ошибка все, насчет Жени?

Услышав от следователей, что сын признался в убийстве учительницы, отец схватился за голову: «Ну все, теперь хоть в петлю лезь!»

Даже после выхода на пенсию Валентина Андреевна продолжала интересоваться жизнью школы: часто наведывалась туда, интересовалась судьбой воспитанников. В тот злополучный день 13 октября она собиралась на семинар для учителей начальных классов, которого очень долго ждала. Страшная новость о ее убийстве была для всей школы, как гром среди ясного неба. Тяжелее всех, конечно, это перенесли родственники. Тем более что за две недели до трагедии у единственной дочери Валентины Андреевны родился сын, названный в честь дедушки Андрейкой.

Похоронили учительницу на сельском кладбище, в пяти минутах ходьбы от школы, в которой она проработала всю жизнь.

Узнав об убийстве учительницы, председатель сельсовета Сергей Дмитрусенко тут же связался с райотделом милиции и Николаевской прокуратурой. В час дня в его кабинете собрался целый штаб оперативников и следователей.

- Расспрашивали всех возможных свидетелей, — вспоминает Сергей Дмитрусенко.  — Дошла очередь и до Евгения. Они же с пацанами часто на лавочках сидят, могли что-то видеть. Парень спокойно так, на первый взгляд, обстоятельно все объяснил: мол, мы с хлопцами видели двух странных мужиков. Когда милиция наведалась к паренькам, о которых говорил Евгений, оказалось, что он все выдумал: тех ребят в день убийства в селе не было.

К утру у правоохранителей возникли две версии убийства. По словам Сергея Дмитрусенко, который тоже присутствовал на всех совещаниях, первая выглядела просто: кто-то пришел за металлом, польстившись на массивную крышку от колодца. А следователь райотдела Оксана Губская выдвинула свою версию: к убийству может быть причастен Евгений. Что-то у него показания не совпадают: милиционеру он говорит одно, следователю — другое.

Милиционеры поймали Евгения на вранье. Два следователя, которым он давал разные показания, стали допрашивать его вместе, и парень признался в убийстве.

- В селе, знаете, всякое бывает. Валентина Андреевна пару раз хвасталась, что у нее есть молодой ухажер, — Сергей Дмитрусенко выдержал многозначительную паузу.  — Может, конечно, и пошутила. Но Женя-то пошел к ней. И ясно, что не за металлом: ведь крышка так и осталась лежать во дворе. А парень рассказал следователям, что в день убийства хорошенько выпил пива с друзьями, а когда все разошлись по домам, пошел в гости к товарищу. Там они выпили еще самогона и полночи смотрели эротические фильмы. Зачем он пошел к учительнице, можно только догадываться. Когда признался, его сразу повели к столу, чтобы он подписал протокол. Тут заглянул Женин отец Валерий, возмутился, что сына так долго допрашивают. Следователь — ему: «Заходи, послушаешь, в чем твой сын признается». Он потом, когда Женю увели, долго сидел, схватившись за голову: «Ну все, теперь хоть в петлю лезь». Я вырос с Валерой. Он работящий, спокойный. Работал комбайнером, был в передовиках. Жена дояркой работала, тоже трудяга. Жили хорошо, хоть и бедненько, троих детей подняли: Игоря, Оксану и Женьку.

«Из-за умственной отсталости Жени дети часто его дразнили»

Домой к родителям Евгения мы шли вместе с председателем сельсовета.

- На нас уже столько грязи вылили, такое наговорили! — сокрушается Ольга Владимировна, мама Жени.  — Теперь разрушилась жизнь всей семьи. Старшему сыну сегодня в банке кредит не дали, как только фамилию услышали. Мол, брат убийцы! А Женя: ну не мог он такого сделать…

Младшего сына я рожала тяжело: фельдшер-акушерка так выдавливала плод, что сильно травмировала младенцу голову. В результате Женя рос умственно отсталым.

Самое страшное, что эта же врачиха принимала роды у моей дочери. Точно так же покалечила нашу единственную внучку. Теперь и внучка еле развивается. Ей всего пять месяцев, а уже инвалидность, как и у Женьки. Я ж его, голубчика, сама учила ходить, читать, писать. Всю душу в него вложила.

- А когда в интернат его направили, мы каждые выходные забирали его домой, — подхватывает отец, Валерий Иванович.  — Помню, как сейчас: только подъезжаю туда, в Новопетровку, а сынок уже в окно смотрит. Ждет и плачет все время, плачет, — из глаз Валерия Ивановича тоже начинают течь слезы.

- Он там болел часто, — тихо добавляет мать.  — Двухстороннее воспаление легких, бронхиты, ангины. Я его спрашивала: «Женя, да почему ж ты болеешь все время?» Он отмалчивался и только потом признался, что моется в холодной воде: мальчишки бежали в душ первыми, расталкивали один другого. А Женя самым последним шел, ему воды уже не хватало. Он от природы скромный, стеснительный, никогда не пожалуется. Вот мы его домой и забрали. Пусть дитя растет при нас и не мучается.

Родители Евгения признаются, что из-за умственной отсталости сына дети часто дразнили его и обзывали. По их словам, грешила этим и покойная учительница.

- Она была совсем не такая хорошая, как о ней в газетах понаписывали, — говорит Ольга Владимировна.  — Выпивала, шесть раз замужем была, хоть об умерших плохо не говорят. Может, Женьку нашего надоумил кто-то из взрослых мужиков, он напился да и пошел к ней… Сами понимаете. А она, видать, раскричалась, да стала выгонять. Не мог он сознательно убить, а потом прийти домой и спокойно лечь спать. Всегда, когда виноват бывал, все сразу рассказывал: такая психика.

- Сын всегда был смелым, на дискотеках защищал ребят и девчонок, если их обижали, — продолжает Валерий Иванович.  — С 15 лет знал, что такое труд. И деньги домой приносил. Накануне убийства он заработал 15 гривен. Матери счет на мобильном пополнил на десятку, а за остальные пошел пива выпить. Да еще попросил меня ему сигарет купить. Мы с ним вместе пива выпили, я пошел домой, а сын отправился с ребятами погулять. Эх, знать бы…

Версию о том, что в конфликте могла быть виновата сама пострадавшая, не исключает и Светлана Георгиевна, адвокат Евгения:

- Есть мнение, что выпивший парень, опасаясь гнева родителей, пошел к своей учительнице-соседке ночевать. Но лично я в этом не уверена: он никогда раньше не оставался ночью нигде, кроме дома. Мне сообщили, что родители Жени одалживали у Валентины Андреевны какой-то аппарат для обработки молока, и мальчик пошел его отдать. Учительница, по словам соседей, стала кричать, что это не ее вещь, пусть, мол, они вернут то, что взяли. Стала обзывать Евгения дебилом, а то, на что трезвый среагирует спокойно, для пьяного может стать командой к действию. Сейчас Женя замкнут, необщителен, его ответы зачастую не вяжутся с моими вопросами. Возможно, мальчик оговорил себя, наслушавшись, что судачат в селе. Только давлением со стороны я могу объяснить то, что его показания носят настолько четкий, официальный характер. Человек в состоянии алкогольного опьянения или агрессии, а тем более умственно отсталый, не способен к хладнокровному восстановлению картины убийства. Иногда в таких случаях следователи задают обвиняемым наводящие вопросы, а те просто кивают в ответ. В протокол же заносится прямая речь обвиняемого: «Я пошел туда-то, ударил тем-то столько-то раз». Относительно того, что убитая была полураздета, могу сказать только одно: следов сексуального насилия на ее теле нет. А версию, что Евгений пришел туда ночью, обуреваемый страстными желаниями, я считаю несостоятельной. Учительнице было 55 лет! Видимо, она уже легла спать, поэтому и была раздета. И, если действительно была на тот момент нетрезвой, пошла в таком виде открывать калитку. У меня много вопросов к следствию. Сейчас важно дождаться результатов биологической, психиатрической, судебно-медицинской экспертиз. А истину установит суд.

Не верит ни в какие особые отношения между покойной Валентиной Андреевной и Женей и его первая учительница Катерина Дидык:

- Я вместе со следователем смотрела вещи, которые были на Вале. Она только в футболке лежала и в правом носке. Это все водка ее погубила. Раньше, когда она не пила, мы с ней дружили, а потом у нее совсем с личной жизнью не заладилось. Валя не гуляла ни с кем, сразу с мужчиной подолгу жила, как жена с мужем. Только ее мало кто мог выдержать: такая аккуратная, до педантизма. Пирожки печет — не дай Бог мужик цапнет без ее разрешения, такой крик поднимет! И на детей кричала. Тоже спьяну. Пить уже стала прямо перед уроками, иначе руки у нее трусились. В баночку майонезную водки нальет и, пошатываясь, бредет на занятия. Мы с девчатами (учителями.  — Авт. ) не понимали, чего это она со склянками всякими носится. Думали: может, вода святая? Когда поняли, давай ее отговаривать: «Валюша, ты же женщина, педагог, не пей». А она как ни в чем не бывало: «А что я? Я — ничего». Но пила она тихо, у себя дома. Никогда ни у кого ни копейки не одолжила.

Катерина Васильевна предполагает, что Женя мог затаить какую-то давнюю обиду на учительницу.

- Когда я училась, у меня одежки хорошей не было,  — вспоминает свои школьные годы Катерина Дидык.  — Мамину юбку подвернула. А моя учительница при всех замечание сделала. Так стыдно было, я чуть сквозь землю не провалилась. Уже вся седая, а ту детскую обиду до сих пор простить не могу. Может, и Женя так. Валя резкая была, несдержанная. И идиотами, и придурками детей могла обозвать… Кто знает, что у этого парня в душе творилось. Говорят, он ей какое-то любовное письмо написал о своих чувствах, а она всерьез не восприняла. Он, мол, со злости ее убил. Неправда это, он и писать-то еле умел. В первом классе на мой стол положил записку: «Я вас лублу!» Вот и вся романтика. Мне жалко этого взрослого ребенка. И Валюшу жалко, что безвременно ушла…

Суд над Евгением состоится не раньше чем через два месяца. Если парня признают невменяемым, он вынужден будет пройти принудительное лечение. Если же эксперты докажут его адекватность и психическую уравновешенность, то, в случае признания его виновным, он может получить срок лишения свободы от 7 до 15 лет.

292

Читайте нас у Telegram-каналі, Facebook та Twitter

Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів
 

© 1997—2022 «Факти та коментарі®»

Усі права на матеріали сайту охороняються у відповідності до законодавства України.

Матеріали під рубриками «Офіційно», «Новини компаній», «На замітку споживачу», «Ініціатива», «Реклама», «Пресреліз», «Новини галузі» а також позначені символом публікуються у якості реклами та мають інформаційно-комерційний характер.