ПОИСК

Четырехлетнему богдану на больную руку врачи пересадили нервы с ноги

0:00 25 березня 2005
Інф. «ФАКТІВ»
Мальчик уже может сгибать ручку и ждет, когда у него получится пошевелить пальчиками

Нина бережно разворачивает Богдану больную ручку — она укутана теплым платком, под которым еще находится меховая рукавичка. «Богданчик, подними ручку, а теперь согни», — просит женщина мальчика. И ребенок легко выполняет эти движения.

- После операции, которую внуку сделали около года назад в Институте нейрохирургии, онемевшая из-за травмы рука у него с каждым днем оживала, — рассказывает бабушка мальчика Нина.  — Когда у Богдана появилась чувствительность, он завопил: «Мураха залезла в пальчик и по руке бегает!» Все дома нарадоваться не могли. Щипали его руку, чтобы убедиться, что ребенок снова чувствует. Богдан каждый день делает зарядку, мы с дочкой массажируем руку — внук начал ее сгибать, закидывать за голову, но вот уже несколько месяцев улучшений нет. Пальчики не сгибаются, Богдан ничего не может взять в больную руку. Мы забеспокоились и сразу поехали в Киев.

- Полтора года назад Богдана сбил микроавтобус. От сильнейшего удара пострадало плечевое сплетение нервов, и левая рука стала усыхать, — говорит врач-нейрохирург клиники восстановительной нейрохирургии Института нейрохирургии АМН Украины им. академика А. П. Ромоданова кандидат медицинских наук Игорь Третьяк.  — Мы сделали мальчику операцию, чтобы восстановить пострадавшие нервы. Сейчас рука выполняет свои функции на 60%. Если же улучшений не будет, понадобится еще одна операция.

- Трагедия случилась 24 августа. Все отмечали День Независимости Украины, а у нас в семье был двойной праздник — 27 лет нашей с мужем свадьбы, — продолжает Нина.  — Мы поехали на машине за родниковой водой, остановились у обочины. Я рассказывала дочке сон: накануне видела чеснок, а это к слезам. Богдан юркнул из машины и в один миг оказался под колесами микроавтобуса. Я выбежала, схватила его на руки — Богданчик был без сознания. Не зная, жив он или нет, мы повезли ребенка в ближайшую районную больницу. Только когда прибыли на место, Богдан тихо простонал. К счастью, внутренние органы не пострадали. У Богдана была сломана нога, а ничего неладного с рукой тогда никто не заподозрил. Три месяца внука лечили в Винницкой областной детской больнице — он лежал с ногой на вытяжении. А его ручка висела, как веревочка. Только когда она стала усыхать, нас направили в Киев, в Институт нейрохирургии.

РЕКЛАМА

- Оказалось, что у Богдана из пяти нервов, которые заставляют руку работать, три полностью оторваны и их уже невозможно было восстановить, — говорит заместитель директора Института нейрохирургии профессор Виталий Цымбалюк.  — В двух оставшихся нервах были разрывы длиной в три-шесть сантиметров. Мы сделали Богдану аутонейропластику: взяли фрагменты нервов на ноге и вшили их между оставшимися двумя поврежденными. Затем подсоединили к ним более мелкие нервы, которые раньше ответвлялись от погибших. Со временем они должны разрастись по всей руке до пальцев. В сутки нерв прорастает на один миллиметр, поэтому быстрых результатов ожидать не приходится. Спустя семь месяцев после операции у Богдана появилась чувствительность, затем движения. Но чтобы спрогнозировать отдаленный результат операции, мы провели электронейромиографию. Определили, что у Богдана нервы уже проросли до пальчиков. Значит, нужно набраться терпения и подождать, когда восстановятся мелкие движения кисти.

За 15 лет мы сделали чуть больше сотни таких операций. Как правило, это тяжелые случаи, когда нервы очень сильно повреждены, например при травме бензопилой. В столице подобные микрооперации делают еще в Институте травматологии и ортопедии, а также в Институте хирургии и трансплантологии АМН Украины.

РЕКЛАМА

575

Читайте нас у Facebook

РЕКЛАМА
Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів