Происшествия

Элеонора прохницкая: «мой бывший муж эмиль кио женился на супруге своего родного брата»

0:00 17 февраля 2001   3710

Карьера Элеоноры Прохницкой начиналась на эстраде. Со своим будущем мужем Борисом Владимировым они играли скетчи. Затем вместе с Вадимом Тонковым создали коллектив «Комсомольский патруль». Как Райкин, быстро переодевались и разыгрывали смешные миниатюры на злободневные темы, пели, танцевали. Когда Элеонору пригласили работать в Московский мюзик-холл, она согласилась. Владимиров и Тонков стали впоследствии знаменитыми Вероникой Маврикиевной и Авдотьей Никитичной. Супружеские отношения Бориса и Элеоноры, к сожалению, не сложились. А потом в ее жизни появился Эмиль Кио…

«Когда из-за ширмы вышли два красавца в смокингах, я от восхищения чуть со стула не свалилась»

-- Мы приехали на гастроли в Днепропетровск и, увидев на местном цирке светящиеся буквы «КИО с сыновьями», решили сходить на их представление, -- вспоминает Элеонора Прохницкая. -- Выступление началось очень эффектно: на манеже появился импозантный Эмиль Теодорович и под барабанную дробь хрипловатым голосом объявил: «Позвольте вам представить моих сыновей -- Эмиля и Игоря!» Когда из-за ширмы внезапно появились два красавца в смокингах, я от восхищения чуть со стула не свалилась. По актерской традиции после спектакля зашли за кулисы поблагодарить коллег за прекрасный вечер. Эмиль и Игорь, узнав, что мы живем в одной гостинице, сразу оживились и пригласили нас поужинать. Вечером большой компанией мы ввалились в трехкомнатный номер «люкс», где остановились Эмиль Теодорович Кио с женой Евгенией Васильевной и няней Марусей. Сыновья мага жили отдельно на том же этаже.

-- А кто из братьев вам больше понравился?

-- Все решила дорога к храму. На пути нам встретился грязный, оборванный нищий. Увидев нашу шикарную «Волгу», он помахал костылем. Игорь запротестовал: «Не останавливайся, не надо! Грязь в машину занесет!» Но сидевший за рулем Эмиль все же остановился. И тут я подумала: «Какой он добрый и чуткий!» Заутреня нас с Эмилем таинственным образом сблизила… На другой день мы с театром уезжали в другой город. Вдруг к автобусу подходит Эмиль и, смущаясь, выпаливает: «Позвоните мне, пожалуйста, в Москве. Мой номер телефона очень просто запомнить: 2-32 коммутатор, а дальше 1946. Я буду ждать».

Через два месяца мы приехали на выступления в Сочи. По дороге из аэропорта я вдруг увидела огромные буквы «КИО» и поняла, что это судьба. Пока длились гастроли, мы ежедневно встречались с Эмилем. Все было очень невинно и романтично. Вскоре меня утвердили на вторую главную роль в кинокомедии «Трудные дети», где моей партнершей стала Татьяна Пельтцер, и мне пришлось уехать на съемки в Новую Каховку. Эмиль присылал нежные письма и каждый день бегал на почту за ответом. «Чем больше я узнаю тебя, тем ты становишься мне роднее и ближе. Знай главное, ты мне очень нужна и я тебя люблю», -- писал мне Эмиль. Эти письма я храню до сих пор.

Я наконец тоже влюбилась по-настоящему. А почему бы и нет? Эмилю уже исполнилось 24 года, он был свободен и настроен на серьезные отношения. Правда, без своей квартиры, но бытовые трудности меня не пугали. Мой возлюбленный жил вместе с родителями на Ленинском проспекте в бывшей коммуналке. Получилось так, что две жены и сыновья Эмиля Теодоровича оказались в одной квартире, где и прожили до самой смерти Кио. Отец развелся с Кошей Александровной, мамой моего мужа, еще в войну. Эмиль Теодорович тогда работал в цирке на Цветном бульваре и жил в «Метрополе». Маленький Эмильчик вместе с мамой и Марусей остались в Орджоникидзе там было спокойнее. А Кио тем временем познакомили с молоденькой девушкой Женей. Пока длились его гастроли, они жили вместе, а потом решили пожениться. Вернувшись в Москву, Коша Александровна оказалась в одной квартире с новой женой уже бывшего мужа. Ее происхождение -- княжеские осетинские корни -- помогало с достоинством сносить это соседство.

«Эмиль так любил меня, что пошел против воли отца»

С Эмилем мы переписывались, я с нетерпением ждала то окончания гастролей, то завершения съемок, чтобы наконец с ним повидаться. Члены семьи Кио по-разному относились к нашему роману. Глава семьи вначале отмахивался: «Ну, встречается с девушкой из мюзик-холла. Бог с ним!» Я пришлая, не цирковая, вот он меня всерьез и не принимал. У знаменитых цирковых семей приняты династические браки. А вот супруга Кио-старшего, Евгения Васильевна, увидев меня, сразу решила, что я могу представлять опасность для ее Игоря -- вдруг буду как-то не так влиять на нерешительного старшего брата. Она настраивала Эмиля Теодоровича против меня, относилась ко мне плохо и делала все, чтобы расстроить наш будущий брак. Но Эмиль так любил меня, что пошел против воли отца и женился.

Я продолжала работать, и впереди меня ждал невероятный успех в Париже. В парижской «Олимпии» наш мюзик-холл дал 101 представление с аншлагами. Кстати, до нас в Париже не выступал ни один театр из Советского Союза. Приглашение поступило от знаменитого владельца «Олимпии» Бруно Какатрикса, импресарио Эдит Пиаф и Мирей Матье, и он не прогадал -- заработал на нас хорошие деньги. Он устроил нам гастроли по всей Франции. Я вела программу представления на французском, поэтому мне придумали псевдоним Натали (в то время была очень популярна французская песенка «Натали» о русской девушке в исполнении Жильбера Беко) и наняли репетиторов по французскому языку. До гастролей в Москву специально приезжали корреспонденты «Пари матч», сняли нас с Эмилем на кухне за чаем и подписали фото: «Элеонора-Натали и ее муж инженер-строитель Кио». Так в 1964 году Кио пришлось позировать фотографам в качестве мужа «звезды». Тогда он был всего лишь ассистентом отца, никому не известным инженером-строителем. В Париже папарацци не давали мне проходу, а однажды настолько обнаглели, что пришли в мой номер с весами и сантиметром. На следующий день в газете опубликовали мои параметры: при росте 162 см и весе 55 кг талия 52 сантиметра! «0-ля-ля! Вы просто мадемуазель Бардо!» -- восхищались репортеры. Естественно, их интересовало, что же я ем на завтрак. Мой ответ: «После ваших круассанов хожу целый день голодная. Обычно с утра я ем омлет или бифштекс» всех поверг в шок В газете крупными буквами набрали заголовок: «Русская Брижит Бардо предпочитает на завтрак бифштекс!»

… Меня ждала поездка в Канаду. Но, несмотря на уговоры нашего руководителя, я от нее отказалась. Мне не хотелось больше разлучаться с Эмилем. Решение посвятить жизнь любимому было твердым, и я отправилась в Киев, куда семья Кио уехала на гастроли. Там и произошла трагедия: Эмиль Теодорович после спектакля, находясь в хорошем расположении духа, рассказывал какой-то анекдот, как вдруг неожиданно упал и умер. Врачи диагностировали разрыв аорты. И вот тут-то Евгения Васильевна, женщина властная, без обиняков заявила Эмилю: «Голубчик, все остается Игорю, ты на манеже смотришься сутулым бухгалтером, к тому же шепелявишь. У тебя есть профессия инженера, в цирке тебе делать нечего… » И тут ее опасения насчет моего решительного характера оправдались. «Нет уж, извините, -- твердо заявила я. -- Эмиль -- старший сын, наследник, и будет работать в цирке». На мое счастье, Георгий Сергеевич Агаджанов, замуправляющего «Союзгосцирка», отдал распоряжение сделать второй аттракцион Кио на базе киевского цирка.

«Папа-Брежнев за несколько минут развел Игоря и Галину»

-- У Игоря был роман с Галиной Брежневой… А вам довелось с ней познакомиться?

-- Конечно! Мы какое-то время даже жили в одной квартире на Ленинском. Они с Игорем закрывались на несколько часов в комнате, потом, счастливые, выходили. Галина доставала из холодильника заранее припасенные свои любимые котлеты по шесть копеек. Нажарит их десятка два, мы садимся и едим под рюмочку. Совершенно не кичилась папой-генсеком. Очень любила нашу компанию, хотя и была гораздо старше. В итоге они с Игорем все-таки расписались. Говорят, Брежнев услышал об «экзотическом» браке дочери по «Голосу Америки»: «Дочка генерального секретаря Леонида Брежнева вышла замуж за сына бродячего циркача Кио». Представляете его реакцию?! Родители Игоря, с одной стороны, были вроде бы против -- такая разница в возрасте, а с другой лестно: все-таки дочь Брежнева! Счастливые молодожены, ни о чем не подозревая, отправились отдыхать в Сочи, где остановились, как водится, в цирковой гостинице. Утром к ним в номер постучался приветливый майор: «У нас проверка документов. Можно посмотреть ваши паспорта? А то селят часто в один номер незарегистрированных граждан». «Пожалуйста, у нас все в порядке!» и спокойно протягивают документы. «Извините, через пять минут мы вам вернем паспорта». И действительно, отдали моментально, только… абсолютно чистые, уже без штампов загса. Так папа-Брежнев за несколько минут развел строптивую влюбленную парочку. После этого они долго еще встречались, но в конце концов поняли, что все бесполезно, им не дадут жить вместе, и расстались.

Через некоторое время у Игоря появилось новое увлечение -- артистка цирка. Красоты неописуемой, настоящая фарфоровая статуэтка. Но их роман закончился печально. В Архангельске в программе Кио работала Виктория Ольховикова с бульдогами и ее дочь Иоланта, которой мама купила готовый номер с попугаями (они уже все умели: говорили, выполняли различные трюки). Семья Ольховиковых когда-то имела свой цирк в Кисловодске и была безумно богата, такого количества бриллиантов я не видела ни у кого в цирке! Там, в Архангельске, родители 20-летнего Игоря окончательно решили его судьбу: «Хватит. То одна, то другая! Завтра же жениться!» В «люксе» Кио еще шли переговоры о предстоящем «династическом» браке, а слух об этом уже разнесся по цирку. Дошло и до его возлюбленной. Это известие стало для нее настоящей трагедией и чуть не стоило ей жизни. Но Игорь все-таки женился на Иоланте.

«Все фокусы Кио построены на близнецах. Я искала их по всему Киеву»

-- А что было бы с Эмилем, если бы он вас не встретил?

-- Не знаю, возможно, работал бы прорабом где-нибудь на стройке. Ведь, кроме известной фамилии, у него не было данных стать цирковой звездой. Мы начинали с нуля, все осталось Игорю: отцовская аппаратура, реквизит, ассистенты. Сейчас уже не секрет, что все фокусы Кио построены на близнецах. Их я искала по всему Киеву. В одном доме мне очень понравились двойняшки: красивые, упитанные, сидят и уплетают из огромных тарелок вареники со сметаной! Я им с порога: «Стоп! Хотите работать в цирке -- забудьте о варениках». За три месяца научила их двигаться, носить костюм, улыбаться, делать «комплимент». Часами гоняла их в манеже, как лошадок, рисовала эскизы костюмов, подбирала музыку к каждому номеру -- то есть взяла на себя всю художественную часть. Мы сделали программу за три месяца! Игорь с мамой уехали сразу же после смерти Эмиля Теодоровича на гастроли в Японию. Когда вернулись, их ждал сюрприз -- наша премьера в Ялте. И пошло-поехало! Гастроли в Мексике, звание заслуженного артиста Осетии, слава, деньги… Словом, виват новый Кио!

В 67-м у нас родился сын. Роды были очень тяжелые -- лицевое предлежание плода, такое встречается один раз на тысячу. Через двое суток мучений Эмильчик родился почти мертвым. «Ничего, мамаша, выживет!» успокоили акушеры. Выжить-то он выжил, но часть мозга у него погибла. Еще в больнице «доброжелатели» мне доложили, что муж на гастролях развлекался с танцовщицей на проволоке. А ведь со времени нашей свадьбы прошло всего три года! Когда, глядя в глаза Эмилю, я спросила: «Это правда?», он промолчал. Я пыталась, конечно, забыть об измене, но обида не давала покоя. Оказывается, простить такое нельзя.

«Я взяла два чемодана и ушла, как настоящий мужчина… »

-- Но это же случайная связь, со всяким бывает…

Если бы… Были мы как-то на гастролях в Грозном, и там я приглядела двух девочек-близняшек, 14-летних Любу и Зою Усастовых. Рыженькие, конопатенькие, очень смешные. Их родители меня просили: «Элеонора, пожалуйста, замените им маму». (Меня вообще в коллективе все девчонки звали мамой Элой. ) Я и старалась -- ходила на родительские собрания, учила с ними уроки, делала из них артисток… Учиться близняшки ленились, зато довольно быстро научились пить водку стаканами и предаваться любви в конюшне на сене. Особое предпочтение Люба отдавала джигитам, которые с криками «Асса!» летали на конях по манежу. Однажды раздался телефонный звонок: «Вам нравится фильм «Лев зимой?» -- «Да, очень! С кем я говорю?» -- «А как вам понравится фильм «Эмиль Кио и Люба Усастова в одной постели?» От такой художественно оформленной новости я остолбенела и тут же засобиралась к Эмилю, который в ту пору был на гастролях. Приехав и убедившись, что это действительно правда, я сдалась. После представления Эмиль заходил к нам в «люкс», переодевался и уходил на «сеновал». Позже Люба стала его женой, родила девочку, но так и не смогла «завязать» с прошлым. Как-то Эмиль застал ее с очередным джигитом и подал на развод.

Мы вернулись в Москву. Я взяла два чемодана и, как мужик, ушла, оставив ему трехкомнатную квартиру, белую «Волгу» (купленную на наши общие деньги в Мексике), японскую аппаратуру, хрусталь и прочее барахло. Сняла комнатку и задумалась: чем же мне теперь заняться? Ведь я потеряла 11 лет, работая на него… И тут вдруг везение -- Агаджанов предложил мне роль ведущей на концертах зарубежных звезд. Это такая удача! Я объездила с Карелом Готтом, японским ансамблем «Черные утки», Лолитой Торес весь Союз. На бракоразводном процессе Эмиль, чтобы отвоевать себе квартиру, задумал лишить меня материнства: нанял крутого адвоката и привез свидетелей моего «аморального поведения». Но после моих слов: «Мне лично ничего не надо, прошу лишь помочь содержать больного сына» одна из «свидетельниц» зарыдала: «Я что, напрасно текст учила?»

Сыну, страдавшему церебральным параличом, был необходим свежий воздух, и я, продав кое-какие вещи и драгоценности, решилась на покупку дачи. Приобрели старый дом по Ярославскому шоссе, отремонтировали, на 22 сотках разбили сад. Сейчас Эмилю 33 года, четыре месяца в году он и няня Маруся проводят со мной на даче. Отец изредка его навещает, правда, в это лето не был ни разу…

-- А как случилось, что ваш бывший муж, Эмиль Эмильевич, женился на жене брата?

-- Как-то Эмиль пошутил: «Вот женюсь на Иоланте и буду получать от Игоря алименты за дочку». Так и случилось. Иоланта ездила с Игорем на гастроли со своими попугаями и ассистировала в его аттракционе (Кстати, каждый Кио обязательно пилил свою жену на арене, а потом,' как правило, менял ее на ассистентку, потому что ему больше нравилось пилить ее. ) Уже давно поговаривали, что отношения у них неважные, а тут у Игоря появились ассистентки-близняшки (близнецы -- это рок для Кио!) Одна из них -- Виктория -- действительно была хороша, умна и интеллигентна. Игорь сблизился с ней, но брошенную Иоланту тем не менее оставил в программе. Он оказался благороднее Эмиля, давал ей работу, оставил квартиру и даже, говорят, по ее требованию выплатил алименты дочери за несколько лет вперед.

А на Эмиля в это время было больно смотреть. Мне периодически звонили цирковые и докладывали: «Видели твоего бывшего -- худой, небритый, вечно навеселе». Мама Иоланты Виктория Леонидовна, дама очень сообразительная, поняла: «Какое добро пропадает! Ну ничего, мы его откормим, отмоем -- ведь Кио все-таки!» Она рьяно принялась лепить будущего мужа для дочери, которая в это время была на гастролях. «Эмильчик, начала она боевую операцию, возьми меня с бульдогами в программу! А Витуська, твоя племянница, тебе поассистирует». Виктория Леонидовна, отменная кулинарка, откормила его и ограничила в спиртном. Когда Иоланта с попугаями через три месяца приехала в Ташкент, Эмиль уже был готов к семейной жизни: водил племянницу в школу, готовил с ней уроки, обедал и ужинал у «тещи». Так Кио вышла замуж за Кио, то есть за родного брата своего бывшего мужа -- просто сумасшедший дом! А я никогда не стремилась стать мадам Кио и сохранила девичью фамилию до сих пор.

«Мой муж «пилить» ассистентку не будет, да и на сеновал с ней не пойдет»

-- А вы устроили свою личную жизнь? -- интересуется журнал «Караван историй».

-- В моей жизни наконец произошли счастливые перемены. А случилось это так: моя родственница решила выдать замуж соседку Тамару. «Есть колоссальный мужик, ведущий инженер, неженатый. Зовут Людвиг. Давай их познакомим», -- как-то предложила она мне. Я накупила дефицитных шпрот и зашла за Тамарой, но ее почему-то не оказалось дома. Что прикажете мне делать с полной сумкой консервов? Пришлось ехать на свидание одной. Иду к метро и чертыхаюсь под проливным дождем: «Ну мне это надо? Тащиться в Бескудниково, чтобы на какого-то Людвига посмотреть!» Приезжаю -- и как села рядом с ним, так уже 22 года рядом и сидим. Нашему сыну Саше 20 лет, а Эмильчику Людвиг стал вторым отцом. Он придумал массу приспособлений, чтобы мальчику было удобно передвигаться по даче: сделал перила, держалки, ступеньки…

И в работе я себя нашла. Вместе с Александром Белявским и Всеволодом Абдуловым много лет дублировали на Центральном телевидении фильмы, сериалы, мультики. Сейчас работаю режиссером и как актриса на «СВ-дубль». Озвучиваю всех -- от пятилетней девочки до девяностолетней старухи. Не отказываюсь и от рекламы -- время тяжелое, нужно много работать, чтобы выжить.

И все же мне горько, что именно так прожита жизнь. Если бы не встретила Эмиля, может, моя судьба, так звездно начатая, звездно и сложилась бы. Все как-то не по-человечески получилось, хотя и любили мы друг друга очень сильно. Есть в том, конечно, и моя вина -- польский взрывной характер и нетерпимость. Мне многие потом говорили: «С ума сошла! От кого ты уходишь? Это же золотое дно». «Нет, -- гордо отвечала я. -- Лучше полы мыть в подъезде, чем такое терпеть!» И правильно сделала, что ушла. Мой муж -- порядочный человек, домашний, надежный. Знаю, что «пилить» ассистентку он не будет, да и на сеновал с ней не пойдет!

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров

– Мама, купи собачку. – Нет! – Ну купи... – Я же тебе сказала: продай ее кому-нибудь другому.