ПОИСК

Попавшая под колеса автомобиля 10-летняя альбина выжила, хотя ей удалили большую часть внутренних органов

0:00 9 листопада 2001
Даже хирурги и реаниматологи с многолетнем стажем не припомнят случая, чтобы кому-то удалось выкарабкаться после таких травм

Травмы, полученные этой девочкой в результате дорожно-транспортного происшествия, были несовместимы с жизнью. В Лохвицкой районной больнице ей удалили селезенку и значительную часть поджелудочной железы, наложили швы на разорванные печень и желчный пузырь, пришили оторванную двенадцатиперстную кишку. Затем ребенка отправили в Полтавскую детскую городскую больницу, где произвели резекцию желудка, на котором образовались стрессовые язвы. От этого жизненно необходимого органа осталась лишь пятая часть. Кроме этого, был ушиб легких и перелом правой ноги со смещением. Полтора месяца Альбина жила только за счет внутривенных вливаний. Десятилетняя девочка весила 15 килограммов (до аварии ее вес составлял 30). Но, несмотря на это, произошло чудо. Когда самое страшное осталось позади, все, кто боролся за жизнь ребенка, вздохнули с облегчением.

Увидев, что машина остановилась, дети побежали через переход, но водитель тоже тронулся с места

Первого сентября Альбина Харченко из райцентра Лохвица в Полтавской области должна была пойти в пятый класс. По этому поводу мама в предпоследний день летних каникул отвела дочку в парикмахерскую, где ей отрезали надоевшую косу и сделали модную стрижку. Девчушка в новенькой форме и блестящих туфельках кружилась перед зеркалом, любуясь собой.

Незадолго до обеда Альбина и ее шестилетний брат Рома вызвались сбегать за мороженым. Отец дал им деньги, попросив заодно купить ему сигарет. К ним присоединилась Аня, приехавшая на лето к бабушке, которая жила по соседству. Дети быстро собрались. Но пошли не в магазин, как сказал им отец, а на базар. Инициатором изменения маршрута была Альбина.

-- Мы с Аней шли по зебре, держась за руки, а Рома -- чуть позади нас, -- вспоминает тот ужасный день девочка. -- Когда до тротуара оставалось пару шагов, на большой скорости к пешеходному переходу подъехали «Жигули». Мы решили, что водитель нас не пропустит, и остановились. Но машина тоже остановилась, поэтому мы побежали. И в этот же момент автомобиль тронулся с места.

РЕКЛАМА

Страшные подробности случившегося девочка помнит до мелочей. Она увидела, что Аня упала, ударившись об асфальт, и с ее головы потекла кровь. А Альбина очутилась под машиной, которая будто подпрыгнула, налетев передним колесом на препятствие, и остановилась. Рома стоял и сильно кричал. Девочка попыталась подняться, но не могла стать на ногу. Живот пронизала страшная боль. О том, что полученные травмы могут быть очень серьезными, она даже не подумала. Только появился страх перед родителями, которые будут ругать за то, что потащила детей на этот переход.

«Детки, детки, что же я наделал?!» -- причитал водитель, пытаясь хоть чем-то помочь пострадавшим. Сбежалась толпа народа. Виновник трагедии бросился к припаркованному неподалеку автомобилю. Перенес в него девочек, усадил мальчика и попросил шофера отвезти их в больницу. А сам с места происшествия уехал.

РЕКЛАМА

В больнице сначала обследовали окровавленную Аню и Рому, который не переставал плакать и кричать. Только затем подошли к Альбине, которая тихонько лежала на носилках, схватившись за живот.

-- Мы примчались с мужем в больницу, как только Анина тетя сообщила нам, что дети попали в аварию, -- рассказывает Елена Харченко, мама девочки. -- Меня поразили ее глаза навыкате. Других повреждений, кроме сломанной ноги, заметно не было. Дочь слишком по-взрослому обратилась ко мне: «Мама, не кричи и не плачь, у меня сильно болит живот».

РЕКЛАМА

Хирург признался родителям, что полученные травмы несовместимы с жизнью

Когда закончилась длившаяся четыре с половиной часа операция, родителей пригласили в ординаторскую. «Я должен вам сообщить, что за мою практику таких травм у детей мне видеть не приходилось, -- признался светило хирургии в Лохвице Александр Кириченко. -- Мы сделали все возможное». «Говорите прямо, что нам ждать?» -- стараясь казаться спокойной, прервала доктора мать, хотя почувствовала, как внутри у нее что-то оборвалось. «Травмы, полученные ребенком, к сожалению, с жизнью не совместимы» -- честно ответил хирург. «Я знаю свою девочку, она справится, у нее все будет хорошо» -- решительно ответила Елена. «Дай Бог!» -- вздохнул уставший хирург.

Елена и Сергей Харченко привыкли к тому, что их дочь всегда была впереди. Ей вечно не хватало времени на всевозможные дела. В школе была лучшей ученицей, но домашнее задание готовила за 10-15 минут, ей все давалось легко. Быстро сложив портфель, бежала на танцы или в кружки мягкой игрушки и выжигания. Ни одно мероприятие в школе и городе не обходилось без участия Альбины Харченко. Участвовала и побеждала практически во всех конкурсах. С легкостью и мальчишеским озорством лазила по деревьям и заборам. Энергия из нее била ключом. Родители верили, что эта энергия не может иссякнуть в один момент!

Врачи ничего не говорили, а родители ни о чем их не спрашивали. Зато Альбина, придя в себя после наркоза, начала задавать множество вопросов. Самым первым был: «Что с Ромой и с Аней?». Потом поинтересовалась, зачем ей сделали операцию, ведь она просила врачей не разрезать ее. Медиков очень удивил этот вопрос. Обычно после подобных травм люди теряют память. Реаниматолог районной больницы Григорий Карась только развел руками. Чтобы проверить память пациентки, он начал показывать ей пальцы и просить сосчитать их. «Да отстаньте вы со своими пальцами!» -- возмутилась девочка уже на счете «три».

Семь суток родители Альбины не ели, не спали, и не чувствовали усталости. Хирурги Анатолий Присяжный, Александр Кириченко, реаниматолог Виктор Бурлей не отходили от маленькой пациентки ни на минуту. «Эти доктора в условиях пустыни творят чудеса» -- оценил работу местных медиков прибывший на консультацию анестезиолог отделения реанимации и интенсивной терапии Полтавской детской городской клинической больницы Николай Рева. Он имел в виду практически полное отсутствие в больнице материальной базы.

«Николай Алексеевич -- моя вторая папа» -- шутит сейчас Альбина. Сергей с Еленой не находят слов, чтобы выразить свою благодарность за участие в судьбе их дочери заведующему отделением Владимиру Сарычеву, врачу Валерию Похилько, областному хирургу Николаю Дубинскому, начмеду Степану Вернигоре, всему персоналу. Это люди, работающие по призванию. Они лечили не только лекарствами, но и теплом своей души. А недавно девочка попросила кусочек соленого огурчика, и на следующее утро ее завалили домашними солениями. Специально для любимой пациентки медсестры тушат дома кусочки тыквы. Они испытывают истинное наслаждение, видя, как Альбина самостоятельно ест.

-- Мне практически все время хотелось есть, -- говорит девочка. -- Еда даже снилась. Однажды приснилось, что я дома ем борщ.

За полгода до трагедии Елене приснилось, что дочь упала в глубокий котлован

-- Когда она мне рассказала об этом, я уже не сомневалась, что дочка поправится, -- продолжает разговор Елена. -- Вообще я стала верить снам. Примерно за полгода до трагедии мне приснилось, что Альбина упала в глубокий котлован, и ее начала затягивать бурлившая там жижа. Дочь барахтается изо всех сил, а я никак не могу ее оттуда достать. Затем стала звать на помощь людей: «Ее можно спасти, нужно только руку протянуть!» От своего крика и проснулась.

Уголовное дело против виновника аварии так и не возбудили

Когда сон оказался явью, семья Харченко не осталась наедине со своей бедой. Руки помощи протянули родственники, друзья, учителя и ученики школы, в которой учится Альбина, руководители районной администрации, даже незнакомые люди. Они сдавали кровь (у девочки оказалась редкая группа -- четвертая c отрицательным резусом), приносили в больницу и перечисляли на специальный счет деньги, просто звонили и поддерживали морально. Денег потребовалось много -- ежедневно только на лекарства уходило 700 гривен. Был период, когда к венам Альбины подключали одновременно шесть-- восемь флаконов с лекарствами.

Елена позвала на помощь экстрасенса из Лохвицы Наталью Жданив. Местный священник привез из Киева слезы мироточивой иконы, которыми родители смазывали тело девочки. В Полтаве другой священник соборовал девочку. Святые отцы молились за ее здоровье. И чудо свершилось.

Только водитель «Жигулей», сбивший детей, отказался от помощи. Вначале, правда, искал и доноров, и за квартиру, нанятую в Полтаве родителями девочки, рассчитался, и оплачивал счета на лекарства. Но потом заявил, что у него зарплата всего 100 гривен и большие долги за коммунальные услуги. Больше Сергей и Лена к нему не обращались. С его стороны никаких попыток восстановить контакт предпринято не было. Родителям пришлось подать заявление в суд о возмещении материального и морального ущерба, хотя они не хотели этого делать, рассчитывая на человеческое участие. Но уголовное дело против виновника трагедии так и не возбудили.

До трагедии Альбина мечтала стать танцовщицей, а сейчас хочет стать врачом. Она попросила хирурга Николая Дубинского не уходить на пенсию до тех пор, пока она не закончит мединститут и не пройдет у него практику. «Это самая лучшая профессия -- возвращать больных к жизни» -- уверена девочка, которая раньше панически боялась крови и малейшей боли. Даже мама не ожидала, что она так мужественно перенесет выпавшие на ее долю страдания. Если бы автор этих строк не видела ее изрезанный живот, глубокие пролежни на спине, худенькие, как у детей из концлагеря, ноги и руки, по выражению лица маленькой пациентки никогда не догадалась бы, какие муки ей довелось вынести. Пока взрослые беседовали, она рисовала сказочных героев.

Наверное, какая-то сверхъестественная сила удерживала Альбину на этом свете. «Во время войны детей с подобными травмами не оперировали, они умирали. А в мирное время у детей таких травм не бывает» -- запомнились Елене слова хирурга Николая Дубинского.

Как-то мама, читая Альбине Библию, спросила: «Ты знаешь, как выглядит ангел?» Ответ дочери очень удивил ее: «Конечно, он со мной даже разговаривал». И рассказала свой сон. Ей снилось, что она отдыхала под грушей, а прямо у нее над головой висело три больших спелых плода. Вдруг с небес спустился красивый юноша весь в белом, притронулся к ней крылом и позвал: «Альбина!». И она вмиг очнулась.

Брат Альбины Рома после случившегося с ними на пешеходном переходе стал заикаться и страдать энурезом. Для Ани тоже трагедия не прошла бесследно -- у нее появились жуткие головные боли.

-- Лечение Альбины Харченко протекало очень сложно, -- рассказывает врач-реаниматолог Полтавской детской городской клинической больницы Валерий Похилько. -- Сначала у нее развился перитонит, затем панкреатит, вследствие чего внутренние органы под воздействием вытекающего сока поджелудочной железы начали буквально плавиться и выходить наружу через дренажные трубочки. Ребенок буквально истекал гноем. Мы уже планировали провести третью операцию, но постепенно воспалительный процесс угас. Словом, пришлось побороться за ее жизнь.

Я не могу выделить какой-то основной фактор в ее выздоровлении. Сыграли свою положительную роль вовремя и квалифицированно проведенная первая операция в Лохвицкой районной больнице, должный уход в нашем отделении, самоотверженность родителей, а главное, стремление самой девочки к жизни. На днях мы уже перевели ее из реанимации в хирургическое отделение.

 


594

Читайте нас у Facebook

РЕКЛАМА
Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів