ПОИСК
Події

За два с половиной года несчастное дитя побывало в педиатрическом отделении 22(! ) раза

0:00 29 березня 2003
Інф. «ФАКТІВ»
Избитого в очередной раз родителями малыша отправляли в больницу, а после выздоровления снова возвращали домой

Говорят, когда рождается ребенок, на небе зажигается новая звезда. Звездочка Тиберия Товта из Села Форголань Виноградовского района (Закарпатье) светила лишь два с половиной года. Мальчик имел несчастье родиться в семье, которую социологи назвали бы неблагополучной. Сам по себе этот факт мог бы и не стать роковым в его короткой жизни, ведь здоровые и счастливые дети вырастают и в таких семьях. Тиберию не повезло в том, что он оказался абсолютно не нужным своим родителям.

23-летняя Диана и 24-летний Тиберий (новорожденного назвали в честь отца) не состояли в законном браке. Жили они в небольшом доме, построенном государством после паводка 1998 года. Молодой семье принадлежала одна комната, в которой из мебели был лишь старый диван и две табуретки. Остальную часть дома занимали родители Дианы. Каждый день, взяв на руки четырехлетнюю дочь, Диана отправлялась в райцентр попрошайничать, а ее муж, состоящий на учете в психиатрическом диспансере с диагнозом «олигофрения, легкая стадия дебильности», плел из ивовых прутьев корзины, которые продавал в соседних селах. Младший ребенок в этом «семейном подряде» добывания денег оказался лишним. После рождения Тиберий пробыл дома лишь месяц, а затем заболел пневмонией и попал в больницу. С тех пор больничная палата стала для него основным местом проживания, домой ребенок попадал лишь время от времени, чтобы подцепить очередную болячку.

В районном бюро судмедэкспертизы имеются 22 (!) истории болезни мальчика -- ровно столько раз он попадал на стационарное лечение в педиатрическое отделение. Сначала у малыша были «социальные» диагнозы: рахит (от недоедания), насморк, пневмония, бронхит (от холода), а затем его стали привозить с синяками, ушибами и даже переломами ручек или ножек. Мать мальчика всякий раз объясняла врачам, что сын упал с кровати или лестницы.

15 марта 2001 года Тибора доставили в реанимацию с проломленным каким-то тупым предметом черепом. На закономерные вопросы врачей мать рассказала, что, якобы спасаясь от паводка, упала вместе с ребенком во дворе (хотя паводок был на две недели раньше). Мальчика тогда выходили и отправили домой. В круговерти будней малышом никто не занимался, поэтому маленький Тибико (так называли мальчика в больнице) как следует не развивался -- в годик был совсем крохотным и лишь пытался ползать. К тому же из-за постоянных ушибов головы у него развилась посттравматическая гидроцефалия (водянка головного мозга). Во время очередного пребывания в больнице ребенка осмотрели голландские медики, приехавшие в Закарпатье с гуманитарной миссией, и сделали операцию с вживлением вентрикулоперитонального шунта. Это немного облегчило состояние малыша.

РЕКЛАМА

В прошлом году Диана родила еще одну девочку, которой, можно сказать, повезло. Мать отказалась от дочки сразу после родов, и сейчас она находится в Доме ребенка. А Тибико продолжал курсировать между больничной палатой и родным домом. Позже, во время следствия, Диана рассказала, что сын часто плакал, и это очень нервировало его отца. Не желая терпеть детский плач, Тибор-старший «воспитывал» младенца ивовым прутом, из которого плел корзины. А иногда просто бил руками по головке. Последствия такого «воспитания» констатировали после осмотра врачи, когда мальчика в очередной раз доставила из дома в больницу скорая помощь. Травмы ребенка, которому тогда исполнились лишь год и восемь месяцев, настолько ужасны, что в голове не укладывается, каким образом они могли быть нанесены. Поэтому просьба к читателям со слабыми нервами последующие три абзаца пропустить. Согласно медицинским документам, мальчика привезли в больницу около полуночи 13 июня прошлого года. Родители рассказали, что сын упал с кровати еще 11 числа, однако два дня они ничего не предпринимали. И лишь когда малышу стало совсем плохо, обратились к сельскому фельдшеру.

В больницу Тибико привезли в тяжелом состоянии, хотя он был в сознании и реагировал на болевые раздражители. «Плач -- вялый, глотание сохранено, пульс -- 30 ударов в минуту. На голове -- обширные кровоизлияния, на верхней губе и шее -- старые раны (возможно, от укусов крыс). Правое плечико деформировано, патологическая движимость, чувствуется хруст осколков костей. Левое плечо деформировано, чувствуется хруст осколков. Левое предплечье деформировано, хруст осколков. Правая голень припухлая, деформирована. На рентгенограммах отмечается двойной перелом правой плечевой кости со смещением, перелом обеих костей правого предплечья со смещением, перелом обеих костей правой голени в нижней трети со смещением, перелом левой плечевой кости со смещением, перелом кости левого предплечья со смещением, перелом обеих костей левой голени в верхней трети со смещением», -- записали врачи в истории болезни.

РЕКЛАМА

Стоматолог обнаружил у мальчика закрытый перелом челюсти с обеих сторон, а невропатолог -- сотрясение головного мозга и гидроцефалию. Кроме того, у ребенка диагностировали железодефицитную анемию второй степени и острый бронхит.

В этот раз врачи обратились в милицию, которая дала направление на проведение судмедэкспертизы, чтобы выяснить происхождение этих ужасных увечий. Однако экспертизу мальчику сделать не успели -- на следующий день его срочно отвезли спасать в областную детскую больницу. Последующие несколько месяцев врачи возвращали Тиберия к жизни. А потом ребенка… снова отправили домой.

РЕКЛАМА

На умершего мальчика не оказалось ни одного документа -- ни свидетельства о рождении, ни записи в паспортах родителей

Последний раз Тиберий попал в районную больницу с пневмонией в начале февраля нынешнего года и пробыл там месяц. 28 числа его выписали и даже отвезли на скорой помощи в село. А через несколько дней привезли… уже мертвым. Чтобы погубить ребенка, родителям хватило всего четыре дня. Роковым для мальчика оказалось четвертое марта.

Несмотря на путаные и противоречивые показания родителей, следствию удалось в общих чертах восстановить картину трагедии. В тот день Диана вышла к соседям, а маленький Тиберий остался дома с отцом. Ребенок сначала тихо ползал по полу, но вскоре заплакал. Чтобы утихомирить сына, разъяренный отец схватил ножку от стула и изо всей силы ударил малыша в ключицу. Не понимая, чего от него хотят, перепуганный ребенок от боли заплакал еще громче, и тогда отец принялся избивать его по голове ивовым прутом, толщиной с палец взрослого человека. Когда возвратилась Диана, малыш был совсем плох. По словам женщины, в шоке от увиденного она схватила сына и закричала мужу: «Неужели ты хочешь, чтобы мальчик умер?» -- «Пусть умирает, мне все равно», -- ответил тот равнодушно. Диана побежала к фельдшеру, но того не оказалось дома. Пока его искали и вызвали из райцентра «скорую», прошло более часа.

Все это время Тибо лежал в комнате. Он уже не плакал, а лишь хрипел и хватал ртом воздух. Помочь ему никто и не пытался. Еще через час в село приехала «скорая» и, забрав ребенка и родителей, направилась в райцентр. На полпути до больницы сердце мальчика остановилось. Он умер от боли.

-- По долгу службы мне часто приходится делать заключения для следствия по уголовным делам, -- говорит заведующая Виноградовским районным бюро судмедэкспертизы Лариса Сидей. -- Поэтому повидала всякого. Но осмотр этого мальчика буквально потряс меня. Судя по увечьям, ребенка били с особой жестокостью. У него была закрытая черепно-мозговая травма, ушиб головного мозга, кровоизлияние в мозг, перелом левой ключицы, переломы восьмого, девятого и десятого ребер справа! Такие раны невозможно нанести одним или двумя ударами. Непосредственная причина смерти -- травматический шок. В 2 года и 5 месяцев ребенок весил всего 6,4 килограмма! Но его внутренние органы были здоровы, без каких-либо патологий. Лишь некоторые косточки после давних переломов ручек и ножек срослись неровно.

В ходе следствия по возбужденному уголовному делу выяснилась одна немаловажная деталь: на умершего Тибора не оказалось ни одного документа -- ни свидетельства о рождении, ни записи в паспортах родителей. И когда я попытался выяснить, почему после избиений малыша не отдали в Дом ребенка, а снова и снова отвозили из больницы домой, где его истязали хуже, чем в концентрационном лагере, ответ был один: чтобы лишить родительский прав, необходимы документы на ребенка, а их не было. Мать даже точно не могла сказать, в какой день октября 2000 года родился сын.

В Виноградове многие считают, что сам факт смерти мальчика стал известен чисто случайно. Если бы Тибор умер сразу после избиения и его тело родители закопали, мальчика никто бы и не хватился. Все документы на ребенка в течение недели оформлял старший следователь райотдела милиции Иван Бочкор. Свидетельства о рождении и смерти малыша выдали в один день -- 12 марта. До этого времени тело Тиберия находилось в морге.

Статья 121 ч. 2 Уголовного кодекса Украины (»Нанесение тяжких телесных повреждений со смертельным исходом») предусматривает наказание от 7 до 12 лет лишения свободы, и подозреваемыми по делу проходят как отец, так и мать Тиберия, у них взята подписка о невыезде. Тиберия-старшего поначалу хотели взять под стражу, но у него оказалась открытая форма туберкулеза, а с такой болезнью помещать в изолятор временного содержания запрещено.

В больнице Тибико узнавал некоторых медсестер, нянечек и улыбался им

Небольшой кирпичный домик, в котором маленький Тиберий провел последние дни своей жизни, находится на окраине села Форголань Виноградовского района. Когда мы с сотрудниками райотдела милиции подъехали к нему, мать мальчика со старшей дочкой на руках была во дворе, и сначала я задал ей главный вопрос, ради которого и приехал:

-- Почему вы сразу после родов не отдали мальчика в Дом ребенка, а держали его у себя?

-- Мне жаль было отдавать его в чужие руки, -- коротко ответила Диана.

-- Кто занимался воспитанием сына?

-- В основном, я, а когда меня не было дома -- муж.

-- Мальчик был очень худеньким и маленьким…

-- Такого нам выдали в больнице.

-- Почему вы не зарегистрировали Тибора в загсе?

-- После родов нам не дали никаких документов (по словам медиков, справку о рождении ребенка матери выдают в роддоме в обязательном порядке. Диана, по всей видимости, потеряла или выбросила ее. -- Авт. )

-- А старшая дочь зарегистрирована, у вас есть свидетельство о рождении?

-- Нет. У нас нет денег на регистрацию.

-- Вы часто наказывали сына?

-- Муж иногда бил его, не мог терпеть плача. После того, что произошло, я выгнала его из дома и больше не хочу с ним жить.

-- Что произошло в тот злополучный день?

-- Я пошла купить продукты, а сын остался дома с мужем. Когда вернулась, мальчику было уже плохо.

-- Вы вообще хотели этого ребенка?

-- Конечно.

C отцом Тибора разговора не получилось, Тиберий-старший не захотел отвечать на мои вопросы. Сказал лишь в свое оправдание несколько фраз.

-- В тот день я резал ивовые прутья для корзин, а когда вернулся домой, сын был синий от побоев.

-- Кто же его избил?

-- Жена. Я болен открытой формой туберкулеза, скоро умру, так что врать мне нет смысла.

Ни одной фотографии Тиберия у родителей не оказалось, рассказать, каким рос их сын, они тоже не смогли. Поэтому, чтобы расспросить о мальчике, я отправился в районную больницу. Медсестры педиатрического отделения прекрасно помнят малыша, ведь он пробыл здесь в общем более года. За это время Тиберия ни разу никто не навестил. Мальчик хорошо ползал, а в последнее время пытался сидеть. Он не говорил, но узнавал некоторых медсестер и нянечек и улыбался им. Ребенок, никогда не знавший материнской ласки, самые счастливые минуты своей жизни провел в больничной палате с детской кроваткой. Там вовремя приносили еду и не избивали.

По словам медсестер, в больнице Тибико был спокойным и почти никогда не плакал. И дома, наверное, ребенок тоже не плакал бы, надо было лишь вовремя покормить его, переодеть, немного поиграть с ним.

Перед похоронами выяснилось, что Тиберий не был крещен, поэтому сельский священник согласился похоронить его по христианскому обряду лишь после просьбы милиционеров. Малыша одели в «гуманитарную» одежду, положили в небольшой гробик, сколоченный из грубо отесанных досок, и отнесли на кладбище. Родители даже не закрыли сыну глазки, так и похоронили с открытыми. Сейчас о ребенке напоминает лишь холмик свежей земли на краю кладбища и небольшой деревянный столбик с искусственными цветами. Как немой укор безразличию всех тех, на чьих глазах прошла такая короткая и полная страданий жизнь.

P. S. Автор выражает благодарность исполняющему обязанности Виноградовского райотдела милиции Юрию Кавуле и начальнику отдела уголовного розыска Валерию Тильняку за содействие в подготовке материала.

 


387

Читайте нас у Facebook

РЕКЛАМА
Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів