Александр Ширвиндт

Многая лета

Александр Ширвиндт: "Я красивый старик, боящийся стать беспомощным"

Ольга СМЕТАНСКАЯ, «ФАКТЫ» (Москва)

25.07.2014 2:00 12668

Размер текста: Абв  Абв  Абв  

Народному артисту России и художественному руководителю Московского академического театра сатиры — 80 лет

Александр Ширвиндт известен зрителям по блестяще сыгранным ролям в фильмах «Ирония судьбы, или С легким паром!», «Небесные ласточки», «Трое в лодке, не считая собаки», «Вокзал для двоих», «Самая обаятельная и привлекательная», «Миллион в брачной корзине», «Бабник» и многим другим. Конечно же, поклонникам творчества артиста сразу вспоминается и неподражаемый дуэт Ширвиндта и Державина. А театралы утверждают, что Александр Анатольевич виртуозен в театральных постановках — как режиссер и как актер.

Трудно поверить в то, что Ширвиндту уже 80. Видимо, предвидя, что накануне славного юбилея у журналистов он будет «нарасхват», известный артист заранее презентовал в Москве свою биографическую книгу «Проходные дворы биографии», изданную в издательстве «КоЛибри». На этой презентации побывали «ФАКТЫ».

«По прямой чешу, как стайер, а по ступенькам уже проблема»

Поздравить автора с новой книгой (их у Ширвиндта уже три) приехали его жена Наталья, сын Михаил, невестка Татьяна, а также друзья Михаил Державин и Аркадий Арканов, которые признались, что прочитали воспоминания «от корки до корки» с нескрываемым удовольствием. Михаил Михайлович даже выписал номера страниц, на которых автор его упомянул.

Как отметил Александр Ширвиндт, его произведение — это не биографическая справка, а чехарда воспоминаний.

В книге, которая читается на одном дыхании, артист с потрясающей самоиронией говорит о своем возрасте.

«Недавно зимой на даче мы с женой пошли погулять, но чтобы занятие это не было совсем бессмысленным, зашли в сельский магазин. И там нас увидел грузчик Мишка, который раньше работал слесарем в нашем дачном кооперативе. Был он не очень свеж, но радостно бросился к нам со словами: «Как давно я вас не видел! А что это вы так плохо выглядите? Постарели. Ой, на вас просто страшно смотреть!» Мы стараемся от него оторваться, выходим из магазина. Он — за нами. На улице яркое солнце, снег, красота! Мишка внимательно смотрит на меня и говорит: «Ой, а на солнце вы еще х… вее!»

И в этой же главе Ширвиндт откровенничает:

«Очень много лет неожиданно настало. В секунду почему-то. Был на рыбалке — привезли друзья. Друзья тоже не самые свежие, но все-таки лет 10—15 разницы. Там сход вниз к озеру. Они туда-сюда, а я туда ссыпался, а назад не могу подняться. По прямой чешу, как стайер, а по ступенькам уже проблема. Коленки. Лечусь специальным согревающим гелем для суставов, который покупаю в ветеринарной аптеке. Друзья-наездники посоветовали. Вот инструкция по применению: «Намазывать от колена до копыта. После процедуры рекомендуется накрыть лошадь попоной. Желательно воздержаться от работ на мягком грунте». Мажу! Потрясающий эффект! Правда, все-таки отказываюсь от мягкого грунта. Принципиально. Соглашаюсь лишь на твердое покрытие. Как теннисисты…»

Это о состоянии физическом. А в душе? «Иногда, очень недолго, мне бывает где-то в районе 20 лет. А иногда мне под 90», — признается Ширвиндт.

И чуть дальше актер пишет: «Смерти я не боюсь. Я боюсь за своих близких. Боюсь случайностей для друзей. Боюсь выглядеть старым… Я красивый старик, боящийся стать беспомощным. В общем, диагноз — «старость средней тяжести».

На презентации книги рядом с актером сидела его супруга — Наталья Николаевна. Вместе они уже 55 лет. Она рассказала, что стало толчком для написания книги. Как-то на антресолях нашла письма, которые они с мужем писали друг другу в молодости. Выбросить рука не поднималась. Наталья Николаевна показала переписку Александру Анатольевичу, но он, прочитав пару строк, сказал, что никому все это не нужно. Однако жена сумела убедить артиста взяться за книгу, к этому уже много лет подряд его призывали и друзья.

Встречаться стали, будучи старшеклассниками. Накануне дня, когда объявили о смерти Сталина, долго гуляли, и утром Наталья опоздала на занятия в школу. Пришла радостная, а все плачут. Как вспоминает Александр Анатольевич, в школе подумали, что она радуется смерти Сталина, а она про это даже не знала. Наталья закончила школу в 1953 году. Шура Ширвиндт тогда ей решил сделать подарок. Они ехали на дачу. Когда шли от станции по ржаному полю, он вдруг достал из кармана завернутые в какую-то тряпочку маленькие часики, выпрошенные у бабушки, и вручил ей. Поскольку ремешка у часов не было, завязал их Наталье на запястье зеленой ленточкой. Потом он дарил ей и машины, и шубы, и бриллианты, но с теми часиками, по словам Натальи Николаевны, не сравнится ничто. Она их хранит до сих пор.

Предложение руки и сердца Александр Анатольевич, по словам жены, сделал весьма лаконично: «Пошли в загс». При этом поставил перед ней огромный бумажный сверток, в котором был … куст цветущей сирени. Дело, кстати, происходило зимой.

«Заводилой послеспектаклевых посиделок был Андрей Миронов»

А дальше началась семейная жизнь. И вот как ее начало описывает актер в своей книге. «У нас было две комнаты в восьмикомнатной квартире в Скатерном переулке, в которой жило еще шесть семей. В одной комнате существовали родители, в другой — сначала мы вдвоем, а потом еще и с Мишкой. Территориально было совершенно непонятно, куда этот кулек положить. И все время приходилось его перекладывать. У нас было старое вольтеровское кресло (я до сих пор в нем сижу), и так как кроватка никуда не вставала, кресло оказалось просто спасением. Но если в кресло нужно было кому-то садиться, Мишу перекладывали на кровать. Мы были молодые, хотели встречаться, общаться с друзьями, а он все время мешал, и поэтому клали его туда, где подушки, потому что на подушки гости все-таки стеснялись садиться.

В антракте я обычно звонил домой и говорил: «Будь в напряжении» или «Сервируй!» Первое означало, мы куда-то отправимся, второе — «жди гостей».

Заводилой послеспектаклевых посиделок был Андрей Миронов. Это у нас называлось «на слабую долю». Когда мы уже изрядно поддавали, включалась музыка Нино Рота из «8 с половиной» Феллини (наш гимн) и мы, напевая, брались за руки и шли по кругу, как дети в детском саду. Потом, по моему приказу, издавали звериный рык и шли в другую сторону.

…Помню, как сдачу спектакля «Проснись и пой!» решили отпраздновать в ближайшем ресторане «София». И вдруг Плучек говорит: «Ну что вы за молодежь? Вот в наше время начинали праздновать в Москве, а утром оказывались в Ленинграде». Этого было достаточно, тем более в Ленинграде снимался Андрей, и мы решили его пугануть. Поехали к Татьяне Ивановне Пельтцер за деньгами на билеты (потому что деньги бывали только у нее) и оттуда — в Шереметьево. Ближайшего самолета надо было ждать довольно долго. Кураж постепенно проходил, и некоторые, в том числе Плучеки и Менглет с Архиповой, вернулись в Москву. А самые стойкие: Татьяна Ивановна, Марк Захаров с Ниной и мы с Татой — полетели.

Из аэропорта вся компания поехала в гостиницу «Астория», где жил Андрей. Но пока мы летели, кто-то настучал Марии Владимировне Мироновой, что эти сумасшедшие отправились к Андрею. Она позвонила в Ленинград и сказала: «Жди!» Когда мы подъехали к «Астории», при входе стоял Андрей в красной ливрее с салфеткой на согнутой руке. Не моргнув глазом, он сухо сказал: «Ваш столик — № 2». Потом мы всю ночь гуляли по Ленинграду, танцуя и напевая мелодию из «8 с половиной». А у Марка была навязчивая идея взять Зимний. Мы остановили почтовый грузовик, Марк крикнул: «К Зимнему!» В кузове грузовика мы тоже танцевали. Почему так и не взяли Зимний, уже не помню…»

И, конечно же, интересно то, как живется известному актеру сегодня.

Его сын Михаил Ширвиндт — телеведущий. Старший внук Андрей — кандидат наук, преподает на юридическом факультете Московского госуниверситета. Внучка Саша занимается искусством.

«Как ни странно, моя внучка — абсолютный слепок с моей мамы: внешне и немножко даже внутренне, — пишет в книге Александр Ширвиндт. — Моя невестка — Татьяна Павловна Морозова. И вот чтобы от Татьяны Павловны Морозовой родилась Раиса Самойловна, моя мама… Мистика!

…Когда внучку спросили: «Какие у тебя отношения с дедушкой?» — она сказала: «Ну, какие могут быть отношения, если он меня, в общем-то, содержит». — «А какие отношения в быту?» — «Не знаю, он, когда приходит, сразу спит».

…Однажды внучка собиралась ко мне прийти, но пришла не как внучка, а как дистрибьютор косметической компании. Я думал, с ума сойду. Привезла каталог продукции. Я ей говорю: «Крем для снятия грима». Она отмечает. «Щетка для чистки пяток типа пемзы». Она опять отмечает. И говорит: «Еще давай, а то скидку не получишь». Взяла 500 рублей и уехала. Потом привезла заказ и новые каталоги. Я подумал: «Слава богу, хоть один человек в семье будет иметь интеллигентную профессию». К сожалению, ее торговая карьера не удалась, и она стала искусствоведом».

Самый поразительный день рождения, по словам жены артиста, был в Америке

…"Но вообще-то дети и внуки — хорошие, — отмечает Ширвиндт. — Даже иногда трогательные. Как-то мы были на Валдае, в 400 километрах от Москвы. У меня — день рождения. Все звонят, поздравляют, но приехать не могут. У Андрюши — лекции, Миша на съемке, Саша сторожит собак на подмосковной даче. И вдруг часов в семь к дому отдыха на Валдае подъезжает машина, и все они вылезают с подарками. Нет, неплохие дети».

О самых необычных празднованиях дня рождения мужа в книге вспоминает Наталья Николаевна. По ее словам, на протяжении многих лет повторялось одно и то же: в отличную погоду собираются отмечать день рождения мужа на даче, накрывают столы в саду, и в самый последний момент вспоминают о том, что возможна гроза. Начинают перетаскивать все в дом. Природа ни разу не обманула: начинает греметь гром, сверкает молния, льет дождь.

Как-то, по рассказу Натальи Николаевны, в 1954-м или 1955-м дачной компанией отмечали день рождения Александра Анатольевича, когда он был в отъезде. Поставили на стол фотографию виновника торжества, произносили в его честь тосты. В разгар празднования началась гроза, отключился свет. Но день рождения продолжили праздновать в темноте. К компании присоединился Святослав Рихтер, живший по соседству, — принес свечи, шикарную бутылку вина и закуску. И хвалил присутствующих за то, что празднуют рождение Александра Ширвиндта даже в его отсутствие.

Самый поразительный день рождения, по словам жены артиста, был в Америке, куда их пригласили отметить 60-летие Александра Анатольевича. Они ехали в Лас-Вегас на машине — 500 километров по выжженной пустыне штата Невада. На следующий день все должны были праздновать юбилей в ресторане. Днем легли поспать. Проснулись — за окном темно. Решили даже, что проспали.

«Вскакиваем, выглядываем в окно, а там в буквальном смысле светопреставление: гром, молния, летают афишные столбы, высоченные пальмы ветром пригибает к земле, и — дождь стеной, — рассказывает Наталья Николаевна. — В Лас-Вегасе такого не было никогда! Нам стали звонить американские друзья, удивленные происходящим, и только мы ничему не удивлялись: ведь это был день рождения Александра Анатольевича! Когда через два дня мы возвращались в Лос-Анджелес, пустыню было не узнать — там, где не росло ни одной травинки, все зеленело. Даже выросли какие-то кактусы и кусты. Как же они были рады: дождались! Дождались от слова «дождь».

С присущим ему юмором Александр Ширвиндт на страницах книги резюмирует: «Я горд, что смог озеленить предместье Лас-Вегаса, мне не жалко. Но были времена, когда таких финансовых возможностей не имелось».

Фото Getty Images/Fotobank

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter

Читайте также
Загрузка...
Загрузка...
Новости партнеров

Загрузка...

Одесса. Привоз. Беседуют два приятеля: — Моня, а вот ты в армии служил? — Нет, Лева, не служил… Не взяли меня. — А шо так? По болезни? — Та не! Найти не смогли.

Версии