БОЛЬШЕ НОВОСТЕЙ  >>
Происшествия

Потеряв дочь, погибшую в автокатастрофе, известный киевский художник борис егиазарян стал бороться за будущее тяжелобольной девушки, живущей в далеком шахтерском поселке

0:00 24 мая 2003   2739
Лариса КРУПИНА «ФАКТЫ»

Забыв о собственном горе, он сдержал обещание, которое Лусинэ дала Наташе перед смертью

Болезнь обрушилась на Наташу внезапно. Отправляясь 18 декабря 1998 года с температурой на урок, одиннадцатиклассница из поселка Юбилейный Луганска даже подумать не могла, что в последний раз сидит за школьной партой. Через несколько дней ее, скорчившуюся от невыносимой боли в спине, увезла карета скорой помощи в больницу. Родителям пациентки сказали, что дочке грозит неподвижность, нужна срочная операция.

Родители не могли понять: откуда у здоровой крепкой девушки взялась такая страшная болезнь?

-- Во время консилиума, который срочно созвали в больнице, я уже не чувствовала ног под собой, они были, как ватные, -- вспоминает в беседе с корреспондентом «ФАКТОВ» 21-летняя Наташа Донцова. -- А после ухода врачей прилегла и больше с постели не поднялась. В операционную меня уже везли на каталке. Операция длилась шесть часов. Как потом объяснили маме врачи, меня промыли от гнойной инфекции, которая неизвестно каким образом попала в организм и парализовала нижние конечности. Когда утром, проснувшись, я почувствовала, что адской боли в спине нет, то так обрадовалась, что не сразу вспомнила о ногах. Попыталась встать и тут же поняла: тело ниже пояса осталось неподвижным.

Вручая родителям выписку из истории болезни, где стоял диагноз миелит на уровне шестого и девятого позвонков, параплегия нижних конечностей, врачи не стали их особо обнадеживать. «Теперь надейтесь на Бога и молодой организм дочки», -- сказали они, выписывая парализованную пациентку домой.

Откуда у здорового, крепкого ребенка, взялся этот необъяснимый недуг, родные по-прежнему не могли понять. Ну, форсила дочка зимой без шапки и в тонких колготках, за что они ее не раз ругали. Неужели это могло спровоцировать такую ужасную болезнь?

-- Операция была проведена на высоком уровне, -- вспоминает Наташа. -- Но тут вдруг начался некроз тканей на месте укола в бедро. Чтобы не травмировать лишний раз эту рану, мне посоветовали больше сидеть, от чего на крестце образовался пролежень.

Возникшие на теле раны усугубили ее состояние. Девушку постоянно рвало, она худела не по дням, а по часам. Понадобилось восемь месяцев госпитализации, чтобы подлечить раны и стабилизировать состояние пациентки. Достижением было уже то, что по возвращении домой дочь могла привстать и сидеть с помощью родителей.

Мама Наташи Валентина Алексеевна и отец Владимир Николаевич самоотверженно ухаживали за дочерью. Мать ушла в длительный отпуск без содержания, чтобы постоянно быть рядом с лежачей больной. Глядя в усталые мамины глаза, в которых читалось страдание, Наташа понимала, что не имеет права сдаваться. Но что она могла сделать, когда даже самые дорогие лекарства, купленные на последние копейки, и самые жаркие молитвы не могли помочь ей подняться?

Художник, у которого тяжело болел отец, не стал выбрасывать письмо «с чужими проблемами» в корзину

Тем временем специалисты замечали: у больной в ногах сохранилась чувствительность, а значит, еще не все потеряно. Местные врачи делали и готовы были сделать все, чтобы хоть на шаг приблизить Наташу к выздоровлению. Но лечение требовало новых и новых затрат. Семье Донцовых, где подрастал еще один ребенок, порой не хватало средств даже на еду, а уж о повторном курсе лечения дорогими препаратами и новой операции они и мечтать не могли.

Чтобы не терять времени зря, Наташа поступила в Луганский педуниверситет на факультет психологии дошкольного возраста. (Сегодня она учится на втором курсе заочного отделения). Обретя новых друзей-сокурсников и вкус к жизни, новоиспеченная студентка жалела, что у нее нет компьютера и Интернета. Ее единственным окном в мир по-прежнему оставался телевизор, который работал практически беспрерывно. Когда телевизор выключали и наступала тишина, Наташа опять хваталась за пульт, только бы не оставаться наедине со своими мыслями.

Однажды она случайно увидела телепередачу о слепой женщине, которой помогли собрать средства на лечение киевские художники, устроившие выставку-продажу своих картин.

-- О том, как готовилась благотворительная выставка, рассказывал один из ее участников художник Борис Егиазарян, -- вспоминает Наташа. -- Меня его рассказ очень тронул. Особенно запомнились глаза Бориса. Они были очень добрыми и какими-то тревожными. Чувствовалось, что человек участвовал в выставке не «за компанию», а по-настоящему переживал за эту несчастную слепую женщину.

В тот же вечер Наташа написала Борису письмо, рассказав о своей судьбе. И попросила помощи в проведении второго курса лечения, который мог поставить ее на ноги. От неловкости и волнения она отправила письмо киевскому художнику в… Одессу. А когда оно через месяц вернулось, не найдя адресата, девушка повторила свою попытку, написав на конверте наугад: «Киев, Андреевский спуск, Борису Егиазаряну». Известного художника, чьи работы украшают собрания отечественных и зарубежных политиков и коллекционеров, разыскали работники одной из галерей.

Борис мог сделать вид, что не получил послание. У него тяжело хворал отец, накопилось немало других проблем, а незнакомый больной ребенок, внезапно возникший в его жизни, был абстракцией, от которой легко было избавиться, выбросив письмо в корзину. Всем, в конце концов, не поможешь… Но как человек глубоко религиозный и милосердный он cчитал себя не вправе отказать чужому человеку в надежде.

-- Я показал письмо своей дочери Лусинэ, -- вспоминает Борис Егиазарян. -- А она тонкая, умная, очень сострадательная девочка. Сказал: «Доча, напиши, узнай, что и как, посмотрим, что мы сможем сделать с Божьей помощью».

25-летняя Лусинэ и 20-летняя Наташа стали перезваниваться и писать друг другу письма. Так завязалась удивительная дружба дочери известного художника, росшей в атмосфере богемной столичной среды, и простой девчонки из далекого шахтерского поселка, четыре года прикованной болезнью к постели.

Родители считают, что Лусинэ добрым ангелом с небес ведет больную девочку к исцелению

Они были нужны друг другу. Лусинэ одаривала Наташу энергией своей радостной порывистой души. Наташа помогала Лусинэ понять тайну великого терпения и ежеминутной борьбы с депрессией и унынием.

На семейном совете Егиазаряны решили, что организацией благотворительной акции для сбора средств на лечение Наташи займется Люся, студентка четвертого курса отделения сценографии Киевской художественной академии. Однако выставка долгое время не удавалась. Борис уехал в Армению к тяжелобольному отцу. Лусинэ провела ряд переговоров, пытаясь найти людей, которые могли бы чем-то помочь Наташе, но они оказались малоэффективными.

-- Лусинэ очень переживала, что выставка откладывается, -- вспоминает Борис. -- Она постоянно поддерживала Наташу, говоря, что в любом случае выполнит свое обещание. Наступило лето, а это вообще мертвый сезон для мероприятий подобного рода. Люська решила отдохнуть на море. Уезжая с мужем в Феодосию, она прислала Наталье письмо, в котором написала, что осенью вплотную займется организацией выставки.

Это была последняя весточка от дочери художника. 22 августа 2002 года микроавтобус, в котором Лусинэ возвращалась с мужем с экскурсии в пещеры, перевернулся на мокрой от дождя дороге. Лусинэ, сидевшая на заднем сиденье у окна, погибла мгновенно. Больше из пассажиров никто не пострадал…

После ухода Лусинэ для ее родных померк свет. Казалось, в мир иной отошла не только их девочка, отошла душа их дома, в которой радостной мелодией звучал когда-то нежный голос. В своем горе они могли ожесточиться на весь белый свет. Но этого не произошло.

-- Я не знала, что случилось с Люсей, -- рассказывает Наташа. -- Когда от нее перестали приходить вести, позвонила в Киев и попросила пригласить Лусинэ к телефону. Мама Лусинэ каким-то странным голосом сказала: «Наташа, позови маму… » Она боялась сообщить мне это страшное известие без подготовки. Для меня и всей нашей семьи это был настоящий шок. А что пережили родители Люси, ведь она была единственной дочерью, невозможно и представить! Но как же была потрясена моя мама, когда мама Лусинэ в телефонном разговоре ей сказала: «Валентина Алексеевна, моя дочь очень хотела помочь вашей девочке. Мы сделаем все, чтобы выполнить ее последнее обещание».

-- Мы решили продолжить дело, начатое Лусинэ, -- вспоминает Борис. -- Но были совсем обессилены душевно, не знали, с чего начать. Как вдруг хозяйка галереи «Тадзио» Елена Ягодовская предложила мне провести выставку дочкиных работ на день ее рождения -- 22 октября. В тот день ей бы исполнилось 26 лет… Я сказал, что у дочки была мечта вылечить девочку из Луганска. Так родилась идея выставки: рассказать о двух девочках -- Лусинэ, ушедшей к Богу, и больной Наташе, которая нуждалась в помощи. В выставке участвовали картины тридцати известных киевских художников, однокурсников Лусинэ, и работы моей дочери. Другие галереи тоже предоставили работы для благотворительных целей.

Необычная выставка не осталась незамеченной. Преклоняясь перед силой духа художника, журналисты стали искать встреч с Егиазаряном, чтобы рассказать щемящую историю о человеке, преодолевшем собственное отчаяние и горе ради спасения чужой дочери. Но Борис как мог избегал общения с прессой. Он с головой ушел в работу. А со временем его стало мучить ощущение незавершенности дела. Ведь средства, которые были собраны на выставке, составляли всего половину суммы, необходимой для того, чтобы начать лечение девушки. (Родители Наташи хотят перевезти дочь из Луганска в Киев, чтобы провести там комплексное обследование и операцию. -- Авт. ). И Наташа по-прежнему ждала его помощи.

Борис не мог допустить того, чтобы зерно надежды, которое заронила Лусинэ в душу Наташи, погибло. Поэтому и согласился на встречу с корреспондентом «ФАКТОВ».

-- Я подумал, что когда люди узнают, что где-то в маленьком поселке есть такая девочка -- юная, красивая, добрая, которая хочет жить, любить, чувствовать землю под ногами, они захотят ей помочь, -- сказал он.

Наташа по-прежнему лежит, сидеть она не может. Семья, положив половину собранной на лечение суммы в банк, продолжает отказывать себе в самом необходимом. О том, когда будет и будет ли собрана недостающая сумма, они стараются не думать. Недавно Наташа попросила маму снять со стены часы, чтобы не видеть, как быстро утекает время, с каждым днем уменьшающее надежду на выздоровление.

P. S. Адрес для писем Наташи Донцовой: Наталья Донцова, д. 13 кв. 62, квартал Запорожченко, поселок Юбилейный, Луганск, индекс 91493. В редакции также есть расчетный счет Наташи.

 


Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров

Исаак Соломонович был в прекрасной спортивной форме. Правда, она... не застегивалась у него на животе.

Киев
+1

Ветер: 4 м/с  С
Давление: 750 мм