Политика

Игорь митюков: «в свое время я очень хотел заниматься тем, что сейчас называется шоу-бизнесом. Но, к счастью, не сложилось»

0:00 27 сентября 2002   666
Елена ШЕРЕМЕТА «ФАКТЫ»

Накануне своего пятидесятилетнего юбилея новоназначенный посол Украины в Великобритании Игорь Митюков дал эксклюзивное интервью «ФАКТАМ»

Сегодня по случаю дня рождения экс-министра финансов будет трудно удивить подарками в виде традиционных конвертов с деньгами, которые обычно дарят друг другу простые обыватели. По словам самого г-на Митюкова, который обычно шумно и широко празднует свои дни рождения, поскольку человек он суперкоммуникабельный и общительный, самым запоминающимся и экзотическим подарком для него стали преподнесенные друзьями буденовка и гармошка.

Игорю Митюкову принадлежит рекорд пребывания на посту министра финансов. В этом он обошел даже своих коллег-финансистов из европейских стран: почти пять лет во главе такого «горячего» ведомства -- это вам не шутка! А сейчас, накануне отлета в Лондон, Игорь Александрович переживает лишь об одном -- удастся ли сохранить и на берегах Туманного Альбиона тот образ жизни, который он привык вести в Киеве -- открытый, общительный, позволяющий приобретать все новых и новых друзей.

«Когда-то я обмолвился, что если бы мне предложили работать за рубежом, то согласился бы поехать только в Лондон»

-- Игорь Александрович, обычно любому назначению предшествуют длительные кулуарные слухи. В вашем случае такого не было, хотя я прекрасно понимаю, что как раз для вас назначение не стало неожиданностью…

-- Когда я ушел с поста министра финансов, то у меня не было острого и четко выраженного желания вернуться на госслужбу. Хотя многие мои друзья говорили, что, мол, я создан для того, чтобы работать в международных финансовых организациях. И как-то в компании, которая собралась сразу после Нового 2002 года, я обмолвился, что если бы мне предложили работать за рубежом, то Лондон -- единственный город, куда бы я согласился поехать. Кстати, никогда не думал о карьере дипломата как о главной цели своей жизни. Но именно Великобритания, где сосредоточены основные финансовые потоки мира и находится Европейский Банк Реконструкции и Развития, в котором я представлял интересы Украины много лет, язык, достаточно хорошо мною освоенный, относительно небольшая отдаленность от Украины -- это то сочетание качеств, позволяющее работать, не ощущая разрыва с родиной.

-- Возвращаясь к тому вашему разговору с друзьями, получается, что они «донесли» ваше пожелание в, скажем так, нужные уши…

-- Не исключаю, что действительно был какой-то разговор. Хотя достаточно скоро после отставки с поста министра финансов я почувствовал, что могу работать самостоятельно и уверенно, не будучи госслужащим. За это время мне с единомышленниками удалось создать Институт финансовой политики и Украинскую национальную ипотечную ассоциацию. А недавно меня пригласил для беседы министр иностранных дел Анатолий Зленко и привел такие аргументы, которые окончательно убедили меня согласиться на работу в Лондоне. Не скрою, далеко не последним доводом стало и то, что Леонид Данилович поддержал мою кандидатуру. Но я рад, что вокруг моего назначения не было традиционного в таких случаях журналистского ажиотажа.

-- Расскажите, где вам удалось так хорошо выучить английский язык?

-- Наверное, гены. А еще очень хорошая обычная киевская школа N57, в которой, кстати, учится сейчас моя дочь. И, судя по ее успехам в английской филологии, могу сказать, что у дочки тоже есть некая генетическая способность к изучению языков. Она заняла в прошлом году первое место на городской олимпиаде по английскому и французскому языкам. Я же нигде больше специально английским не занимался. Жизнь, что называется, заставила.

-- Доводилось слышать от многих дипломатов, что свое назначение послами они на определенном этапе своей карьеры воспринимали как ссылку. Для вас, насколько я понимаю, это продолжение успешной карьеры?

-- Однозначно, не ссылка. Уже есть опыт работы в Брюсселе, моя команда также создавала представительство Украины при Европейском Союзе, которое сейчас весьма успешно возглавляет мой хороший друг Роман Шпек. А поскольку планов политического характера не строю, то и нет необходимости меня «ссылать».

«Зная характер жены, даже не сомневаюсь, что ее кипучая энергия найдет применение и в Англии»

-- В свете последних заявлений посла Великобритании в Украине г-на Бринкли о возможном военном сотрудничестве нашей страны с Ираком и ожидаемый визит к нам государственного министра по делам обороны Объединенного Королевства Джеффри Хуна можно догадаться, что вам достался один из самых сложных участков работы…

-- В вопросе якобы имевших место поставках Украиной установок «Кольчуга» в Ирак, который подняли представители английской стороны, мы должны продемонстрировать полную открытость, чтобы доказать: за публикациями, появившимися в зарубежной прессе, на самом деле ничего нет. Именно это сейчас делает Украина. И, считаю, что визит г-на Хуна очень своевремен, чтобы расставить все точки над i в необоснованных обвинениях.

-- Не сомневаюсь, что вы много раз бывали в Лондоне. А каким было самое первое впечатление?

-- Оно очень сильно отличалось от тех ощущений, которые возникали впоследствии. Сначала Лондон показался мне огромным сумасшедшим городом, в котором все машины ездят не по той стороне дороги (в Лондоне движение левостороннее). Тысячи людей непрерывно заходят и выходят из огромных государственных финансовых учреждений. Похожее впечатление у меня было, когда я в 1975 году приехал в Москву поступать в аспирантуру и стоял перед большущим зданием Госплана СССР.

-- Думаю, вы не боитесь знаменитых лондонских туманов и сырого климата. А вот не боязно ли оставлять в Киеве без присмотра квартиру с нажитым добром?

-- (Добродушно хохочет) Думаю, что продам свою квартиру. Это вовсе не радикальная мера. Я финансист и привык управлять теми активами, которые у меня есть, наиболее эффективно.

-- Скажите, семья поедет вместе с вами? И придется ли вашей супруге увольняться, чтобы последовать за мужем на Туманный Альбион?

-- Мы все вместе уедем даже несколько раньше срока, поскольку главной проблемой по приезде будет найти хорошую школу для дочки. Зная же характер жены, я даже не сомневаюсь, что ее кипучая энергия найдет применение и в Англии. В любом посольстве жена посла играет большую роль. На ее плечах не только забота о психологическом климате внутри посольства, но и участие в презентационных мероприятиях. Зная же особенности английского образа жизни, полагаю, что супруга станет активно заниматься культурной сферой.

-- Дочь не мечтает о карьере финансиста, как папа?

-- В 14 лет не так-то просто определиться. Свои способности она больше оценивает не в математике, а в области языков, дизайна, словом, гуманитарных наук. Математика и физика ей даются сложнее, хотя она отличница. Я сам в детстве особенно не блистал знаниями математики, но, тем не менее, закончил факультет кибернетики Киевского университета имени Шевченко. Когда в старших классах с помощью родителей выбрал экономическую кибернетику, начал не самой любимой математикой заниматься дополнительно и подтянулся до приличного уровня знаний. А в университете был средним студентом, особенно на первых трех курсах. Даже получил когда-то «неуд» по математическому анализу, но заканчивал университет с рекомендацией для поступления в аспирантуру.

«Вадим Гетьман не только умел видеть людей, но и заставлял их работать так, чтобы развивались лучшие качества каждого»

-- Вот ваши университетские преподаватели удивились, когда вы стали министром финансов?! А кто еще из ваших однокурсников стал известным политиком?

-- Пожалуй, никто. А вот из тех, с кем учился в аспирантуре, а затем работал в столичном Институте экономики, могу назвать много известных вам людей: Василий Роговой, Иван Заец, Василий Лановой, нынешний директор Института экономического прогнозирования Валерий Геец, бывший первый замглавы Антимонопольного комитета Зоя Борисенко и многие другие. В общем, была интересная и сильная команда.

-- А почему вы не упоминаете покойного Вадима Гетьмана, который в немалой степени способствовал вашему карьерному росту?

-- Знакомство с Вадимом Петровичем состоялось намного позже… На каком-то этапе работа в Институте экономики стала меня тяготить. Я занимался прогнозированием, то есть планированием развития экономики УССР. Построил первые в Украине (сейчас даже смешно называть) динамические модели межотраслевого баланса страны. Мои прогнозы свидетельствовали, что экономика загибается, а в высоких кабинетах нужны были совсем другие показатели. Поэтому, кстати, я очень долго писал свою диссертацию. Академическая наука изжила себя. Тогда как раз начали создаваться так называемые научные кооперативы. Мы стали делать первые научные разработки в области автоматизации банковской сферы. И начали со Сбербанка.

И вот однажды, благодаря весьма приличному знанию английского, случайно попал в состав делегации, которая ехала в Великобританию для изучения банковского дела. Меня взяли в качестве… переводчика! Там я и познакомился с Вадимом Гетьманом. Через год он предложил мне работу в банке -- в должности его помощника, полагая, что для меня это весьма почетный пост. Само название должности мне не понравилось, хотя я даже не знал, что нужно будет делать. И тогда Вадим Петрович сделал мудрый шаг -- через месяц меня «переквалифицировали» в советники. Я согласился. С 1989 года начался период, который фактически стал ключевым с точки зрения формирования меня как будущего руководителя. Гетьман обладал уникальными качествами, он не только умел видеть людей, но и заставлял их работать так, чтобы развивались лучшие качества каждого. У него было колоссальное чутье на все новое. Я очень рад, что всегда принимал активное участие во внедрении новшеств: строительстве банковской системы, создании коммерческих банков, развитии международной системы расчетов…

«Нужно стремиться отдать больше, чем есть у тебя самого»

-- Со стороны вы производите впечатление эдакого везунчика. У вас есть какой-то рецепт карьерного успеха?

-- Есть несколько правил, которые для меня являются главными: никогда не жалеть чем-то делиться -- отданное всегда потом возвращается; никогда нельзя показывать, что тебе плохо. И еще. Надо быть добрым, хоть это и не всегда легко. Я глубоко убежден, что доброта воздается сторицей.

-- Анатолий Кинах недавно признался, что свой самый первый капитал он заработал ловлей бабочек. А вы помните свои первые «серьезные» деньги?

-- Я уже упоминал первые научные кооперативы. Когда мы делали так называемые хозрасчеты для Сбербанка, то заработали весьма неплохой по тем временам гонорар. Получили толстый конверт, и прямо на лавочке в скверике принялись делить его содержимое. Правда, сейчас не помню, куда потратил этот гонорар. Я не из тех, кто разбрасывается деньгами, но в то же время никогда и не жалею о потраченных.

-- Скажите, сколько денег необходимо финансисту для полного счастья?

-- (Долгий хохот) Мне нужно столько, чтобы я мог заниматься той работой, которая мне нравится. Деньги для меня не самоцель. Это средство достижения свободы в реализации амбиций, желаний, возможностей. В последнее время мне это удается.

-- Мечты в юности сильно отличаются от того, чем вам приходится заниматься сейчас?

-- В свое время я очень хотел заниматься тем, что ныне называется шоу-бизнесом. Но, к счастью, не сложилось. В детстве, как ни странно, я занимался баскетболом и даже играл за сборную Киева. А потом увлекся футболом, теннисом, горными лыжами.

-- Вашу супругу часто можно увидеть в спортивном клубе «Фаворит». А вот вы почему-то не посещаете тренировки…

-- Мою семью, действительно, можно увидеть в этом фитнес-центре. Учредители этого клуба -- наши друзья. Но мне все-таки больше по душе активный отдых на свежем воздухе, а не в закрытом помещении. Например, в прошлом году я впервые для себя открыл парусный спорт. Меня пригласили возглавить оргкомитет Кубка имени Вадима Гетьмана. Это ежегодные соревнования яхтсменов на Киевском море. Парус, волны, ветер настолько впечатляют, что сегодня я уже мечтаю о своей яхте!

-- Владимир Семиноженко как-то рассказывал, что ему труднее всего было работать с премьером Лазаренко, министры к нему на прием не могли попасть порой месяцами. А как вам работалось с разными премьерами?

-- С Лазаренко мне было работать проще, потому что я специально опаздывал на работу, чтобы утром с ним не встречаться. Он вызывал к себе казначея и все вопросы они решали без меня, особенно в первые месяцы. Что касается других премьеров, то каждый из них обладает уникальными чертами характера и способностями. Если бы взять феноменальную способность Валерия Пустовойтенко запоминать и четко управлять административными системами, хорошее финансовое чутье Виктора Ющенко, удивительную исполнительность и пунктуальность Анатолия Кинаха, то получился бы идеальный премьер для любой страны.

-- Игорь Александрович, можете сказать о себе, что вы раб своих привычек? И придется ли вам в Лондоне менять, например, свои гастрономические пристрастия? Начнете ли вы употреблять виски «Джонни Уокер» или «Баллантайнс»?

-- В пятьдесят лет я, действительно, раб своих привычек. И менять их не хочу -- считаю, что могу позволить себе любую. Что же касается спиртных напитков, то среди киевских гурманов уже года четыре популярен по-настоящему хороший виски. Так что привыкать не придется. Хотя я предпочитаю сухие вина.

-- У вас есть любимый чисто английский анекдот?

-- Я бы рассказал, но, думаю, что в газете вы его не напечатаете…

 


Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров
Киев
-3

Ветер: 1 м/с  Ю
Давление: 740 мм

Мама маленького мальчика так громко крикнула на всю улицу: «Брось каку!», что четыре мужика, оглядываясь, выбросили сигареты, а пятый шарахнулся от жены...